avatar

Baza Brothers

заходил 14 июля в 0:46

Избранное

avatar

Moderat: Впусти свет

Опубликовал в блог Интервью
0
Moderat: Впусти свет



Групповая терапия, социальные программы по защите детей и жизнь в стиле Rock & Roll: Modeselektor и Apparat обсуждают трудности, которые им пришлось преодолеть, чтобы выпустить свой новый альбом в качестве творческого тандема — Moderat.

К созданию Moderat II были приложены усилия множества людей, помимо самих Moderat. После выпуска дебютного альбома в 2009 году, берлинское трио, играющее насыщенный электронный поп, а именно — Себастьян Сзари и Гернот Бронсерт из Modeselektor, а также Саша Ринг, известный как Apparat, стали свидетелями стремительного роста их собственной популярности. Будучи одной из самых любимых групп в мире клубной музыки, эти ребята получили первое место за лучшее открытое выступление в 2009 году по версии RA (Resident Advisor), и смогли объединить почитателей бас и техно музыки.



Но на этом они не остановились и продолжили выходить за рамки привычного, поражая воображение публики на различных фестивалях, и завлекая в ряды фанатов инди-подростков своей стильной и, в то же время, эмоциональной музыкой. В мире найдется немало людей, готовых познакомиться с Moderat II поближе – и они не будут разочарованы. Важнейшим шагом вперед, по сравнению со своим предшественником — Moderat, являются глубокие и многозначительные треки, в которых красивейшие мелодии и современный электронный поп стали естественным продолжением мрачноватого техно за авторством берлинского трио.



Людям любопытен вопрос: как же вам троим удается сотрудничать? Является ли этот проект результатом влияния тяжелых и напористых битов Modeselektor на элегантную составляющую Apparat, или же все обстоит куда более сложным образом?

Саша Ринг: Вполне возможно, что наша первая запись была сделана именно таким образом. Это было скорее сотрудничество между ними и мной. Я давал им мелодичную идею, а они добавляли бит. В этот раз мы писали треки все вместе, с нуля. И стоило нам троим сесть в студии — все изменилось. Конечно, если песню начинает писать Гернот, то это в основном барабанные идеи. Если же начинаю я, то это, по большей части, мелодичный аккорд или нечто подобное. И тем не менее мне удалось приложить руку к созданию некоторых битовых пассажей, а Гернот и Сзари, в свою очередь, писали не только тяжелые ударные отрывки. Благодаря этому альбому мы стали намного ближе в творческом плане.

Является ли это самым главным для творческого прогресса — акцент на создании песен? Разумеется, треки с вокалом звучат крайне профессионально, утонченно и выдержаны в духе классической поп-музыки.

Саша Ринг: Как только я начинаю петь, структура песни каким-то образом сама приобретает нужную форму. Люди могут использовать определенные приемы в создании трека, как например Modeselektor использовали голос Тома Йорка. Но при всем этом, я по-прежнему остаюсь поклонником техно. И когда я начинаю составлять композицию песни, она всегда заканчивается в определенной «куплет-припев» манере.



После длительного перерыва, когда вы не работали друг с другом какое-то время, возникла ли какая-то идея насчет того, что вы будете делать с Moderat II? Был ли какой-то грандиозный план?

Саша Ринг: Все скорее наоборот. Мы не профессиональные музыканты, поэтому имеют место многочисленные джем-сессии, где все происходит довольно спонтанно. Однако мы поняли, что самая необходимая вещь — это идея. Идея, которая может представлять из себя звук или мелодию. Простой бит, который превратится в грандиозный план. Мы начинаем с какого-нибудь зацикленного аудио фрагмента, и начинаем отталкиваться от него. Когда в процессе участвует три человека, все может происходить невероятно быстро — кто-то предлагает идею, которая начинает вдохновлять другого участника, и после того, как я это послушаю, начинаю кричать: «Дайте сюда!» Затем я удаляюсь в другую комнату и начинаю петь. Два часа спустя, у вас уже есть черновой набросок песни.

Нам нужно было пройти через все это несколько раз в первые два месяца для полного осознания того, как на самом деле будет звучать запись. У нас была идея. Мы хотели сохранить ощущение открытой, просторной, кинематографической составляющей, которая присутствовала в нашей первой записи, но мы хотели добиться менее «обработанного» и более непрофессионального звука — неотшлифованный звук барабанов, не самое «студийное» звучание в определенных местах. Но в конечном итоге, ты все равно стараешься плыть по течению. Запись альбома не была для нас непосильной ношей. На пластинке нет песен «A New Error» или «Nr.22,»и мы не сильно беспокоились по этому поводу, поскольку это должно происходить естественным путем, без каких-либо усилий.

Если говорить о вдохновении: говорите ли вы о музыке, которую вы все любите, и которая может косвенным путем влиять на Moderat? Некоторые вокальные треки, и, в частности, «Let The Light In» (Впусти Свет) имеют определенный оттенок R&B.

Саша Ринг: Я определенно точно узнаю эти нотки. Как я уже говорил ранее [смеется] — речь здесь идет о сумасшедших идеях — и благодаря им я нашел подходящий мне способ пения. Как мне это удалось? Это все те же самые идеи, которые возникают у вас в голове, стоит лишь кому-то проиграть определенный трек.



Во время записи, вы случайно не обменивались пластинками The Weeknd and Drake при этом говоря «Звучит довольно интересно»?

Саша Ринг: На самом деле, Гернот иногда играл что-то похожее в студии. Разумеется, все, что вы слышите, вдохновляет вас. Иногда до пугающих масштабов. Но вы правы — музыка, которую мы слушали, приумноженная на наши общие взгляды и интересы, стала большим вдохновением в работе.

Пресс-релизы описывают процесс записи как тяжелые и мрачные шесть месяцев. Так ли это? Вы просто находились львиную долю времени в студии всю зиму или это было еще и эмоционально изматывающее время?

Саша Ринг: Это была самая паршивая зима в Берлине за всю историю. Мы записывались в действительно хорошей студии. Обычно из окон вы можете увидеть площадь Александрплац, однако этой зимой мы не видели ничего, кроме серой пелены за окном. Кстати, Гернот только что вошел в комнату…

Помимо плохой погоды, в недавнем интервью, которое Гернот давал FACT, он отметил, что вы иногда не могли петь таким образом, чтобы вы были довольны, и что в какой-то момент вы хотели удалить все треки с вокалом. Саша, вы же шутили когда говорили, что временами оказывались в слезах в соседней комнате?

Оба: [смеются] Нет.

Саша Ринг: Я думаю, что это как минимум удивило парней из Modeselektor. Мы знали каково это — сидеть в студии в течение довольно длительного времени и работать вместе. Но пение делает вещи в разы сложнее, поскольку это намного более эмоциональная форма творчества. Иногда, если я не мог что-то сделать так, как мне хотелось, я постоянно пребывал в ужасном настроении — и им приходилось это терпеть. Они говорили что-то вроде: «Эй, вполне неплохо», и я просто не мог поверить в это, поскольку получалось отвратительно и я просто начинал ненавидеть песню. Само собой я очень предвзят, когда речь идет о треках с вокалом.

Продолжение интервью. Часть 2>>
avatar

Гай Гербер - Шоу с перчаткой и выступления в Паче, Ибица.

Опубликовал в блог Интервью
0
Сегодня Гай Гербер плотно занимается двумя вещами – бесплатным распространением своего нового альбома «Who’s Stalking Who?» и выступлениями под общим названием Wisdom of the Glove в супер клубе Пача, Ибица. Гербер немного не вписывается в сроки, им же и поставленные, но, признает музыкант, иначе бы и не получилось.



«Честно скажу, на меня постоянно оказывается слишком много давления», — признается музыкант в ответ на вопрос о том, что для него значит тот факт, что публика всегда с замиранием сердца ждет его выхода на сцену на любой клубной ночи на Ибице. «Однако все, кто знает меня, знают также и то, что под давлением я работаю продуктивнее».

Когда Эрик Морилло пошел по стопам Дэнни Уиттла и покинул Пачу, Гербер получил возможность занять вакантное место в конце летнего сезона. Теперь Гай раскачивает публику мощными треками, которые он сам характеризует как «андеграунд», не вписывающийся в жанр танцевальной музыки.

Клуб Пача анонсировал свою новую музыкальную стратегию в мае. Теперь новоявленным диджеям не будут платить по 100 тысяч евро за один сет, хотя, если честно, Гай этого гонорара своей работой заслуживает. Так как же денежный фактор влияет на его продуктивность? Сложнее ли выступать за 500 евро, чем за 50 тысяч?

«Я всегда играю с душой и сердцем, — подчеркивает музыкант, – Количество денег совершенно не влияет на качество игры, но влияет на настроение. Ну и, если честно, кто бы не хотел много зарабатывать?».

Будучи удивительно открытым в разговорах о финансовой части, Гербер с удовольствием говорит и о вещах, непосредственно связанных с его шоу Wisdom of the Glove, включая связь с пародийным альбомом Smell the Glove группы Spinal Tap и известной на весь мир страстью Майкла Джексона к серебристым перчаткам. «Альбом «Thriller» является одним из моих любимых во всем мире, главным образом благодаря работе Куинси Джонса», — откровенничает Гай. А сможет ли он сделать лунную походку?

«Нет, «лунный ходок» из меня совершенно никакой, — смеется Гербер, – Зато я неплохо играю на басу Billy Jean!».



Скрафф: Откуда пришла идея всех этих шоу с перчаткой?

Гай Гербер: Я как-то был на BPM-фестивале в Мехико, где всю ночь проходил в одной перчатке, как Майкл Джексон. Внутренняя часть была не слишком приятна на ощупь – все-таки перчатка была достаточно дешевой. Моей целью было прикасаться к лицам людей, чтобы пугать их и провоцировать на реакцию, но они не обращали на меня особого внимания. Когда же я прикоснулся к своему собственному лицу, я понял, что наружная сторона очень мягкая. Эта перчатка заряжала меня мистической энергией, которой я делился со зрителями. В этом и суть Wisdom of the Glove.

Скрафф: Ты планируешь выпускать мерч, состоящий из таких перчаток?

Гай Гербер: Сейчас у нас как раз есть одна перчатка на продажу, она стоит 150 000 евро. Почему так дорого? А вы наденьте, и поймете сами. Кроме того, мы бесплатно раздаем простые перчатки, футболки и калейдоскопы.

Скрафф: Легенды рок-музыки 90-х Spinal Tap заслужили свою репутацию альбомом Smell the Glove, ты ведь видел документальный фильм о его создании? У тебя были похожие моменты в работе над шоу?

Гай Гербер: Ну, конечно, видел! А кто же не видел? Я Вам так скажу – у меня только похожие моменты и были! Вот, например, история: я хотел убедить Мартина Батриха в том, что во время выступления я на самом деле выкручиваю все ручки эквалайзера вправо. Лампочки нижних, средних и высоких частот при этом горят красным. Изредка я подкручиваю басовые частоты до нейтральной позиции, но только на секунду, потому что музыка звучит так интенсивно и чувственно! Когда я возвращаю нижние частоты в нейтральную позицию, люди расслабляются на этот миг и начинают боготворить меня за то, что я избавил их от страданий. Представляете, Мартин тогда мне поверил.

Скрафф: Клуб «Пача» — это огромный танцпол с VIP-столиками и услугой Bottle Service. Как такая атмосфера меняет твой подход к выступлению?

Гай Гербер: Я никогда не подстраиваюсь под музыкальные вкусы людей. Я меняю свой стиль только в силу особенностей своего сета, звука клуба и диджеев, играющих передо мной – я всегда стараюсь говорить правду. Пока что люди из VIP-ложи реагируют отлично, им, кажется, все нравится.

Скрафф: Как Вы считаете, насколько в обязанности диджея входит развлечение публики и создание шоу? Или диджей должен просто играть, делать свою основную работу.

Гай Гербер: Я люблю развлекать людей, это очень важно, но если публика выводит меня из себя – я говорю: «Ладно, тогда я вымещу всё свое возмущение в музыку». Во-первых, я хочу радовать зрителей приятной и качественной музыкой, но, если люди на танцполе ноют и выказывают какое-то недовольство, я начинаю играть все хуже и хуже, назло им.

Скрафф: Ты бы наверняка хотел выступить в Лас-Вегасе?

Гай Гербер: Я люблю Вегас из-за фильма «Страх и Ненависть в Лас-Вегасе», я обожаю пустыню и вообще всю эту сумасшедшую атмосферу. Я не ставлю себе цели выступать в клубах Вегаса, но если представится шанс шокировать публику чем-то невообразимым, я с удовольствием им воспользуюсь.

Скрафф: Насколько сильно танцевальная музыка угрожает популярности андеграундной клубной культуры?

Гай Гербер: Я вообще-то никакой угрозы не вижу… Просто в танцевальную музыку вкладывают больше денег, и это всем идет на пользу. Всегда будет существовать и танцевальная музыка, и андеграунд – это ведь делает музыкальную сцену интереснее и разнообразнее.

Скрафф: Насколько ты веришь в «магию Ибицы»? Какую роль этот остров сыграл в твоей жизни? Быть может, он принес тебе удачу?

Гай Гербер: Я был футболистом, и этот спорт сделал меня очень суеверным. Я верю в удачу, карму и прочие высшие силы, включая, безусловно, и магию. С уверенностью могу сказать, что иногда я чувствую в своих руках какую-то магию, а иногда нет. И когда магии нет, играть очень тяжело, но я упорно продолжаю, пока это волшебное чувство не возвращается. Ибица – это чистая магия, это не просто местечко для тусовок. Ибица полна энергии, которая делает всех и вся более яркими, активными. Каждое место, каждый клуб и танцпол здесь буквально насыщены энергией, вы обязательно ощутите это, приехав сюда.



Гай Гербер выступает в клубе «Пача» со своим шоу Wisdom of the Glove каждую среду.



Скачать и послушать новый альбом Гай Гербера Who's Stalking Who? Free Album можно здесь


Оригинальное интервью взято из блога skrufff.com/2013/06/guy-gerber-sniffing-gloves-and-the-pressure-of-pacha-interview/
avatar

Livid BASE и Ableton Live 8. Подробный обзор.

Опубликовал в блог Видео-обзоры
0


В нашей дружной команде пополнение, новый ведущий наших видео обзоров — Андрей Примат (Dj Primat)

Эксперт и специалист в сфере электронной музыки, исследователь различных таинственных устройств и любитель технологий.
Участник проекта Right 2 Dance, преподаватель в музыкальной академии Squat, музыкант, диджей, Мастер своего дела и просто уважаемый человек. Вёл радио программу на ПОРТ FM (раннее шоу), RECORD (Счастливые Диск Жуки с Кефиром), СТАНЦИЯ (Белые Ночи).

В этом видео мы расскажем как работать с MIDI-контроллером Livid BASE. Подробно рассмотрим все органы управления, покажем как настроить Ableton Live.

Представляем вашему вниманию новый инструмент для воплощения ваших творческих идей — Livid Base. Благодаря сочетанию технологий драм-машины и сенсорных дисплеев ровная и гладкая поверхность Base отличается чувствительностью и точностью, что позволило разместить 32 MPC-пэда и значительно упростить пользователю процесс микширования. Таким образом, 32 пэда, девять тач-слайдеров, восемь сенсорных кнопок и восемь переключателей мгновенного действия дают полноценный контроль и обеспечивают удобство работы.

Контроллер оснащен RGB-подсветкой и простым монохромным дисплеем. Base предоставляет пользователю огромное количество способов работы с ударными, синтами, лупами, шаговой секвенцией, пресетами и собственным списком композиций. Вы можете настроить под себя буквально все, включая внутренние пресеты. Используйте программу Base Editor, чтобы эффективно работать с вашими любимыми плагинами, приложениями, VST-инструментами.

Подробная информация:
avatar

Интервью с владельцем букинг агентства "Connect Bookings" Dj Lluck

Опубликовал в блог Интервью
0
Мы пообщались с Dj Lluck – профессионалом букинг-дела, диджеем, промоутером и просто интересным человеком. Данил Ляховицкий в долгой беседе рассказал нам о том, как открыть свое агентство, в чем главная особенность этой работы и что является главным в работе с музыкантами.



Как называется твоё агентство?

Агентство называется Connect Bookings.

Почему ты придумал такое название?

Я хотел, чтоб название было простым, и в тоже время четко обозначало главную функцию компании: соединять промоутеров с артистами.



Расскажи, как и когда ты начал заниматься букингом?

Впервые эта мысль посетила меня где-то в 2002 году. Тогда я учился на доктора юриспруденции в Университете в Филадельфии и был очень активен в местной хаус и техно-тусовке. Как диджей я был резидентом нескольких клубов, организовывал сам вечеринки, и, конечно, контактировал с коллегами по цеху. Там было очень много классных диджеев и певцов, и я подумал о том, как было бы хорошо продвигать их по всему миру. Тем более, тогда все связанное с Филадельфией очень котировалось в мире музыки: дип-хаус, брокен-бит, ню-джаз, нео-соул.
Первый мой опыт работы с артистами произошел, когда я помогал местному юристу в работе с «крестным отцом» хип-хопа: с Umar Bin Hassan из The Last Poets. А вот после получения диплома я решил всецело продвигать только свою собственную музыкальную карьеру, и, можно сказать, забыл про свои изначальные намерения. Только счастливый случай в 2009 году вернул меня к этой деятельности. Я всегда знал, что моя жизнь должна быть связана с музыкой, но тогда только на своем креативе — мне не удавалось заработать на жизнь. И я решил: так почему бы не использовать свои профессиональные качества и навыки чтобы помогать артистам, в музыку которых я верю, и при этом еще и самому зарабатывать?

Каковы обычные условия работы с артистами? Существует какой-то стандартный договор или к каждому свой, персональный подход?

У меня ко всем подход свой. В этом, возможно, некая моя изюминка. Одни артисты очень хорошо ориентируются в бизнесе и финансах, а другие – наоборот, как с другой планеты. Например, один мой артист только сегодня от меня узнал, что по скайпу можно общаться бесплатно, а до этого тратил деньги на звонки с другого континента, хотя имел доступ к скайпу на своем ноутбуке.
А вообще, общение с музыкантами происходит на уровне обоюдного доверия. Никакие договоры не могут в этом помочь. Или мы понимаем друг друга, и артист нуждается в моей помощи, или нет. А еще один из моих принципов это то, что я не требую эксклюзивности. То есть если артист хочет работать еще и с другим агентом, — то я не против. Все должно исходить от артиста и его пожеланий. Я никогда не напрашиваюсь и ничего не требую.

Кстати, почему ты не работаешь с артистами эксклюзивно?

Потому что я не хочу, чтобы у моих артистов возникали мысли, что они мне что-то должны. А эксклюзивное соглашение означает, что любое выступление артист должен согласовывать только через одного агента. Многие агентства на этом настаивают, ведь, по идее, это хорошо для бизнеса. Только вот после часто возникают ссоры из- за того, что артист чувствует, что он отдал контроль над своей карьерой в чужие руки, которые о нем самом особо и не думают. Без эксклюзива и меньше претензий из серии «Почему меня так мало приглашают»? В такой ситуации артист не будет винить меня, а, возможно, сначала покопается в себе.

Расскажи про своих артистов. Как они оказались в твоем агентстве? Как вообще происходит отбор?

Я сам пригласил несколько человек в свое агентство, но все они знали меня лично до этого. Несколько артистов сами попросили их взять. Я часто отказываю, но, например, совесть не позволяет отказаться от детройтских музыкантов, так как они мои кумиры, и я всегда рад им помочь. Для меня Детройт — это святое. 
Сейчас в моем агентстве артисты только мирового уровня, которые, к тому же, очень независимы, и поэтому не особенно любят принадлежать к какой-то группировке. Каждый из них уникален, и их музыка не является трендом. Их музыка не лимитирована временем. Можно сказать, что это часть философии моего агентства.
Мне очень трудно работать, если я сам не верю в музыку артиста — тогда мне не особенно хочется эту музыку продвигать. Вся моя деятельность в музыкальном мире с самого начала была основана на продвижении определенного музыкального вкуса. Но, с другой стороны, любой бизнес должен стремиться заработать, так что я не исключаю, что в какой-то момент мне придется пожертвовать своими стандартами. 
Все-таки самое главное в успешной работе с другими людьми — это совместимость и взаимное уважение. У меня была возможность поработать и с отечественными музыкантами. Не буду упоминать имена, но не сложно догадаться, кто из них подходит по моим критериям. Именно с ними у меня были проблемы, возможно, из-за того, что они воспринимали меня как русского, и это влияло на отношения и взаимоуважение.

А какие музыканты являются сейчас самыми популярными и продаваемыми?

Сейчас – Mike Huckaby. Это легендарный артист, который заслуживает не меньшего уважения, чем, например, Carl Craig или Moodymann, но долгое время он находился в их тени. Последние пару лет, в течение которых Майк выпустил несколько феноменальных пластинок, доказали, что никто не понимает настоящую хаус музыку лучше него. Конечно же, промоутеры по всему миру это заметили. На самом деле почти на всех артистов есть определенный спрос, и опять же, он не меняется в зависимости от каких-то музыкальных трендов.



Назови кстати всех артистов своего агентства?

Их немало: это Convextion, Dopplereffekt, DeepChord, Dj Minx, Echospace, Gerald Mitchell of Los Hermanos, Jeff Milligan, Jeff Samuel, Keith Tucker of Aux 88, Keith Worthy, Lusine, Mike Huckaby, Patrice Scott, Solvent, Thomas Brinkmann и Titonton Duvante.

Как ты рекламируешь свое агентство?

Я очень мало занимаюсь рекламой. Конечно, я стараюсь наладить связи с клубами и фестивалями для своих артистов. Зачастую здесь важны личные отношения. Я в этой индустрии почти 15 лет, работал и в США, и в России, и в Берлине, поэтому люди узнают обе мне и моей деятельности. Тем более сфера этой индустрии очень узкая.
По-настоящему важное в рекламном деле – это насколько востребованы сами артисты. Ведь я никого не заставляю приглашать моих артистов насильно.

А как ты продвигаешь своих артистов?

Опять же, их музыка – это и лучшая их реклама. Я могу только чуть-чуть помочь, что-то написать на фэйсбуке, в твиттере или на своем сайте. Все-таки я для них не менеджер, а именно букинг-агент.

Расскажи немного об официальной стороне бизнеса. Нужна ли регистрация букинг-агенства? Как обстоят дела с налогами?

Америка, в которой я и веду свою деятельность — лучшая страна для бизнеса. Особенно для малого. Главное — это платить налоги. В этом смысле, конечно, мне повезло, что я живу там, и могу пользоваться всеми благами ведения бизнеса. В Европе, как, наверное, и в России, это не так просто. 

Ты живешь на две страны – и в России, и в Америке. Где все-таки базируется твое агентство?

Я постоянный резидент Америки, а в России у меня просто временная регистрация. Это официальный расклад. Но я всем говорю: «Я из интернета!» Потому что мое месторасположение не имеет никакого значения. Все, что мне нужно для работы – это быстрый интернет, принтер и сканнер. Я доступен для своих артистов и для промоутеров 24 часа, семь дней в неделю. Это мое преимущество перед конкурентами. Очень многие агенты не настолько фанатичны. Когда я работаю в роли организатора, то часто сталкиваюсь с тем, что агент пишет мне, допустим, в пятницу: «Обсудим все в понедельник», или «Я буду в отпуске всю неделю». Я себе такого не позволяю.

Сколько человек работают в агентстве?

Сейчас я один. Почти четыре года я работал с партнером, но она ушла из этого бизнеса. Пока я справляюсь и в одиночку, но возможно, что вскоре мне понадобится помощь еще одного агента.

Как ты продаешь артистов клубам, фестивалям, промоутерам?

Чаще всего промоутеры сами обращаются ко мне. Я делаю только точечную продажу. Если вижу, что мои артисты подходят под концепцию какого-нибудь клуба или промоутера, то могу попросить их рассмотреть кандидатуру моих артистов. Так же я примерно раз в месяц делаю рассылку для промоутеров. Это особенно актуально, когда мои американские артисты едут в турне по Европе, и ищут дополнительные возможности для выступлений.

Случалось ли иметь дело с судебными исками? Может быть, кто-нибудь из промоутеров или артистов подавал жалобы?

Нет, до суда никогда не доходило, но я не стесняюсь использовать все свои юридические знания, полученные в годы учебы! Я обязан защитить интересы своих артистов. Но всегда нужно соблюдать баланс, ведь промоутеры — тоже мои клиенты. Я всегда пытаюсь быть дружелюбным и дипломатичным, найти компромисс в сложной ситуации. 

Большая ли конкуренция на этом рынке в Америке и в целом по миру? Много ли агентств профессионально занимаются букингом?

Конкуренция есть, конечно, но я не особо ее замечаю. А вот моим артистам часто приходится отклонять предложения других агентств. На самом деле, профессиональных агентств не так-то много. В моей нише их около 20. Российских агентств глобального масштаба нет, так что все русские успешные музыканты работают с зарубежными агентами. 

В какие страны чаще всего приглашают артистов агентства?

Больше всего приглашают в Лондон. Там огромное количество вечеринок на любой вкус. Следом за ним идут Берлин, Париж, Амстердам, Нью-Йорк и Токио. Часто сотрудничаю с такими клубами и ежегодными мероприятиями как Berghain, Fabric, Rex, Detroit Movement Festival, Amsterdam Dance Event.

Как устанавливаются условия гонорара?

Каждая ситуация требует своего подхода. Конечно, у каждого артиста есть свой минимальный гонорар. Не буду раскрывать все тайны ведения переговоров. У меня есть свой личный способ понять, сколько готов платить промоутер. Всегда собираю всю информацию и предоставляю ее артисту. Только артист принимает окончательное решение. При этом деньги не всегда решают все. Например, тот же Майк Хакаби был гораздо больше рад выступить на душевной вечеринке в Мурманске, чем в клубе Pacha на Ибице, хотя там гонорар был в пять раз больше. Конечно, обычно фестивали могут предложить больше, ведь у них больше спонсоров и гораздо больше проданных билетов. 

Расскажи пару интересных случаев из жизни, связанных с работой?

Я начал приезжать в Россию с 2006 года и проводил здесь пару месяцев в году. В 2008 я решил сделать вечеринку в «Грибоедове», и пригласил лучшего хаус-диджея на планете Земля – Daniel Bell. Это была фантастическая вечеринка, и я понял, что хочу привозить таких музыкантов в Питер, которых больше никто не привезет. Не трендовых, не раскрученных, а реально гениальных. Летом 2009 года я пригласил Titonton Duvante. Его знали примерно 20 человек на весь город, но это меня не смущало. Я считал и считаю его феноманальным хаус-диджеем и мастером тернтэйблизма. Он приехал из Америки, был очень уставшим, и решил выпить немного водки, да еще и на пустой желудок. Ему стало очень плохо. Я реально беспокоился за его жизнь. К счастью, все обошлось, и Титонтон пришел в себя на утро. Я написал письмо его агенту, рассказав об инциденте. Мы стали общаться с ней в скайпе, и по ходу нашего общения выяснилось, что агенту Титонтона очень нужна помощь в работе. Я внезапно вспомнил, что вообще-то мне очень интересна эта деятельность, и, недолго думая, предложил ей свою кандидатуру. Еще несколько  человек из разных стран претендовали на эту позицию, но я проявил больше рвения и моя работа отличалась от других более детальным и ответственным подходом. Опять же, мне помог мой опыт юридической работы. Через пару лет я уже был партнером этого агентства, а вскоре стал генеральным директором и владельцем, после того как моя коллега ушла из бизнеса. 

И последний вопрос: можешь дать пару советов о том, как открыть свое букинг-агентство?

Надо реально любить это дело. Я живу своей работой, думаю о том, как и что лучше сделать для своих артистов. Просчитываю каждый час их путешествий, возможности отдохнуть, пообедать, успеть к саундчеку, и при этом сделать все как можно дешевле и для артистов, и для промоутеров. Во-вторых, в любом бизнесе очень важно лично не обижаться, когда происходят какие-то рабочие конфликты. Надо помнить, что это работа, и немного абстрагироваться, понимать, что лично к тебе это отношения обычно не имеет. Чтобы открыть свое агентство, надо чтобы люди о тебе знали, чтобы понимали, что тебе можно доверять. Для начала надо быть частью этой индустрии, «вариться» в ней, понимать людей, с которыми ты будешь работать. Очень важно обращать внимание на маленькие детали, ведь они очень часто всплывают в самое  критичное время. Вот, например, у меня только что случился такой прокол: промоутер должен был оплатить билет для моего артиста, который был заявлен как хедлайнер крупного фестиваля. Он прислал мне подтверждение, и оно выглядело как настоящее подтверждение о брони. Я поверил, а сам проверять не стал. Артист приехал в аэропорт, а там ему сказали, что платеж не прошел, и никакой брони нет. В итоге артист вылетел только на следующий день, еле успев к своему выступлению, а промоутеру пришлось заплатить в два раза больше из-за своей ошибки. Мой артист был в шоке и истратил много нервов из-за этой ситуации. Вывод такой: надо все время быть начеку, ни в коем случае не расслабляться, и не доверять никому! Всегда все проверять самому. Для этого надо быть реальным фанатом своего дела. Любовь — это ключ к успеху. 

www.connectbookings.com
www.facebook.com/ConnectBookings
twitter.com/connectbookings
avatar

Как работать с Native Instruments Traktor Kontrol X1. Подробный обзор.

Опубликовал в блог Видео-обзоры
0


В этом видео мы расскажем как работать с Native Instruments Traktor Kontrol X1. Подробный обзор всех органов управления, создание и управление loop, работа с эффектами, настройка Native Instruments Traktor Scratch Pro и пр.

Native Instruments Traktor Kontrol X1
www.baza-shop.ru/products/dj/dj_controllers/professional_level/for_ni_traktor/native_instruments_traktor_kontrol_x1/
avatar

27 захватывающих дух магазинов звукозаписей, в которых нужно сделать покупки, прежде, чем Вы умрете.

Опубликовал в блог Новости магазина
0
Сайт Buzzfeed поездил по миру, пораспрашивал коллекционеров и фанатов музыки и составил список из 27 музыкальных магазинов, в которых непременно нужно что-нибудь купить этакое, прежде чем наступит тлен и смерть. Нам очень приятно, что наш магазин оказался в этом списке, и что по мнению составителей списка, это чуть ли не единственное место в России, где музыка и искусство органично сливаются с передовыми идеями некоммерческой культуры.

Подробнее тут

avatar

Как работает DVS (digital vinyl system) или цифровая виниловая система

Опубликовал в блог Видео-обзоры
0


Это видео адресовано в первую очередь начинающим диджеям, желающим понять как работают тайм-код системы. Подключение, настройка NI Traktor Scratch Pro, принципы работы.
avatar

GEMA: угроза ночной жизни Германии

Опубликовал в блог Клубная культура
0
GEMA: угроза ночной жизни Германии
Resident Advisor исследует продолжающийся конфликт на клубной сцене страны

«Они что, правда закрываются? А мы можем что-нибудь сделать?». Эта фраза звучит в документальном фильме Bar 25: Tage außerhalb der Zeit (в пер.с немецкого: «Bar 25: Дни вне времени» – прим.пер.), когда ничего не подозревающий посетитель узнает, что сегодняшняя вечеринка станет последней в истории клуба Bar25. Вероятно, многие читатели задали тот же самый вопрос, когда в июле 2012 попозли слухи о том, будто в следующем году закрывается самый популярный ночной клуб Берлина Berghain. Причина – новые тарифы на лицензирование музыки, вводимые организацией GEMA. Если вы не являетесь жителем Германии, то, скорее всего, вы впервые узнали о GEMA именно из этого скандала. Вскоре после этого международные СМИ запестрели заголовками о надвигающемся закате клубной жизни Берлина. Однако они не дали ответа на многие важные вопросы: В чем действительно заключается широко растиражированный конфликт между GEMA и берлинскими ночными клубами? Как такой конфликт по поводу тарифов на лицензирование музыки смог стать угрозой для бурной ночной жизни Германии? Да и что такое GEMA, в конце-то концов?

Даже если вы живете в Германии и многое знаете о GEMA, вы, вероятно, были удивлены широким размахом протестов против ее политики, достигших своего апогея в июле 2012 года. Год назад, когда подобные тарифы были введены для live-концертов, никто и не подумал выходить на улицы с протестами. А когда два года назад у берлинских клубов были проблемы с налогами, эта тема была вообще слабо освещена в СМИ. Почему же тарифная реформа, предложенная GEMA, вызвала такую шумиху? На протяжении всего 2012 и начала 2013 годов вопрос GEMA и ее новых лицензионных тарифов сопровождался неразберихой, искажениями фактов и недостоверной информацией. Итак, пришло время вернуться назад и прояснить этот вопрос.

Что такое GEMA?

«Общество по управлению правами на публичное исполнение и механическое воспроизведение музыки» (Gesellschaft für musikalische Aufführungs- und mechanische Vervielfältigungsrechte) это организация, которая занимается сбором платежей за использование копирайтерской музыки и перераспределяет эти средства в пользу авторов музыки. GEMA управляет коллективными правами на интеллектуальную собственность ее членов на внутренних и международных рынках. Если в Германии вы владеете любым бизнесом, связанным с использованием музыки (будь то ночной клуб, школа танцев или супермаркет), вы обязаны платить лицензионный сбор в пользу GEMA. На данный момент эта организация представляет интересы 64 тыс. композиторов, авторов текстов и музыкальных издателей в Германии, а также примерно 2 млн. иностранных правообладателей.

Несмотря на то, что GEMA является коммерческой организацией и представляет частные интересы, правительство Германии предоставило ей право отстаивать права ее членов в судебном порядке. Это также означает, что GEMA является монополистом на национальном рынке: другой организации, занимающейся лицензионными сборами, на данный момент в Германии не существует. В результате в прецедентном праве Германии было введено понятие GEMA-Vermutung (презумпция GEMA), что означает, что все музыкальные произведения считаются находящимися под контролем GEMA, за исключением тех случаев, когда пользователь сможет доказать, что произведение не подлежит обложению сбором или что оно находится в свободном доступе.

Gema

GEMA чем-то похожа на такие общества по сбору авторских отчислений, как PRS for Music в Великобритании или ASCAP & BMI в США, однако она действует скорее на основании «авторских прав», нежели на основании закона о копирайте. Это означает, что при вступлении в GEMA авторы музыки передают этой организации не права на владение своей музыкой, а лишь права на использование музыки, т.е. право в законном порядке взимать лицензионные сборы за проигрывание, воспроизведение и трансляцию их музыки. Это отличное решение для мелких музыкантов, у которых нет времени и денег для того, чтобы контролировать свои музыкальные работы. Однако при этом они утрачивают возможность самостоятельно принимать некоторые решения. Например, без согласия со стороны GEMA музыкант не сможет дать разрешение на бесплатное использование своей музыки в благотворительном мероприятии или снизить плату за использование его музыки на мероприятии, которое будет способствовать продвижению его карьеры.

Однако отсутствие прямого контроля над своей собственной музыкой – не единственная причина недовольства среди членов GEMA: все решения относительно музыкальных прав всех членов организации принимаются узким кругом высокооплачиваемых (т.е. по большей части – мейнстримовых и коммерчески ориентированных) участников. Членство в организации подчиняется иерархии: «полные члены», «исключительные члены» и «ассоциированные члены». Лишь крошечная часть полных членов (3323 человека) может непосредственно участвовать в принятии решений и занимать влиятельные посты внутри организации. Стать полным членом можно при выполнении следующего условия: лицензионные сборы музыканта за пять лет должны составить более 30,000€. Это запредельная цифра для большей части андеграундных исполнителей. Итак, эта мейнстримовая элита определяет размеры лицензионных сборов и распределение прибыли между всеми членами организации. Неудивительно, что эти влиятельные люди часто принимают решения, выгодные полным членам, обходя стороной интересы исключительных и ассоциированных членов.

«Главную проблему с GEMA я вижу в том, что там очень запутанная система перераспределения средств, которые они собирают по единому тарифу», – говорит продюсер и владелец лейбла Raster-Noton Карстен Николай (также известный как Альва Ното). «Мы живем в веке цифровых технологий, и было бы идеально, если бы люди платили за проигрываемые треки». Распределение гонораров это самый настоящий больной вопрос, потому что зачастую просто невозможно в точности отследить, где и когда проигрывались определенные треки. Сейчас GEMA решает, кто получит какой гонорар от музыкальных мероприятий, используя экстраполяционный алгоритм, который измеряет продажи преимущественно на мейнстримовом рынке и в прямых музыкальных эфирах.

Это и злит промоутеров, а также мелких продюсеров и лейблы: благодаря GEMA-Vermutung GEMA считает, что вся музыка, звучащая на массовых мероприятиях, подлежит обложению лицензионным сбором, а потом использует свой непонятный алгоритм, что решить, кому будут перечисляться собранные деньги. Для андеграундных музыкальных мероприятий, где звучат преимущественно немейнстримвые и независимые исполнители (например, многие танцевальные клубы), это означает, что часть сборов, которые они уплатили, окажется на банковских счетах каких-нибудь мейнстримовых исполнителей и авторов рекламных песенок, музыку которых не играли на этом мероприятии, в то время как другие музыканты не получат за свою музыку ни цента, какой бы популярной она ни была.

Также у GEMA какое-то странное представление о музыке как таковой. Организация классифицирует музыку по трем категориям: развлекательная [Unterhaltungsmusik], серьезная [Ernste Musik] и функциональная [Funktionsmusik]. Каждой из этих трех категории соответствуют разные лицензионные тарифы членские требования и вес (в баллах) в системе, которую они используют для расчета гонораров. Неудивительно, что развлекательная музыка оказывается в худшем положении, имея самые высокие членские требования, самые высокие тарифы и самый низкий вес для расчета гонорара. «В прошлом я пару лет работал на радиостанции, – говорит Prosumer, продюсер и бывший резидент клуба Panorama Bar. – Меня шокировало то, как работает GEMA…Разделять музыку на развлекательную и серьезную – это просто абсурд. Кто вообще вправе принимать такие решения?».

Споры по поводу тарифной реформы



Итак, Gema уже окружало облако недовольства и возмущения, когда в 2012 году разразились споры по поводу новой тарифной реформы (Tarifreform). В результате этих споров GEMA подверглась еще более сильной критике, чем когда-либо раньше. Многое произошло в 2012 году, и если решить подробно описать все события того года, можно было бы без труда насобирать материал на еще одну статью. Предлагаем вам самый лаконичный вариант: 14 апреля 2012 года GEMA объявила о том, что с начала 2013 года начнут действовать новые, «упрощенные» лицензионные тарифы для музыкальных мероприятий. Следует отметить, что организация объявила о введении новых тарифов как о уже свершившемся факте, а не вынесла предложение на публичное обсуждение.

Для большинства немецких музыкантов и лейблов эта новость звучала примерно так: «С нового года у нас новые тарифы. Если вам не нравится – ну что ж, вам же хуже. Давайте денежки». Все были недовольны.

Естественно, у любой истории всегда есть своя предыстория. В декабре 2007 года правительственная комиссия под названием «Культура в Германии» подтвердила законный статус GEMA как национально признаваемой организации по взиманию сборов, однако при этом раскритиковала слишком сложную и несбалансированную тарифную структуру организации. Вскоре после этого GEMA объявила о том, что она начинает работать над пересмотром лицензионных сборов с целью сделать свою деятельность более прозрачной, упрощенной и сбалансированной. Поскольку по закону GEMA обязана вести переговоры с сообществами, представляющими интересы пользователей музыки (например, клубов), она начала переговорный процесс с «Национальной ассоциацией организаторов музыкальных мероприятий» (Bundesvereinigung der Musikveranstalter (BVMV)).

Продолжение. Часть2 >>
avatar

Выбор рюзака для среднеразмерного dj-контроллера

Опубликовал в блог Видео-обзоры
0
Мы запускаем новую серию видео-обзоров, посвященную выбору сумок, кейсов и рюкзаков для dj-оборудования.

Животрепещущая тема, как нам кажется. Практически каждый день мы получаем массу вопросов: «а подойдет ли эта сумка для этого контроллера?», «а какие отделения внутри сумки?» и тп. Действительно, не всегда можно это понять, ориентируясь только по фотографиям.

Итак, наш первый обзор:

Выбор рюзака для среднеразмерного dj-контроллера

(Vestax VCI-380/400, Reloop Terminal Mix 2, Native Instruments Traktor Kontrol S2, Reloop Beatmix, Numark Mixtrack Pro II)









avatar

Книга Тобиас Рапп "Забыться в звуке: Берлин, техно и easyJet"

Опубликовал в блог Новости магазина
+1
Все знают, что в Берлине самые крутые клубы, что там функционируют практически все главные техно-лейблы современности, важные артисты, популярные диджеи и если какой-то город и можно назвать главной техно-точкой на карте клубного мира, то именно что Берлин. Немецкий журналист Тобиас Рапп, отвечавший за культуру в важном издании Der Spiegel решил написать книгу о том, как именно Берлин становился клубной столицей сегодняшнего мира. В своей книге он затронул все главные достопримечательности клубного Берлина — Berghain, Watergate, специфическая культура афтепати и Bar 25, новая клубная география Европы и лоукостер easyJet, ставший ее олицетворением, компьютерная программа Ableton и знаменитые музыкальные магазины Берлина, вроде Hardwax и Melting Point. Творческое объединение Innervisions и Эфдемин с Pantha Du Prince как послы новой немецкой культуры. Все это подано через призму специфической истории города, который 40 лет был разделен Стеной. В итоге получилась одна из важных книг, объясняющих нашу с вами современность! Ну и, конечно же, только в «Базе» вы можете купить эту книгу по самой низкой, в мире, цене.



Купить книгу