avatar

Вот интервью с Richard Bartz | Acid Scout - придуманное :) | (с) Графит Винилов

Опубликовал в личный блог
0
Вот интервью с Richard Bartz | Acid Scout
*(ну например)

— Почему вы перешли к более мягкому техно? После 1998 становится даже странно, что ты был сторонником эсида)))
— Я не знаю, как так получилось, что мои древние пластинки типа тех, что я записывал на Disko B стоят дороже, чем даже новые. На том же Discogs я сам иногда ищу свои собственные релизы (у меня остались их заезженные копии только) и удивляюсь ценам. Если б я знал, что спустя десятилетия моя музыка будет столько стоить, то я бы доплачивал лейблу, чтоб они тиснули больше. Потому что меня мои коллеги из России (техно-диджеи из питерского Тоннеля) уже заколебали просьбой подарить им двойник Acid Scout – Musik Für Millionen. Я уже дарил, хватит.

А по сути вопроса… Я вернусь к эсиду ребята, я вам ещё покажу!!)))

(из придуманного интервью:)

www.discogs.com/Acid-Scout-Musik-F%C3%BCr-Millionen/master/125389

КУПИТЕ-ПОДАРИТЕ!!!!!)))))))))

© ВК-паблик Винилдрочер | 2013
(р) vk.com/vinyldro4er?w=wall-53759196_3
avatar

Тель-Авивский балет, часть 2-я

Опубликовал в блог Винил
0
… итак, часть вторая Тель-Авивского балета…
Как я уже упоминала раньше, основным все-таки было мое выступление в клубе ГАГАРИН. До начала программы на радио мы заехали в клуб завезти пластинки, вертушку и всякий скраб, необходимый для вечеринки. До пати оставалось чуть больше трех часов. Заехали во двор, больше напоминающий фабричный с кучей каких-то (как мне показалось) гаражных дверей и входов, смахивающих на входы в мастерские. Глаз радовал только огромный куст цветущей розовой азалии. Зашли в помещение, где на полу лежали стройматериалы, а симпатичная блондинка (мы тогда еще не были знакомы) докрашивала валиком стены в черный цвет. И только бар был похож на бар. Познакомились с ребятами. Тревоги на их лицах по поводу того, что вот-вот вечеринка, а тут недострой, я не увидела, и тоже не стала особо паниковать. В конце концов с моим опытом выступления в разных, совершенно неожиданных и порой опасных для жизни местах и условиях — это совсем не проблема. Главное, звук стоит, а вертаки мы сами привезли. Там разберемся. И я, Аня и Цахи рванули на РАДИО ТЕДЕР вещать о моих 10-ти любимых треках, и о непростой судьбе российского андеграунда ))))))))))))))…


Читать дальше
avatar

Тель-Авивский балет, часть 1-я

Опубликовал в блог Винил
0
Я в Тель-Авиве не впервые, но в этот раз поездка была не затяжной — всего неделю я провела в знойном городе. И выступление состоялось не там, где обычно. Обычно основное мероприятие во время моего приезда проводилось в небезызвестном клубе ЛЕВОНТИН 7 (по названию улицы). На сей раз клуб Гагарин распахнул свои двери для любителей электронной музыки. Но обо всем по порядку.


Читать дальше
avatar

Eddie Fowlkes: Четвертый из Бельвиля

Опубликовал в блог Интервью
0

Eddie Fowlkes: Четвертый из Бельвиля

Он не из Бельвиля. Возможно, в этом-то и вся проблема. RA беседует с одним из забытых героев техно.

Почему мы рассказываем наши истории? Потому что упорядочивать информацию это естественное желание человека. «Откапывать» вещи, которые неизвестны широкой общественности. Но реальная жизнь намного сложнее и запутаннее. В реальной жизни нет ничего «по три». Реальная история техно – это не только основатели, инноваторы и лидеры. Реальная история техно включает и имена, забытые теми, кто не близко знаком с этим жанром: Бакстер, Эклз, Шакир, Олдхэм, Фолкс.

Без них не была бы полной ни одна серьезная история, и ни одна серьезная история не может в полной мере передать то влияние – будь оно большое или незначительное – которое оказало Трио из Бельвилля − Хуан Аткинс, Деррик Мэй и Кевин Саундерсон – на огромное число музыкантов, появившихся позднее. Но и вклад Эдди Фоукса в техно-музыку переоценить сложно. Мало кто может похвастаться тем, что в середине 80-х он жил в одной комнате с Дерриком Мэем или что они побудили Кевина Саундерсона бросить футбол и вплотную заняться музыкой.

Eddie Fowlkes

Фоукс может. Вместе с Аткинсом и Мэем он входил в команду Deep Space – группу диджеев, к которой потом присоединились также Санудерсон, Арт Пэйн и Кит Мартин. К тому времени Аткинс уже играл в Cybotron. Однажды он дал живое выступление. «Я танцевал с одной девушкой, и вдруг вокруг стало тихо и темно», − вспоминает Фоукс. −«Она подумала, что я теряю сознание, но все затихло, и я просто ничего не видели и не слышал. И тут какой-то голос сказал мне: «Запиши пластинку». Она схватила меня и я спросил ее: «Ты чувствуешь? Ты чувствуешь, как ты дрожишь?» Она ответила: «Неа. У тебя закатились глаза». Бам! – и так я оказался тут.

«Оказался тут» — то есть стал записывать пластинки. До этого вечера Фоукс мало интересовался записью песен. «Я просто хотел быть диджеем. Моя цель была играть в клубах Детройта. То есть, я слышал, чем занимается Хуан и все они в Cybotron’е, но меня это не привлекало». Однако после того вечера Фоукс стал экспериментировать с музыкой. Примерно в это же время начинали раскачиваться Мэй с Саундерсоном. Возьмите ранние релизы Metroplex – и вы увидите на них имя Фоукса. В 1986 году вышел Goodbye Kiss, который журналист Дэн Сиско назвал первым «настоящим успехом в области техно».

Несмотря на то, что этот трек привлек немалое внимание к техно Детройта, он не стал хитом. И с этим Фоукс даже не спорит: «Можно сказать, что Эдди не выпустил такие же супер-хиты, как Кевин или Деррик». Но нельзя утверждать, что я не участвовал в этом, потому что именно я тогда сказал: «Я хочу выпустить пластинку». И тут присоединились Деррик и Кевин. Но я не пытаюсь это всем рассказать и доказать. Те, кто знает, − те знают. Это было что-то типа: «О, так этих чуваков не трое, а четверо. Там есть еще один, который был с Дерриком, и он сказал Хуану, что хочет выпустить пластинку. Те, кто знает, − те знают. Если не знают – хорошо. Но я многое потерял».

Так почему же Фоукс оказался забытым? На это есть две основные причины. Во-первых, в отличие от других трех диджеев, у Фоукса не было своего лейбла. Metroplex, Transmat и KMS потребовалось много времени и усилий, чтобы сделать популярными имена Аткинса, Мэя и Саундерсона (также это дало им свободу выпускать все что угодно и когда угодно). Это такая детройтская традиция – музыканты, которые идут по следам Берри Горди, обычно отчаянно стремятся к независимости, и ревностно следят за тем, чтобы кто-нибудь не отобрал у них эту независимость. В 1993 Фоукс основал City Boy Records, но к тому времени трио было популярно уже несколько лет и с их именами ассоциировалась вся классика техно.

«Когда британская пресса трещала о трио из Бельвиля, я все думал: «Откуда, черт побери, взялся этот Бельвиль?!»

Вторая причина (возможно, более важная в плане начальной популярности за рубежом) – Фоукс и автор сборника Techno! The New Dance Sound of Detroit Нил Раштон «никогда не обсуждали свое возможное сотрудничество». Британский релиз сборника познакомил публику с такими именами, как Аткинс, Саундерсон и Мэй и сделал их популярными в Европе. Это «замедлило развитие моей карьеры, пока остальные делали ремиксы и общались с прессой», − говорит Фоукс. Как только ты становишься, скажем, другом Хуана Аткинса, соседом Деррика Мэя или диджеем, который вдохновил Саундерсона, и ты не можешь рассказать свою собственную историю, то ты начинаешь отходить на второй план. Как только ты не вписываешься в общую историю (а Фоукс не из Бельвиля), то тебя не замечают в свете остальных.

Фоукс понимает. В какой-то степени. «Я не виню их за то, что пока журналисты брали интервью у них, я оставался в тени. Но когда пресса начала кричать об этом «Трио из Бельвиля», я не мог понять, откуда, черт возьми, взялся этот Бельвиль?! Ведь все началось здесь, в Детройте. И люди, которые читали это, верили. Они купились на это. Я не могу указывать прессе, что писать, а что не писать. Но это странно, когда пресса называет их троих основателями, а они не возражают ни слова в ответ, и публика начинает этому верить. Ведь я тоже участвовал во всем этом. Когда вы говорите о трех основателях, то вы имеется в виду создание хитов или участие в самой истории создания коллектива?! Это важно».

Eddie Fowlkes

Если честно, то Фоукса не полностью вычеркнули из этой истории. В этом году ему, вместе в Аткинсом, Саундерсоном, Карлом Крейгом и Джефом Миллзом, отдали дань уважения на Movement. Все они оставили отпечатки рук в Национальном музее Детройта как символ своего большого вклада в развитие техно. Как и сказал Фоукс, кто знает – тот знает. Но как вам скажет любой исполнитель, очень часто запоминаются лишь те, кто создавал хиты. И, если посмотреть на дискографию Трио из Бельвиля, хитов у них больше. И что еще важно, они всегда приносили выпуск пластинок в жертву диджейству и живым выступлениям. Так они старались популяризировать детройтское техно. Но даже если бы у Фоукса была возможность поучаствовать в этих мировых турне, нельзя сказать наверняка, что это было бы ему интересно. «Я не хочу, чтобы музыка контролировала меня. Я контролирую музыку».

Также он знал, какую цену приходится платить музыкантам. Вспоминая свою встречу с легендой Motown Эдди Холландом, он подметил, что у большинства музыкантов в этой сфере нет стабильной семьи и нет детей. «Итак, я решил, что если следующая девушка, которую я встречу, окажется той самой, то я создам с ней семью. Так и получилось. Вот почему моя карьера замедлилась. У меня появились дети, и я хотел быть с ними».

Жена Фоукса стала больше, чем его спутницей жизни. Можно сказать, она стала его A&R менеджером. «Если девушка танцует под твой трек, то он точно хороший. Неважно, к какому направлению он относится: если девушки не танцуют под трек, то он никакой…Моя жена – глава в доме…и когда она говорит: «О, это мне нравится!» − то значит, что я все сделал правильно».

Eddie Fowlkes

Несмотря на дом и семью, за спиной у Фоукса разнообразная карьера − от техно до хауса, иногда с заходами в даунтемпо. В начале 90-х годов он продвигал идею «техно-соула» − направления, которое позволило ему найти середину между самоуверенностью Хуана Аткинса и чартовыми «сладостями» Кевина Саундерсона. «Детройт для меня – это звезды хауса и звезды техно», − говорит Фоукс. – «Вот почему мой лейбл называется Detroit Wax». Он всегда придавал большое значение городу с его историей. В 1996 году Фоукс выпустил сборник True People, который Саймон Рейнолдс назвал «язвительным упреком всему миру за осквернение Детройта (преступление, которое Фоукс назвал «культурным изнасилованием»)».

Но появились признаки оттепели. Когда речь заходит о религии, Фоукс говорит, что «иногда это борьба против желания упомянуть имя Бога всуе и продать его». Я спросил его, почему. «Это как продавать Слово, и я этим не занимаюсь. Я стараюсь хорошо относиться к людям. Да, в прошлом я сжигал мосты, но я научился их чинить. И я рад людям, которые хотят чинить их вместе со мной. Если нет – то что ж, я вас понимаю. Но я должен двигаться дальше как человек, как муж и как отец своих детей». Искупление? Прощение? Желание расставить все точки над i и рассказать правду? Это мы можем оставить позади.

Eddie Fowlkes

По материалам residentadvisor.net
avatar

Dj Rolando: "От звонка до звонка"

Опубликовал в блог Интервью
0

Rolando: «От звонка до звонка».


RA говорит с Эдинбургским продюсером, автором хита, вошедшего в историю, о жизни в Шотландии, выступлении в Berghain и создании UK Funky.

Dj Rolando

Rolando — трудолюбивый человек, типичный образец, воплощающий среднезападную трудовую дисциплину работы на полную ставку. Так что было весьма неожиданно когда его непревзойденный классический техно
хит «Jaguar» прогремел таким образом… То, что могло бы быть всего лишь еще одним шагом в постепенно складывающейся карьере, оказалось добром и злом для бывшего участника Undergroun Resistance. «Злом» в том смысле, что приезжая в разные города и записывая новые треки приходится иметь дело с историей, приключившейся с Jaguar, а «добром», конечно, так как это позволило ему продолжить писать музыку
и выступать на международном уровне. И все же кажется, за последние несколько лет он по-настоящему успешно дебютировал за океаном и спокойно обосновался в Эдинбурге (Шотландия), регулярно выступая  в
таких клубах, как Berghain и даже нашел новую публику со своим UK Funky ремейком на «Not Forgotten» (Contakt).

Собственно, он никогда не уходил, но почему-то кажется, будто он вернулся, и круче, чем когда-либо раньше.

Я несколько раз был в Детройте, и не осознавал, что там есть настолько огромный пуэрториканский квартал.

Большей частью мексиканский, на самом деле. Это самая многочисленная из латинских национальностей. Mexican Town находится на юго-востоке Детройта. Но полагаю, если посмотреть на него в общих
чертах, население довольно невелико в отношении всего населения. Но, да, если хотите отведать хорошей мексиканской еды — отправляйтесь на юго-запад Детройта!

Твой отец был музыкантом...

Да, он был музыкантом. Он был очень талантливым парнем. Он был из тех чуваков, которые просто брали инструмент и -БАБАХ! -сразу играли на нем. Хотелось бы мне иметь хоть половину его таланта.

Значит, ты был окружен музыкой пока рос?

Абсолютно точно. Мексиканская музыка, конечно, звучала дома, а на улице можно было услышать мексиканскую, пуэрториканскую, кубинскую… Вокруг всегда была какая-то латинская музыка. Она была частью меня и моего воспитания. В довершение всего, созревая в 80х, конце 70х, ты застаешь конец Disco, и весь New Wave, и появление электронной музыки. Я вырос в довольно хорошее время. Просто слушая все эти прекрасные звуки доносящиеся отовсюду.

Когда ты сам впервые начал диджеить?

Первое оборудование у меня появилось в 1987.

Выбирая вертушку вместо инструмента, как у отца, ты помнишь почему пошел этим путем?

Я думаю, если бы он был рядом в те годы, то я играл бы на инструменте с вероятностью 99 процентов. Старшие братья и сестры играли на инструментах благодаря отцу. Он умер, когда я и мой младший брат были еще совсем маленькими, так что мы упустили эту возможность. Возвращаясь к тому, почему я стал диджеем, я всегда был расположен к музыке, но никогда не видел ее с позиции музыканта. Потом я увидел
Jeff Mills на вечеринке в 1986м, выступающего живем под именем The Wizard. Это просто сразило меня наповал, и в этот момент я сказал: «Отлично, вот то, чем я хочу заниматься. Я буду диджеем.»

Dj Rolando

Стиль его игры был тем, что ты определил для себя как пример, с которого можно начать?

Нет, я думаю это случилось годами позже. Вряд ли возможно просто вскочить и начать так сводить. Не получится. Должна появиться уверенность. Стиль, который был у Джефа, правда, всегда оставался в
глубине моей души. Я думаю, он оказал влияние на многих диджеев из Детройта на сегодняшний день, сводя очень быстро, и просто делая всякие штучки и все такое.

Вечеринка в честь 10-ти летней годовщины Metroplex в Детройте, в октябре 95-го… Недавно я говорил с Claude Young и он сказал, что диджеи из Детройта отчасти смогли бы так играть, потому что привыкли к 45минутному интервалу в отличии от Европы с более продолжительными сетами. Интересно, послужило ли это причиной возникновения стиля быстрого сведения, который закрепился в Детройте?


Могу предположить. Но я не принадлежал всей этой техно-тусовке долгие годы после того, как я уже был диджеем. Для меня все было немного по-другому. Играя в своем квартале — я был диджеем на всю ночь. Я и мой брат, и нас приглашали на всю вечеринку. Может еще пара друзей заходили и ставили несколько пластинок. Когда я попал на Техно/Хаус сцену, я сказал: «Господи, только глянь на список артистов, вечеринка всего на 5 часов, а заявлено около 15ти диджеев!» Я подумал: «Что Здесь происходит?!» Да, это казалось нелепым, что у тебя есть 45 минут на выступление. Тебе повезло, если это был час.

Что ты играл, до того как втянулся в техно и хаус?

Я начал с раннего хип-хопа и электро, раннего электро. Был также и латинский фристайл, очень популярный на юго-западе Детройта. Я мог ставить хаус или техно в очень маленьких количествах и то, это должен
был быть какой-нибудь большой хит типа «You Used to Hold Me.» Если в треке не было вокала, люди реагировали типа: «Эй, че тут происходит?» Это, конечно, расстраивало меня, так как я действительно увлекался хаус и техно музыкой, и у меня было столько пластинок, которые я покупал, но не имел возможности ставить! Не было до начала-середины 90х, когда я пошел на свою первую хаус/техно вечеринку. Для меня это было невероятным — слышать эту музыку всю ночь. Это был судьбоносный
момент.

Вскоре после этого ты был представлен ребятам из  Underground Resistance. Мне бы хотелось, чтоб ты немного рассказал о том, чему ты у них научился за годы сотрудничества.

Я многому научился. С нами был Mike Banks, также были James Pennington, James Stinson, Andre Holland. Так много ребят приходили и уходили. И просто находится в этом окружении, в этом старом здании. В любой день скажем, вторник, 3 часа дня — и там что-то происходило. Я впитывал как губка. Это была «центральная станция» техно. Находиться с ними в студии, смотреть как они работают, будучи открытыми, просто давая мне советы что бы я мог сделать — это те вещи, которые повлияли на меня и я никогда этого не забуду.

Очевидно, что история трека Jaguar рассказывалась уже неоднократно. Меня интересует лишь один момент. Когда ты узнал, что Sony записали кавер-версию?


Думаю, кто-то прислал нам запись. Это была промо-запись. Они уже сделали пластику. Майк позвонил мне и сказал: «Ты должен зайти». И я пошел в студию. Он даже не сказал по телефону. Только когда я пришел,
он говорил что-то типа  «Да ладно… какого черта!?» Когда он поставил ее, мы подумали «Блин, это уже напечатано». Они рассылали промо-копии. Это был немалый шок.

Ты приехал в Эдинбург в середине 2000х, так? Для того, чтобы быть с женой?

Да, она жила здесь, в Эдинбурге, и я переехал сюда.

Полагаю, у тебя уже была работа дома, был ли переезд сложным?

Нет, совсем нет. В первый раз я приехал в Эдинбург в 1996м, таким образом, я довольно часто приезжал, оставаясь на месяц-два, и занимался выступлениями, так что я уже хорошо тут все знал. К тому же,
большинство работы было в Европе, и не было надобности в трансатлантических перелетах каждые выходные, которые просто убивали меня.

Что тебе так нравится в Эдинбурге?

Для меня тут много всего. История, удивительная архитектура. Даже сегодня я иногда гуляю как турист. Здесь есть музеи, есть замок, потухший вулкан. Жареная рыба с картошкой-фри, пиво, виски, килты и
волынки. А что еще надо? Город в корне отличается от Детройта, но здесь масса замечательных вещей. К погоде, правда, приходится привыкать. Это единственная непривлекательная сторона. Дождь идет очень часто. Не бывает так холодно, как в Детройте, но дождь идет постоянно.

Dj Rolando

Кажется, за последние годы, ты довольно прочно обосновался в клубе Berghain. Как думаешь, почему именно твое звучание так хорошо туда вписывается?

Не могу сказать наверняка, потому что, похоже, что  я каждый раз играю там разные вещи. Я немного нервничал когда впервые пошел туда играть. Это было в 1996м. Вечеринка по случаю второго дня рождения в их новом месте, и я уже давно не играл в Германии из-за всего этого минимала. Я переживал: «О нет, они что, ждут от меня minimal?» В общем я приехал, и они были в восторге от того как я играл. С того момента я
стал завсегдатаем. Я возвращался каждые 3-4 месяца. Это было реально здорово, я играл все что хотел. Бывает, я несколько часов играю хаус в Berghain, и людям это нравится, или начинаю лупить техно в стиле
Berghain, по-настоящему жесткое техно, которое многие ассоциируют с этим клубом.

Ты ощущаешь, что твой собственный стиль как-то изменился под влиянием этого или даже какого-либо другого места?

Я думаю, он точно повлиял на меня — именно этот клуб, из-за того, как часто я там выступал. Каждый раз когда я прихожу играть, там всегда также выступают еще 3-4 первоклассных диджея, неважно, в самом
Berghain или на втором этаже в Panorama Bar, и я черпаю от них вдохновение. Просто от того, что слушаю другие пластинки, которые люди крутят. Каждый раз я ухожу с мыслью: «Ух ты… это было здорово.» Не только от игры, но и от нахождения там, по другую сторону вертушек. Влияние очевидно, когда дело доходит до написания музыки, думаю, это сформировало мое звучание.

Ты отметил, что долго не играл в Германии, до того как дебютировал в Berghain. Были ли какие-то еще подобные клубы?

Нет, в Германии, думаю, было одно особенное место. Во всех остальных казалось довольно спокойно. Хотя, в Германии границы были почти закрыты для меня лично. Это действительно было странно.

Как у тебя обстоят дела сейчас?

Я вполне счастлив. Каждый раз я соприкасаюсь с музыкой по-разному. Я могу сделать одну запись так, другую иначе. Для меня счастье, что я все еще пишу музыку и, что людям нужна моя музыка. У меня вышло
несколько ремиксов в этом году, и есть еще парочка, над которыми я работаю в данный момент. Я действительно в восторге от написания музыки, что немаловажно. Это не то, что я должен делать, а то чем я на самом деле наслаждаюсь. Это доставляет мне удовольствие. Слышать, что кто-то ставит твои записи — это просто лучшее! Я сейчас в хорошем положении касательно выхода пластинок. Я счастлив.

Лондон, вместе с James Priestley, Secretsundaze — определенно чувствуется, что твоя работа в этом году привлекла новую публику. Очевидно, ремикс на трек Contakt был ориентирован на слушателя из Англии. Твой звук, кажется, хорошо соответствовал UK Funky. Хотя, я знаю, ты говорил в прошлом, что особо не знал что такое dubstep...

Да, или UK Funky. Я не знал что это такое. Я встретил парня из Нью-Йорка, Contakt и он поставил мне композицию. Я не знал, что это называется «UK funky», я просто подумал, что это было «funky». Я
просто делаю, то что делаю. Было бы странно, но я подумал, что это лейбл определил стиль как UK
Funky или даже Dubstep. Я не уверен. Это здорово быть частью чего-то нового, это представляет тебя новой аудитории, другой тусовке, другим артистам. Думаю, это хорошо.

По материалам residentadvisor.net
avatar

Jeff Mills: Purpose Maker

Опубликовал в блог Интервью
0

Jeff Mills: Purpose Maker

Первопроходец в мире техно-музыки рассказывает о пространстве, времени и будущем.


Джеф Миллза можно назвать провидцем в буквальном смысле этого слова. За свою более чем двадцатилетнюю карьеру этот диджей и продюсер предвидел и осуществил множество идей. Он всегда стремился исследовать неизведанное – вне зависимости от того, готова аудитория отправиться за ним в это путешествие или нет. Однако чаще всего слушатели были готовы. Миллз остается одной из самых важных и непредсказуемых фигур в мире техно-музыки.

Jeff Mills - Purpose Maker

Недавно ты сказал, что ты чувствуешь «постоянное желание описывать, каким будет будущее и как оно будет звучать». Как ты думаешь, откуда исходит это желание?

Думаю, что такое желание можно объяснить тем, что я очень оптимистический человек и придерживаюсь мнения, что завтра будет лучше, чем сегодня. Но в то же время я чрезвычайно осторожен в плане того, что я говорю и что делаю. Мне кажется, что это оттого, что я воспринимаю жизнь как комбинацию как хороши, так и плохих событий, как процесс, который ведет к определенному событию – плохому или хорошему. Вообще-то всю свою жизнь мы стремимся к тому, чтобы количество хороших событий превышало количество плохих.
Память играет тут очень важную роль. Обладая способностью помнить и забывать вещи, случившиеся с нами в прошлом, наш разум формирует общее представление о том, как устроен мир. Или, по крайней мере, как он должен быть устроен. Я, как и многие творческие люди, надеюсь внести свой вклад в этот процесс, стремясь показать людям красоту и гармонию нашей жизни, даже когда ее непросто увидеть или услышать.

С течением времени увидеть красоту и гармонию жизни стало проще или сложнее?

Лично для меня это стало проще. Думаю, потому, что я вижу четкую цель и направление развития своей музыкальной карьеры. То, что я должен делать, полностью совпадает с тем, что я хочу делать. Неуверенность и нерешительности мне практические не знакомы. Теперь я сомневаюсь намного меньше, чем раньше. Теперь я четко представляю себе, в каком направлении я хочу двигаться и каким я хочу стать в будущем. Думаю, такая определенность появилась благодаря тому, что я уже довольно долго работаю в музыкальной индустрии и на примере других всегда учился тому, что надо делать, а что не надо. Думаю, большая часть моего видения основывается на понимании, как работает эта сфера развлекательного бизнеса. Мне, как никому другому, отлично известно, что индустрия электронной музыки далека от совершенства. Но это нормально для сферы, где так много людей конкурирует друг с другом за статус и известность.

В том же интервью ты сказал, что ты хочешь обратить внимание на «вопросы, которые актуальны и полезны для слушателей». Расскажи об этом подробнее, пожалуйста.

Да, вопросы, которые многие найдут для себя полезными. Не только вещи, которые связаны с атмосферой клубов и танцевальных мероприятий. Я начинал работать в музыкальной индустрии еще до возникновения понятия «танцевальная музыка», поэтому я хорошо помню времена, когда вся музыка сводилась к нескольким стилям, но при этом наиболее запоминающимися были те композиции, которые затрагивали вопросы повседневной жизни людей. В то время было не столь важно, как музыка называлась. Было важно, какой посыл она несла. Ведь люди не хотят слушать бессмысленную, ничего не означающую музыку.
Я работаю над вещами из будущего и всем, что связано с будущим, потому что эта тема актуальная для каждого. Будущее это мы сами.

Jeff Mills - Purpose Maker

Ты сказал, что в 1996 году ты «взял на себя обязательство» до конца своей карьеры работать только в этом музыкальном направлении. Что произошло в твоей жизни в тот год?

Произошло вот что. Индустрией электронной музыки, к которой относил себя я и еще многие артисты, попала под влияние людей, которые не стремились улучшать качество музыки и выводить ее на новый уровень. Где-то в период с 1990 по 1995 электронная музыка из новой формы самовыражения превратилась в реализацию желанию нескольких человек, которые не могли (или не хотели) развивать ее. Центр внимания переместился с самой музыки на личности диджеев и исполнителей.
Насколько я помню, в какой-то степени такое наблюдалось всегда, но именно с начала 90-х годов некоторые люди приобрели очень большое влияние и стали целенаправленно искажать и замалчивать правду о том, что делали определенные артисты. Эти люди поняли, что существуют действенные способы заставить людей слушать определенную музыку и восхищаться определенными артистами и диджеями, предпочитая их другим. Это здоровая конкуренция, это справедливо. Я не осуждаю это, но я видел, что при этом терялась творческая составляющая, потому что диджеи были больше увлечены поливанием публики водой и швырянием стаканчиков (как это делали панк-рокеры), чем повышением качества музыки. Когда я увидел, что все больше талантливых диджеев/артистов намеренно не раскрывают свой потенциал на 100% (потому что тогда бы ими меньше восхищались), я понял, что я не хочу быть частью мира такой электронной музыки. Я не думал, что могу что-то привнести сюда, ведь такой стиль поведения уже давным-давно вымер и сейчас лишь переживал возрождение.
В Европе перестали использовать слово «техно». В США родилось понятие «электроника» (она включала в себя всю электронную музыку), и предполагалось, что эпоха техно подошла к концу.

Тебя беспокоит то, с формированием «танцевальной музыки» выражать то, что ты делаешь, стало возможно лишь через выступления в клубах?

Да, ты делаешь все возможное, чтобы избежать этого на мероприятиях, на которых ты выступаешь, но все же полностью исключить это не всегда удается.
Я считаю, что единственное, что стоит на пути настоящего прогресса в танцевальной музыке, это творческий потенциал и понимание со стороны тех людей, которые представляют и создают эту музыку. Слушатели уже давно были готовы двигаться дальше, но страх «изменений», которые могли повлиять на стабильность в клубах и на фестивалях, был слишком большим. Частично это могло быть связано с тем, что некоторые промоутеры и диджеи стали старше и теперь несли больше финансовой ответственности. Поэтому они были заинтересованы не в развитии музыки, а в поддержании постоянства.

Похоже, тебе нравится писать музыкальное сопровождение для старых фантастических фильмов. Чем тебя привлекает этот жанр?

Я всегда старался вкладывать в свою музыку искреннее отношение и эмоции. Например, я решил не использовать компьютерные программы для микширования, когда я выступаю диджеем, или в студии для создания секвенции, потому что я лучше ограничу свои возможности лишь тем, что я могу сделать сам, физически. То, что почувствует публика при прослушивании моей музыки, это комбинация моего многолетнего опыта и мастерства. И я считаю, что музыка, созданная без использования компьютерных программ, более искренняя, глубокая и лучше передает чувства в плане человеческого общения.
Мне кажется, что когда сочиняешь музыку к фильму, в центре которого – люди, попадающие в обычные и не совсем обычные ситуации, то становится легче определить связи между различными естественными человеческими реакциями.

Был ли у тебя в карьере такой момент, когда тебе казалось, что ты «сбился с пути», не знаешь, в каком профессиональном направлении тебе двигаться?

Нет, такого момента не было. Я начал работать в такую музыкальную эпоху, когда многое было неясно и неопределенно. Чтобы развиваться профессионально и идти вперед, людям приходилось рисковать и просто надеяться на лучшее. Они работали над тем результатом, который у них получался, улучшали его, пока не получали то, что их полностью устраивало. Мне кажется, что я никогда не «собьюсь с пути», потому что «я хочу лишь улучшать качество музыки, а не сохранять то, что уже сделано».

Jeff Mills - Purpose Maker

Ты часто описываешь свою работу в абстрактных понятиях. Ты делал так всегда или это пришло со временем? И почему ты считаешь, что это наилучший способ описать свою музыку и то, чего ты пытаешься достичь, работая над разными проектами?

Честно говоря, я описываю свою деятельность в абстрактных понятиях, потому что я не хочу, чтобы слушатель сразу полностью все понял. Мне кажется, что если я раскрою лишь несколько интересных моментов, то только те слушатели, которые действительно этим заинтересовались, будут стараться ближе познакомиться с моим творчеством. Таким образом, слушатели смогут увидеть, как отдельные детали формируют более широкую, глубокую концепцию, из которой им станет понятно, почему моя музыка звучит именно так.
Вообще-то я редко интересуюсь тем, хотят ли слушатели узнать больше о моей музыке после прослушивания релиза. Я не просматриваю обзоры, комментарии и обсуждения своих альбомов– обычно людям альбом или нравится, или нет, вот и все.
Я рассказываю о своих целях и намерениях относительно каждого своего релиза, потому что по-прежнему считаю, что музыка это особая форма общения, и в дополнение к музыке следует делиться со слушателями своим замыслом, своей концепцией.

Какой из твоих релизов вызвал, на твой взгляд, самую значительную реакцию публики? И почему именно этот?

Думаю, что Something In The Sky вызвал наиболее широкий резонанс. Мне кажется, это можно объяснить тем, что человечество постоянно опасливо оглядывается, нет ли за спиной какой-нибудь угрозы. Это заложено в нашем ДНК. Противоположные мнения, противоположные системы убеждений, страх физического вреда и смерти – все это способствовало тому, что человечество существует уже довольно давно. Мысль о существовании во Вселенной разумной формы жизни, помимо человеческой цивилизации, формирует почву как для лучшего понимания того, кто мы, так и для возникновения конфликтов. По сути, мы животные, которые инстинктивно защищают свою территорию.

Как называется последняя книга, которую ты прочитал? Как она повлияла на твое творчество?

«Культура времени и пространства: 1880-1918» Стивена Керна. Если в двух словах, эта книга о том, что наше понимание и измерение времени было сформировано по желанию нескольких богатых и влиятельных людей, которым было нужно, чтобы рабочие вовремя приходили на фабрики и вовремя уходили. Прочитав эту книгу, я выпустил Time Mechanic − серию 12-дюймовых виниловых пластинок. Практически во все композициях из этой серии идея состояла в реорганизации и изменении восприятия времени путем искажения звука.

По материалам residentadvisor.net