avatar

Baza Brothers at Cafe Berlin apr. 5 2014

Опубликовал в личный блог
0
«Братья «Базы»» расслабиться не дают. Очередные выходные, очередной сбор филофонистов от электронной музыки, а значит в условном дневнике клаббера должна фигурировать пометочка «обязательно зайти». Ну и потому что парни за вертушками будут с отличной музыкальной подборкой, и потому что московский друг, товарищ и брат Korablove, который альбомы и синглы издает не только на аудиокассетах, но и на кубиковском Pro-Tez, на лейбле московского клуба Pravda, и на Highway Records и много где еще на этой вечеринке выступит с новым лайвом (причем впервые после полуторагодичного перерыва выступлений в Санкт- Петербурге) — а это значит что можно, пусть и одним глазком, заглянуть в будущее. Так что нужно взять на вооружение старую русскую мудрость, и не откладывать на послезавтра то, что можно сделать прямо завтра, в субботу в месте с ласкающим слух названием «Берлин»



Line up:
Korablove (live)
Muhomorov
Nevadim



Вход свободный!
reserve (812) 942 32 23
Cafe Berlin, ул. Итальянская 2.
avatar

Concept One at Q Club Feb.22.2014 with /Lee Burridge/

Опубликовал в личный блог
0
22 февраля 2014 в клубе Q начнется новая серия вечеринок от Concept One. Гостем первой вечеринки станет знаменитый продюсер из Англии — Lee Burridge.
Подробности тут: vk.com/leeburridge22_02_14











Concept One, ненадолго уйдя в тень, с новыми силами возвращается к действию, поэтому в ближайшее время активность от Concept One будет только нарастать и в этом клубном сезоне будет крутиться вокруг клуба Q. На каждом мероприятии будет присутствовать важный, и непростой человек. Скажем начало этому творческо-танцевальному марафону положит англичанин Lee Burridge. Да, да, тот самый, который во времена лейбла Global Underground числился в молодых, уникальных диджеях с непростым взглядом на звуковую действительность. Многие до сих пор помнят его выдающийся микс, который он сделал для серии «NuBreed». Сегодня Lee Burridge уже давно состоявшаяся звезда, которому если что-то и нужно доказывать, то только себе, да и то, потому что Burridge — перфекционист и не привык находиться на вторых ролях. Он сотрудничает с интересными лейблами, вроде Innervisions, Cecile или Leftroom, работает вместе с Matthew Dekay и даже запустил собственный лейбл с программным названием All Day I Dream. По его сетам и сегодня можно сверять направление музыкальных идей и наслаждаться свободой диджейского самовыражения. Поэтому его выступление на первой вечеринке Concept One в клубе Q, представляется как нечто само собой разумеющимся.

Line Up:
Lee Burridge (All Day I Dream, Innervisions)
Nevadim (Concept One, Baza)
Muhomorov (Concept One, Baza)
Arram Mantana (Special Case, Culprit, Souvenir)

Visuals by Preston

Вход: 500р / Free (guest list)

ПО СПИСКУ ВХОД БЕСПЛАТНЫЙ.

Для попадания в бесплатный список, поделитесь информацией с друзьями.
Нажмите «Рассказать друзьям» или сделайте репост любой публикации со стены события, или разместите у себя на стене картинку встречи и ссылку vk.com/leeburridge22_02_14.
После этого оставьте фамилию + количество людей идущих с вами. в разделе guest list:
vk.com/topic-66262104_29363121

Support by Baza Record Shop.
baza-shop.ru

Reserve 99 777 67.

Инфо поддержка:
Cinist.ru — избранное из актуального в областях лайф-стайла, электронной музыки и клубной культуры Санкт-Петербурга.
NFEM NFEM.RU
Mixmag mixmag.info
Minimal vk.com/minimal
ELECTRO & TECHNO vk.com/electro_techno
Интернет радио L1 vk.com/radioel1
avatar

Concept One at Stackenschneider Bar Sep. 28 /Radioactive Orchestra (live performance & lecture) (Sweden, Stockholm)/

Опубликовал в личный блог
0
Concept One at Stackenschneider Bar Sep. 28 /Radioactive Orchestra (live performance & lecture) (Sweden, Stockholm)/
Подробности во встрече: vk.com/concept_one_at_stackenschneider



Электронная музыка, вера в науку и светлое будущее последние лет пятьдесят шли рука об руку. Электронные музыканты воспевали оды научному прогрессу, ученые черпали вдохновение из коллективного бессознательного. Этот процесс, несмотря на кажущуюся привычность электронной музыки, продолжается и сегодня.
Concept One представляет удивительный проект — синтез высокой науки и прогрессивной культуры, вербального и невербального, художественного перформанса и научно-популярной лекции. Исследователи ядерной физики из Королевского Технического Университета в Стокгольме при участии известного ди-джея и продюсера Акселя Бомана несколько лет назад объединились в проект под названием Radioactive Orchestra. Идея этого проекта — перевести энергию гамма излучения на язык музыки. Само мероприятие начнется с вечернего выступления, в котором сочетаются элементы научно-познавательной лекции по ядерной физики с современной электронной музыкой и видео инсталляциями. После чего все плавно перетечет в формат танцевальной вечеринки с лайвами, диджей сетами и соответствующей видео поддержкой. И пускай сегодня кажется что наука и электронная музыка пошли разными путями, именно такие вечеринки доказывают, что у этих двух областей человеческого знания корень общий — стремление к неизведанному!

Проект приедет в Петербург в рамках Недели Скандинавских Стран при поддержке Совета Министров Северных Стран, Генерального консульства Швеции, пятого по счету ежегодного фестиваля шведской электронной музыки «Свелектроника» и магазина Baza Record Shop.



Начало в 20.00!

Line — up:

Radioactive Orchestra (live performance & lecture) (Sweden, Stockholm)
(Experimental Ambient Set)
Nevadim
Muhomorov
Raf
Brickman (live)
Visuals by Egor Alentyev

Вход бесплатный!

Stackenschneider Bar (3 floor of art cluster Architector), Millionnaya st. 10







www.radioactiveorchestra.com
www.concept-one.ru
www.stackenschneider.ru

Support by Baza Record Shop.
www.baza-shop.ru

Инфо поддержка:
NFEM www.NFEM.RU
minimal.deep www.vk.com/minimal.deep
Minimal Techno www.vk.com/techno_mnml
Minimal Techno www.vk.com/mnml_techno_music
ELECTRO & TECHNO www.vk.com/electro_techno
MixCult www.vk.com/mixcult
Интернет радио L1 www.vk.com/radioel1
Русский DETROIT www.vk.com/club27490346
avatar

Warehouse: клуб, давший имя хаус-музыке

Опубликовал в блог Ликбез
0
Warehouse: клуб, давший имя хаус-музыке



В честь 35-й годовщины Warehouse RA возвращает нас во времена зарождения и славы известного чикагского клуба.

В середине 70-х годов Чикаго удерживал статус второго по величине города Америки. Однако после банкротства многих независимых соул-лейблов звукозаписывающая индустрия в Чикаго фактически замерла, а клубная жизнь была очень изолирована. Этот вакуум заполнил Роберт Уильямс – промоутер, чьи вечеринки объединяли как гетеросексуальных, так и гомосексуальных молодых людей всех рас и национальностей. Его клуб Warehouse закрылся еще до того, как свои первые чикагские танцевальные треки выпустили такие исполнители, как Джейми Принсипл, Джесси Саундерс, J.M. Silk, Кейт Фарли и Chip E, но именно этот клуб подготовил почву для развития хауса, популяризировал клаббинг до утра и диджейские треки в Чикаго, а также помог раскрутиться Фрэнки Накзлу.

Уильямс вырос в районе Ямайка (Куинс, Нью-Йорк), затем переехал в Гарлем, где изучал юриспруденцию в Колумбийском Университете. В начале 70-х годов он стал завсегдатаем таких манхэттэнских клубов, как The Sanctuary, Better Days и The Gallery, но большее впечатление на него производили вечеринки Дэвида Манкуозо. «Мне нравился их драйв, − рассказывает Уильямс. – Он устраивал вечеринки в своем лофте, причем вечеринки эти были частные, лишь для посвященных. Народ принимал там наркотики. Они практически постоянно были на LSD, это было что-то. Это и придавало вечеринкам особый драйв и энергетику. И музыка там была потрясающая».

Уильямс работал с делами несовершеннолетних правонарушителей в Молодежном центре Споффорд в Бронксе, где познакомился с будущими диджеями Ларри Леваном и Фрэнки Наклзом, когда те прогуливали школу. Уильямс встречал их в клубах в Ист-Виллидж – например, в The Dome. «Они танцевали намного лучше меня», − с улыбкой признает Уильямс. Примерно в 1972 году Уильямс переезжает из Нью-Йорка в Чикаго, чтобы избавиться от постоянной суеты, но ночная жизнь Чикаго кажется ему скучной. После пары вечеринок в Phi Beta Sigma, Уильямс с друзьями основал клуб US Studio, на создание которого их вдохновили вечеринки Манкузо.

Warehouse club

В 1973 году они открыли первый чикагский ночной джус-бар по адресу Саус-Клинтон Авеню, 116. В то время большинство чикагских баров закрывались в три утра, а US Studio был открыт всю ночь как зона, свободная от алкоголя. «Вход стоил два доллара, −вспоминает Уильямс. – К нам приходило по пятьсот человек. Народу было так много, что даже полиция приезжала. Но проникнуть внутрь им было не так просто». Всего через пару недель после открытия в здании случился пожар. «Мы потеряли некоторое оборудование, но потом снова поднялись на ноги», − говорит Уильямс.

Они нашли другое помещение – по адресу Саус-Мичиган Авеню, 1400 − через дорогу от того, где случился пожар. Неудивительно, что городские службы закрыли заведение всего лишь спустя пару месяцев после его открытия. Ребятам пришлось снимать лофт площадью 10.000 кв. футов на седьмом этаже по адресу Вест-Адамс Стрит, 555. «Мы заходили в лифт, и чем выше поднимались, тем громче становилась слышна музыка, раздававшаяся с нашего этажа. То есть мы уже были в предвкушении. А когда двери лифта открывались, мы чуть ли не выбегали оттуда», − вспоминает диджей Крейг Кэннон. К тому времени Уильямса избрали лидером команды. Чикагцы Бенни Винфилд и Майкл Мэтьюз работали там диджеями, а Уильямс регулярно ездил в Нью-Йорк за музыкой от Манкузо и Левана. Он привозил в Чикаго эксклюзивные 12-дюймовые пластинки с соулом и диско в исполнении First Choice, B.T. Express и LaBelle.




Через два года работы клуба на Адамс-Стрит произошел спор по поводу стоимости входных билетов, и большая часть участников команды отделилась от Уильямса и основала клуб The Bowery. После этого раскола US Studio переехал на Саус-Джефферосн Стрит, 206. По словам Уильямса, помещение на Адамс-Стрит «было слишком большим для нас», а клуб Warehouse, который был виден из задних окон старого клуба, был в самый раз. Лизинговый контракт был подписан в июне 1976 года, и через пару месяцев в клубе начали греметь вечеринки, хотя до этого времени они проводились там лишь дважды в месяц. А тем временем популярность диско начала расти с космической скоростью. «Тогда в Чикаго было полно клубов − Den One, Ritz, Le Pub, Broadway Limited и много других», − вспоминает диджей Майкл Езебукву. Иногда Рон Харди привлекал в клуб Den One чернокожую публику, но все же это был клуб преимущественно для белых, и в нем сияли звезды Арти Фельдмана и Питера Левицки.



В 1973 году также открылся самый большой в Чикаго гей-клуб Dugan's Bistro. Диджей этого клуба Луи ДиВито выиграл подряд две награды Billboard в номинации «Лучший региональный диджей», но клуб заработал себе неважную репутацию потому, что туда не пускали афро-американцев. «Они просили нас предъявить не только обычное удостоверение личности, но и паспорт», − рассказывает Крейг Кэннон. В ответ на такие действия группа людей, называвших себя Комитетом чернокожих геев, устроила пикет около клуба. На тот момент в Чикаго были и другие ночные лофты, владельцами которых были чернокожие, − в том числе, Social Sounds Лонни Фултона и Castle in the Sky Майкла Филдза. Было очевидно, что чтобы выдержать конкуренцию, клубу Warehouse нужен новый диджей. Уильямс пригласил Ларри Левана, но тот не захотел уезжать из Нью-Йорка. Потом он обратился к Фрэнки Наклзу, который заменил Левана в нью-йоркском клубе Continental Baths (прежде, чем этот клуб обанкротился). Наклз согласился приехать на «торжественное открытие» в марте 1977 года. Для настройки звука и света Уильямс нанял Richard Long and Associates, но вечеринки, на которых играл Наклз, стали провальными. «Музыка была фантастической, звук тоже, но, мне кажется, против Фрэнки велась какая-то пропаганда. Люди говорили, что не хотят «слушать эту нью-йоркскую ерунду». Наклз вернулся в Нью-Йорк, и приезжал в Чикаго лишь ради проведения специальных вечеринок.



Поклонники у Наклза появились лишь после того, как он сыграл на паре вечеринок в клубе The Bowery. «Только после этого люди стали приходить в Warehouse. Фрэнки это было по душе, и он снова согласился переехать», − говорит Уильямс. По словам Наклза, это было в июле 1977 года, почти через год после того, как Уильямс стал устраивать в новом здании вечеринки. На здании, в котором размещался клуб, не было вывески, а его официальное название по-прежнему было US Studio. Но посетители сразу стали называть клуб Warehouse, и Уильямс стал использовать это название. Как и его предшественники, The Warehouse был закрытым джус-баром для публики старше 19 лет. Вечеринки Наклза обычно длились до восьми утра. «В помещении было три уровня, − вспоминает Кэннон. – Сначала нужно было подняться по лестнице и заплатить за вход, потом спуститься вниз – туда, где проходила вечеринка. А внизу был еще подвальный уровень». В клубе не было кондиционеров, так что помещение проветривали при помощи вентиляторов, а летом открывали окна. Кэннон вспоминает, какой красивый эффект давал легкий ветерок, особенно когда балочный потолок был закрыт крепированной бумагой: «Мы включали дискобол, вентилятор, и создавалось впечатление, что все вокруг движется». На вопрос, была ли в клубе «кислота», Кэннон восклицает: «О, конечно. Ею все было приправлено. Это было просто нереально». Уильямс вспоминает, что «проводились марафоны, длившиеся по несколько дней. Сутками напролет. Люди шли домой, переодевались и приходили снова».



Первые несколько лет Warehouse был одним из самых популярных клубов Чикаго, но с 1979 он стал превращаться в сцену для определенной музыки. В то время в частных колледжах Саус-Сайда (в том числе в Католической школе Менделя) начинала развиваться культура «преппи». Подростки, которые слушали Devo и The B-52s на радиошоу Punk Out Херба Кента, стали организовывать свои вечеринки, арендовать для них помещения и раздавать флайеры. Одной из таких групп была Infinity Space Eclipse будущего продюсера Винса Лоуренса. Они стали устраивать вечеринки, на которых все должны были быть одеты лишь от марки IZOD. Помимо субботних вечеров в Warehouse, Наклз стал играть в клубах в Норд-Сайде, первым из которых стал Speakeasy, находившийся в старом здании клуба Den One. В октябре 1980 года Дэйв «Медуза» Шелтон, молодой клаббер (который годом ранее устроил свою первую вечеринку в Warehouse) открыл свой собственный джус-бар 161 West. Наклз стал играть там по пятницам. В рекламе журнала A Gay Life от октября 1980 говорилось, что в этом клубе «зажигали всю ночь напролет» − это было за два года до выхода первой хаус-пластинки.

Frankie Knuckles

По мере того, как электронная музыка набирала популярность, Наклз стал микшировать треки «новой волны» со своими традиционными соул- и диско-нарезками. 9 апреля 1981 года в Gay Chicago была опубликована первая десятка по версии Наклза, в которую вошли такие неожиданные вещи, как Jezebel Spirit в исполнении Брайана Ино и Дэвида Бирна, Walking on Thin Ice в исполнении Йоко Оно, а также более предсказуемые композиции в исполнении People's Choice, Билли Оушна и Грэйса Джоунса.

В то время как наиболее отчаянные и «прогрессивные» чикагские фанаты покупали пластинки в Wax Trax!, Наклз и многие другие диджеи были верны Importes Etc – музыкальному магазину, который развился из скромной торговли на бампере подержанной машины и владельцем которого был отец Пола Вайсберга. Этот магазин начал сотрудничать с Наклзом, выпуская композиции, «услышанные в Warehouse», который потом сократили лишь до слова «хаус». В некрологе 1987 года диджей и журналист газеты Gay Chicago назвал Дика Гюнтера из Importes Etc. автором понятия «рекламный трюк». Наклз стал играть свои новые треки, скомпонованные из диско-музыки, вышедшей несколько лет назад. В электронном письме Наклз комментирует это так: «Мой близкий друг Эразмо Ривера учился на инженера звукозаписи. Я начал давать ему треки, чтобы он редактировал и нарезал их».



Уильямс говорит, что эти треки сводили публику с ума: «У меня есть этот альбом дома, но он так не звучит. В чем, черт возьми, дело?». Например, версия Наклза песни «Baby, You Got My Nose Open в исполнении Harold Melvin & The Blue Notes начинается с брейка, потом начинается луп из фразы „All you men, all you men“, а потом завершается »...out there". Еще одним фирменным треком стал «Get on Down в исполнении The Dells. Наклз долго дразнил толпу „All right, let's get it on!“, перед тем как продолжал остаток брейка. В то время Наклз был очень популярен. В 1981 и 1982 годах он играл в таких клубах, как Sauer's, Pyramid, Annex 2, The Smart Bar и Metro. Warehouse лишь выигрывал от его растущей популярности.

«Лучшее мое воспоминание – пестрая толпа. В плане расы, национальности и пола. Это лучшее, что можно придумать. Я приставал ко всем незнакомым гетеросексуалам», – рассказывает Кэннон. Наклз подтверждает: «Тогда было модно вести себя как гей и тусоваться в гей-клубах, но при этом не быть геем. Поди догадайся!».

Последний год работы Warehouse был очень удачным. Там постоянно тусовались подростки, многие из которых были несовершеннолетними. Уильямс вспоминает, как родители приходили туда искать своих детей. По словам Наклза, взрослые завсегдатаи были вынуждены уйти. Клуб был постоянно переполнен, было даже несколько случаев ограблений. Наклз чувствовал, что ситуация выходит из-под контроля, признавая, что «находиться в клубе больше не безопасно». В ноябре 1982 года Наклз ушел из Warehouse и открыл свой собственный клуб Power Plant. «Я чувствовал, что, если останусь в Warehouse, то перестану развиваться», − объясняет Наклз. После закрытия Warehouse его место заняли другие ночные клубы − The Playground, First Impressions и Medusa. Пару месяцев спустя Уильямс открыл клуб Muzic Box, где взошла звезда диджея Рона Харди. Появление новых клубов и возможности купить недорогие синтезаторы и барабанные установки способствовали раскручиванию местных продюсеров.

В начале 1984 года электронная танцевальная музыка чикагских подростков появилась в магазинах и зазвучала на радио. Три года спустя, несмотря на топовые позиции в британских чартах, чикагская хаус-музыка стала жертвой собственного успеха. Многие известные продюсеры стали сотрудничать с крупными лейблами и быстро переключились на хип-хоп. Тем временем, последний танцевальный клуб Дэйва «Медузы» Шелтона, где играли хаус и индастриал, подвергся критике местных жителей, обеспокоенных проблемой растущей преступности среди подростков. В январе 1987 года городские власти постановили, что джус-бары должны работать не дольше, чем бары, где была разрешена продажа алкоголя. В апреле постановление вступило в силу. Уильямс стал проводить андеграундные вечеринки, но клубная жизнь Чикаго уже никогда не будет прежней.

По материалам residentadvisor.net
avatar

Неисправимый бунтарь Дэмиан Лазарус

Опубликовал в блог Интервью
0

Неисправимый бунтарь Дэмиан Лазарус


Damian Lazarus

Владелец звукозаписывающего лейбла Crosstown Rebels (в пер. с англ. – «Городские бунтари») рассказывает о своем пути к признанию, о том, как он «восстал из мертвых», о своей вере в «семью Crosstown», туре Rabel Rave и планах на будущее…

Дэмиан Лазурус − основатель Crosstown Rebels – не просто лейбла, а всемирно известной музыкальной тусовки и объединения музыкантов с общими интересами и подходом к работе. В 2013 году Лазарус празднует 10 лет своей независимой деятельности по созданию инновационного хауса и техно и рассказывает о своем пути к признанию, о том, как он «восстал из мертвых», о своей вере в «семью Crosstown», туре Rebel Rave и планах на будущее.

Вероятно, есть в Лазарусе что-то, что заставляет людей быть преданными ему. Работая над проектом Manchester's Warehouse Project, он холодным декабрьским вечером собрал свою команду из всех уголков мира для того, чтобы они были с ним. Вот Fur Coat из Каракаса. Франческо Ломбардо, который родом из Италии, с озера Гарда, но сейчас проживает в Лондоне. Масео Плекс приехал из Барселоны, Subb-an – из Берлина. Вот Дэнни Дейз из Майами, турчанка Дениз Куртел − диджей из Нью-Йорка. Тут еще два старых друга Лазаруса – парень по имени Саша, которого можно назвать гражданином мира, и Лоран Гарнье, прилетевший из Парижа.

Damian Lazarus

Это оказалась длинная ночь: друзья играют, а когда не играют – то танцуют вместе. Француз Гарнье стоит около сцены с бокалом красного вина (наверное, единственным бокалом красного вина в этом помещении!), в то время как Ломбардо, вскинув руки, прыгает под музыку. А собрал их сегодня под одной крышей основатель лейбла Crosstown Rebels Дэмиан Лазарус − худой, одетый во все черное человек, стоящий за пультом перед колыхающейся, словно желе, толпой из 3000 ухмыляющихся северных рейверов и похожий на Мика Флитвуда, играющего эйсид-хауc.

Обычная картина. Люди за ним следуют всегда. Лишь пару недель назад ему удалось собрать 4000 человек в тени одной из пирамид майя на Плайа дель Кармен в Мехико. Это был фестиваль Day Zero, которым отмечали конец календаря майя и, возможно, конец света. Тогда к Лазарусу присоединились Трентемёллер, 3D из группы Massive Attack, Джеймс Лавель, Джейми Джонс и многие артисты, записывающиеся под лейблом Crosstown.

До места проведения фестиваля было очень тяжело добраться, более того − там не было электричества. В результате мероприятие, несмотря на свою высокую посещаемость, вылетело Лазарусу в копеечку. Но он не сделал ни шагу назад. «Все, что могло случиться и отговорить нас от проведения этого фестиваля, случилось, − говорит Лазарус. – Мы фактически организовали все с нуля, воспользовавшись помощью друзей и связями».

«Я приехал туда за неделю до фестиваля и увидел, что там работает 50-60 человек – они что-то носили, прикручивали, откручивали, ставили… Я был в недоумении: «Кто все эти люди?» Оказалось, что они приехавшие из разных уголков мира, чтобы помочь нам в организации фестиваля. Это были совершенно незнакомые друг с другом люди – из Токио, Тель-Авива и других городов. Они просто приехали и предложили свою помощь. Это было невероятно. Сильно. По-особенному. За те сутки я испытал по-настоящему волшебные моменты. Даже описать тяжело».

Damian Lazarus

«Шаманы и местный народ уичоли тоже нам помогали: они поддерживали нас, одобрили проведение фестиваля. В последние 15 минут отсчета существования календаря майя появись 10 воинов майя в полном облачении и взобрались на пирамиду. «Когда раздались финальные звуки, означающие окончание обратного отсчета, вождь достал морскую раковину и протрубил в нее. Мы будто оказались в прошлом, перенеслись на 25 тысяч лет назад. Тот вечер был полон невероятных, чудесных моментов».

«На вершине пирамиды астрологи показывали людям вселенную. Это была уже следующая стадия вечеринки», − смеется Лазарус. «Мы не покрыли наши расходы. Если бы мы искали спонсоров, тогда другое дело. Но нет. Я не хотел, чтобы фестиваль пестрел разными брэндами. Это мероприятие должно было быть особенным», − рассказывает Лазарус, подчеркивая, что не хочет вдаваться в финансовые детали. Этот жест характеризует Лазаруса. За свою карьеру он мог продаться уже не раз, но всегда отвечал отказом.

Юность в стиле соул

Лазарус родился и вырос в Лондоне. Его двоюродный брат, который увлекался хип-хопом и электронной музыкой, познакомил его с искусством выбора пластинок. Вскоре он стал буквально одержим музыкой, тратя все деньги на очередную виниловую пластинку. Ему удалось убедить своих родителей в том, что у диджейства есть будущее, и они, хотя по-прежнему настроенные немного скептически, помогли ему в покупке первой пары проигрывателей 1210 и микшера Numark, который он поставил в гараже.

«В то время как другие обращали внимание лишь на фото группы на обложке, я жадно вчитывался во все детали, чтобы узнать, кто сделал эту музыку, − рассказывает Лазарус. – Я так любил музыку, что просто обязан был быть ее частью». Вскоре он познакомился с миром андеграундных вечеринок, на которых играли эйсид-хауc, ходил в Bagleys и The Cross. Так постепенно он оставил позади соул, фанк и хип-хоп и пошел по пути хауса, техно и хардкора.

Damian Lazarus

Его друзья не разделяли его увлечения, и Лазарус ходил по клубам один, давая свои записи всем, кто соглашался их взять. Он пытался засветиться во всех лейблах – от FFRR до Perfecto. Дела начинали идти в гору, и тогда его девушка сказала ему, что ждет ребенка. Лазарус знал, что может писать статьи, и что ему нужно устроиться на обычную работу. Поэтому он решил стать журналистом, получив место криминального обозревателя в The Sun. «Эта работа познакомила меня со многими сторонами жизни, причем не всегда солнечными, − рассказывает Лазарус. – Но все же я получил удивительный опыт».

Опьянение джанглом

Лазарус проработал журналистом два года, но его увлечение музыкой заставило его объединить эти два мира. Так Лазарус стал писать обзоры и статьи для таких музыкальных журналов, как Touch и Straight No Chaser. Он познакомился с Джефферсоном Хэком, который показал некоторые из его работ набирающему обороты журналу Dazed & Confused.

Вскоре он стал помощником редактора. На вечеринки в холле их офиса в восточном Лондоне, где стал играть Лазарус, стали захаживать такие звезды, как Кейт Мосс, Джейк и Динос Чепмен и Бьорк. «Тогда я вовсе не был каким-то супер-талантливым диджеем. Я играл все от Mo Wax до Talking Loud. Хаус тогда переживал не лучший период, и я стал сильно увлекаться драм-н-бэйсом и джанглом. По воскресеньям я пропадал в Metalheadz, по четвергам – в Speed, а в другие дни тусовался на рейвах. Это был самый свежий, интересный, новейший звук в мире электронной музыки».

Благодаря своей работе Лазарус узнал, как работал мир музыкального бизнеса, и через три года он стал работать в FFRR в качестве A&R-менеджера. В 2001 году он присоединился к молодому лейблу City Rockers, став их главным A&R-менеджером. Именно тогда началось становление Лазаруса в музыкальном бизнесе. Он выпустил электроклэш-сингл 'Sunglasses At Night' в исполнении Tiga & Jori Hulkkonen. Лазарус пытался дать британский ответ таким европейским лейблам, как Kompakt, Perlon и Gigolos.

Независимость

Когда лейбл City Rockers перешел к Ministry Of Sound, Лазарус вышел из команды. «Я был уверен, что уже могу попробовать делать что-то сам, − говорит он. – Я взял за основу те же заглавные буквы и основал свой лейбл Crosstown Rebels. Этот шаг принес ощущение и свободы, и страха. В моей жизни было много взлетов и падений – как в карьере, так и в личной жизни. Были времена, когда я оказывался на самом дне. Но я всегда все делал сам. С 12-13 лет я пытался пробиться в клубы, один ходил на рейвы.

Если я хотел попробовать создать новое звучание или новую музыкальную нишу, я должен был набраться уверенности и сделать это сам. Так я создал свой собственный лейбл. Я уже выпускал пластинки, одни из которых занимали места в первой двадцатке чартов, а другие становились андеграудными хитам. Поэтом я решил, что сделал и видел уже достаточно, чтобы начать делать все это самому».

Лазарус «восставал из мертвых» много раз. На стадии раскручивания Crosstown он столкнулся с большим количеством проблем. «Были времена, когда я был близок к решению закрыть лейбл. Мы поработали еще два года, а потом рынок виниловых пластинок стал сворачиваться. Наверняка можно привести множество примеров, когда в подобных ситуациях люди просто закрывали свою компанию и начинали заниматься чем-то другим. Но я с самого начала верил в то, что делаю. Люди во всем мире любят и уважают то, что мы делаем, и это дает мне силы двигаться дальше».

Kiki и Silversurfer были в числе первых артистов лейбла, который начал работать в 2003 году, создавая новомодную европейскую музыку для танцполов. Также с лейблом сотрудничали Пьер Буччи, Дженнифер Кардини и Андре Крамл. По мнению Лазаруса, микс Джеймса Холдена на трек Крамла 'Safari' стал моментом, когда все встало на свои места и заработало как надо.

Люди в музыкальном мире стали рассматривать Crosstown Rebels как серьезного соперника. «Но третий финансовый пробой был для меня большим ударом, − рассказывает Лазарус. – Существует какой-то максимум плохих новостей, с которым может справиться владелец звукозаписывающего лейбла. Тогда дистрибьюторская компания обанкротилась, и я потерял много тысяч фунтов. И я посмотрел, кто меня окружает. На тот момент это были Джейми Джонс, Art Department, Масео Плекс и Дениз Куртел. Этих артистов никто не знал, но их материал был настолько свежим и интересным, что я просто не мог махнуть на них рукой. Благодаря вере в этих людей я продолжил заниматься лейблом. Наконец-то у меня были люди, которым было что сказать. Свернуть все в тот момент было невозможно».

Новое звучание хауса?

Так начался второй этап существования лейбла, и дела пошли в гору. Crosstown окреп и набрал популярность. «Было такое ощущение, что мы что-то строим. Мы построили семью из чудесных людей, − говорит Лазарус. – Люди стали создавать свои собственные лейблы, формировать свои команды, а мы поддерживали их. Леон, менеджер моего лейбла, также работает с Visionquest и Hot Natured. Мы создали что-то наподобие семьи артистов, а артисты, на мой взгляд, самые интересные люди в мире».

Crosstown внес свой вклад в создание нового хауса, работая с такими новичками, как Сет Трокслер и Soul Clap, занимался дабстепом с Shackleton и альтернативным звучанием с Riz MC. Также лейбл не забыл про таких ветеранов, как Лоран Гарнье и Люк Соломон. Лейбл выпустил уйму потрясающих треков от Glimpse, а также ставшие популярными альбомы Джейми Джонса, Масео Плекса, Butane, Дениз Куртел и Amirali.

Лазарус занимается и дочерними лейблами. Первый дочерний лейбл Rebelone скрывает имена своих продюсеров за словами «Нейлон» и «Полиэстер». И хотя он не хочет называть их настоящие имена, он говорит, что эти релизы были сделаны лучшими продюсерами в мире, работающими инкогнито. Тем временем, благодаря Аидану Лавелю и Руссу Яллопу начинает раскручиваться второй дочерний лейбл RebelLion. Это неблагоприятно сказалось на собственном творчестве Лазаруса. Хотя он выпустил немало своих треков с Crosstown, большая часть (в том числе − альбом 'Smoke The Monster Out') была выпущена лейблом Berlin's Get Physical. Но он собирается во всем разобраться со временем. Или, по крайней мере, когда оно у него появится.

Сейчас он постоянно ездит по миру, знакомя людей с деятельностью Crosstown. Об этом можно судить по психоделическим роликам в рамках тура Rebel Rave, режиссером которых является Дэвид Терранова, недавно присоединившийся к лейблу.

Оптимизм

Сейчас Лазарус снова в Лос-Анджелесе (он переехал туда пять лет назад). Он впервые сделал перерыв в туре Rebel Rave, который ознаменовывает десятилетие успешной работы лейбла Crosstown. Потом путь лежит в США, затем в Европу, а завершится тур в Мехико. «Люди начинают понимать, что мы по-другому подходим к некоторым вещам, − говорит Лазарус». Благодаря успеху организуемых им вечеринок Rebel Rave и Get Lost, ему предложили собственную сцену на известных фестивалях Beyond Wonderland и Electric Daisy Carnival в США, что приблизило Crosstown к танцевальной музыке, пользующейся бешеной популярностью в Америке.

Такой успех мог бы вывести лейбл на совершенно другой уровень, хотя, учитывая независимый дух Crosstown, это еще под вопросом. Лазарус утверждает, что он хочет оставаться обязан только самому себе. «Мы довольно обособленны, и сейчас нам представилась возможность посмотреть, сможем ли мы оказать какое-нибудь влияние на мир музыки, не изменяя при этом наш подход, − объясняет Лазарус. – Я не знаю, получится ли это у нас, но мы попытаемся. Это моя надежда и мечта, и компромиссов тут быть не может. Я и раньше никогда не шел на компромиссы, и не вижу смысла начинать это делать сейчас. Если нам все удастся, то для нашей музыки откроется новый огромный мир».

«Мы подумали, что, около сцены можно отгородить участок, где будут состригать шерсть, как делают овцам. Тогда те, кто пришел в пушистых меховых сапогах, сможет постричь их. Это было бы хорошее начало». Похоже, что Лазарус настоящий оптимист, и его оптимизм заражает всех вокруг. Именно это помогло ему создать свой музыкальный лейбл в один их самых тяжелых периодов, которые когда-либо переживала музыкальная индустрия. «Я верю в то, что мы сейчас делаем, − говорит Лазарус. – Но самое прекрасное то, что у нас нет каких-либо стремлений и амбиций. Это неизведанная территория. Но, оглядываясь назад на свою жизнь, я понимаю, что всегда был в какой-то степени аутсайдером». К счастью, и у аутсайдеров в жизни начинается белая полоса.

По материалам djmag.com