avatar

«Тепло», «холод» жизнь и приключения Dapayk.

Опубликовал в блог Интервью
0
У Никласа Воргта очень необычная биография для немецкого техно-артиста. Когда-то давно он начинал с драм-н-бейса (и не где-нибудь в Англии, а в Германии), потом неожиданным образом переключился на злейший шранц, а потом, бац, и стал видным деятелем минимал-техно. Про свою жизнь, семейный дуэт, теплоту и холод электронной музыки — в нашем эксклюзивном интервью!



В вашей биографии можно прочитать, что вы с 1993 года занимаетесь музыкой. Значит ли это, что вы пережили первую волну техно в Германии. Как выглядела эта эпоха? Можно ли описать это время, как период полной анархии?

Техно стало популярным во время смены политической системы в 1989-1990 годах. Но уже во время ГДР были первые попытки популяризации электронной музыки для широкой публики на радио-станциях, как например DT64. Мне тогда было 12-13 лет, и я мгновенно был заражён этими совершенно новыми музыкой и звучанием. Я жил в совершенной глуши, в маленьком городке без музыкальных магазинов или клубов. Первую музыку мы могли услышать на пиратских кассетах из Польши. Потом появились первые компакт-диски. Легендарные вечеринки в клубе HR3 рассылали записанные ди-джейские сеты, и этим записям поклонялись, как религии. С 1993 года я начал писать свои первые треки. Вначале очень простые и на самых примитивных Wav-программах. У моего компьютера тогда было всего 15 мегабайт памяти, а на синтезатор у меня не было денег. Поэтому все треки основывались на семплах и на нарезках самого отвратительного качества. Но тогда всё было возможно! Казалось, что не существовало никаких правил того, как должны звучать электронные треки. Не играло никакой роли, сколько нужно басов и какие высокие частоты могут вызывать неприятные ощущения. Главным было получать кайф. С середины 1990-х годов в моих местах стали проводиться первые рейвы. Обычно их организовывали в заброшенных казармах или фабриках. Вскоре эта новая сцена стала привлекать людей, чей единственный интерес был зарабатывать на этом деньги. Фаза анархии была совсем недолгой. Техно очень быстро стало коммерческим продуктом.

То есть можно сказать, что техно вирус заразил вас в начале 1990-х годов? Какая разница между техно того времени, и сегодня?

Техно тогда было свободнее и меньше зависело от стилей. Можно было делать всё, что угодно. Ещё не было чётко выраженных стилей, и диджей мог в одном сете за ночь играть всё — от джангла до хардтранса — и никто не показывал на него пальцем и говорил, что это не модно. Только когда коммерческое техно а ля евродэнс наводнило телевизор, появились разграничения типа: «это никак нельзя играть!»
Раньше диджей не был центральной фигурой. Мызыка или клуб были важнее. Сегодня диджеи — это рок-звёзды или аниматоры, от которых требуется намного больше, чем играть музыку. При этом качество последней становится всё меньше значимым.



Какое-то время вы были довольно известны как драм-н-бейсовым диджеем. Мы мало знаем о драм-н-бейс-сцене в Германии. Она сильно отличалась от например сцены в Англии? Какое звучание было более популярным: джангл или ликвид? Кто из драм-н-бейс-продюсеров вызывал тогда у вас восхищение?

Драм-н-бейс-сцена в Германии была очень маленькой. У неё были свои центры, например в Мангейме или Бонне, но некоторые клубы также организовывали вечеринки с драм-н-бейсом, особенно в студенческих городах. В моих местах таким клубом была Kassablanca в Йене. Там играла самая разная музыка, и для меня это было лучшим вариантом, чем жёсткое техно, которое становилось всё полулярнее. Не важно — джангл или ликвид — всё было дозволено! На меня наибольшее влияние оказали оба первых альбома The Prodigy, а также LTJ Bukem и другие.

Почему вы поменяли ваш стиль в конце 90-х? Вы чувствовали себя ограниченным в драм-н-бейсе? Вам требовалось больше творческой свободы для самовыражения?

Я топтался на месте с моим драм-н-бейс лайвами. У меня было может быть 3 выступления за год. Но я уже почуствовал вкус крови и мне хотелось намного больше живых выступлений. В какой-то момент я из чувства разочарования сыграл один из моих брейкбитовых треков с прямой бочкой, и люди стали танцевать, потому что на скорости 145 bpm это уже было «нормальное» техно. Так я сам того не желая скатился в шранц и жесткое техно. Вдруг меня сделали резидентом двух самых популярных у нас в местности рейвовых клубов, где я начал регулярно играть. Мой контакт с драм-н-бейс-центрами так и не развился. Я постоянно им посылал свои демо, но совершенно без толку. С моими техно-треками я очень быстро приобрёл популярность и у меня появилась какая-то перспектива. Драм-н-бейс в Германии всё равно к концу 90-х сошёл на нет, и никогда не достиг такой популярности, как в Англии.



У вас много собственных лейблов. Вы можете составить список из 5 треков, изданных на ваших лейблах, которыми Вы особенно гордитесь?

Dapayk & Padberg «Island feat. Caro (Noze Remix)»


Dapayk Solo «A Saw attacks»


Marek Bois «Dapps»


Mooryc «Simply»


Dapayk & Midnight «Emergency»


Многие знают вас как часть проекта Dapayk & Padberg. Можно сказать, что этот проект, который вы осуществляете вместе с вашей женой, это попытка принести тепло в холодное звучание минимал-техно?

Техно не должно быть «холодным». Мы никогда не старались уйти от «холода». Но как только в продакшн попадают человеческие элементы, как например голос, музыка наполняется теплом. Но мы часто слышим, что даже наши треки с голосом звучат «замороженными». Во всех моих треках я стараюсь соблюдать правило не работать по шаблону, допускать ошибки, и таким образом привносить элемент человеческого звучания в мою музыку.



Уже 5 лет вы организуете фестиваль I Love Vinyl в горах вашей родины Тюрингии. Как возникла идея фестиваля? Оправдало ли себя проведение фестиваля электронной музыки так далеко от её центра в Берлине?

Мы с женой уже более 10 лет живём в Берлине. До нашего переезда в столицу мы участвовали в организации многочисленных маленьких вечеринок у нас на родине. Но отношение властей и настроение местного населения заставило нас сдаться и оставило чувство неудовлетворенности. Однако через некоторое время мы опять захотели попробовать что-то организовать на родине, используя наши новые контакты в Берлине, и таким образом «отблагодарить» наших друзей и семьи за поддержку. И поэтому в 2009 году мы провели первый фестиваль I Love Vinyl. В это время Германия уже полностью ушла в «цифру». Практически во всех клубах исчезли виниловые проигрыватели, и все диджейские сеты звучали как под одну копирку, потому что все покупали одни и те же треки в одних и тех же интернет-магазинах. Мы хотели показать, как по-разному может звучать винил, когда его играют диджеи, приехавшие со своими сумками из разных регионов и купившие его в своих местных магазинах. Концепция фестиваля была хорошо принята публикой и он постоянно развивается. У нас уже отыграли диджеи из Норвегии, Франции, Швейцарии, Голландии и Польши. Мы рассматриваем этот фестиваль также как поддержку молодых местных артистов. Такой фестиваль, как I LOVE VINYL, был бы совершенно другим, если бы проходил в Берлине. В Тюрингии людям нравится альтернатива, и если бы не чувствовали их поддержку, мы бы давно прекратили устраивать этот фестиваль.

Что вас сегодня воодушевляет на творчество?

Зависит от того, что я хочу делать. Если я хочу писать клубные треки, мне очень комфортно в Берлине. Здесь постоянно чувствуешь энергию, и электронная музыка тебя окружает так, что всё время хочется творить. Если же я хочу записать музыку для головы, то я должен уехать из города, подальше от электронной почты и интернета. Уже много лет мы с этой целью снимаем домик в Провансе во Франции и уезжаем туда на несколько недель. Недавно мы так же провели отпуск в Шотландии, что тоже оказалось хорошим местом для творчества. Альбом Dapayk & Padberg «Smoke» был целиком записан там.



На каких новых продюсеров стоит по вашему мнению обратить внимание?

Я всегда советую следить за творчеством Patrick Vano. По моему мнению он очень умело комбинирует рэйв с минималом. И ещё я большой фанат нового артиста на нашем лейбле Greeko. Это совсем молодой итальянец, который совсем по-другому подходит к написанию музыки, чем такой «старик» как я.
avatar

Томас Бринкманн (Max Ernst, Shitkatapult)

Опубликовал в блог Интервью
0
От Виктора Цоя до Sven Vath: интервью с Томасом Бринкманном, взятое у него за несколько дней до его выступления в Санкт Петербурге в клубе Грибоедов 9 августа 2013.



Томас, тебе явно интересна Русская культура, ведь как пример, ты делал ремиксы на песни Виктора Цоя, и использовал стихи русских поэтов-футуристов в своих композициях. Откуда у тебя появился интерес к русской культуре?

Когда меня пригласили в Россию первый раз, я хотел приготовить что-то особенное и попросил Tusia Beridze (TBA) мне помочь. Она часто слушала песни Цоя, и я тоже слушал их в ее компании. Мне хотелось найти песню со скоростью 120 bpm, но большинство его песен или быстрее или медленнее. А вот «Следи за Собой» подошел идеально, и не только из за темпа. Когда она перевела мне слова с русского, то мне понравился и смысл песни. У нее русская мама и русский язык для нее родной. Но больше информации она мне не дала. Уже позже я все сам понял: черный альбом и всю ситуацию Цоя. Через несколько лет я посетил его мемориал в Минске и оставил там папиросу.



Могу рассказать еще одну интересную историю связанную с Цоем. В 2004 году и выступал в Тель Авиве я сыграл «Следи за Собой». Ко мне подошла русская/еврейская девушка и спросила меня: «Ты знаешь, что ты играешь»? Я сказал: «Да». Она говорит: «Ты даже не понимаешь, ты играешь с моим детством». Это был невероятный момент, который тронул меня, и я понял некоторые вещи, и не только про Цоя. Я чувствовал, что я играю только для нее в ту ночь. Кстати, большинство публики в ту ночь были выходцами из России. Возможно отсюда идет это:





А есть ли современные русские музыканты, о которых ты знаешь?

К сожалению нет. Но я только что сделал ремикс для итальянского парня Hooved, где я использовал тему Артемьева из фильма «Сталкер». Знаете откуда ее корни? Из «Pulcherrima Rosa», трека из средневековья.

Твой последний альбом вышел на лэйбле Shitkatapult, твой новейший релиз вышел на Third Ear на прошлой неделе. В чем причина, что твой собственный лэйбл, Max Ernst, не принимает участия в этих проектах?

Я потерял двух дистрибьютеров. Сейчас самому выпускать свою музыку это значит ограбить себя. Но Max E. во всем участвует. Кстати, вот еще одна история про Алексея Крученых, и его поэму «Дыр Бул Щыл». Трек «Dyr Bul Scyl» вышел на моем последнем альбоме, и Sven Vath включил его в свой микс, который он выпустил на компакт диске. GEMA — немецкая организация, которая защищает авторские права, попросила Свена перестать продавать эти диски, так как на «Dyr Bul Scyl» не была приобретена лицензия! У меня были настоящие проблемы с ними. Но в итоге Российская организация по защите авторских прав написала им письмо: «Вы что, сумасшедшие»? Это же всего 13 слогов, и они не имеют никакого значения. Конечно, мы заботимся об авторских правах Крученых, но не о бессмысленной поэме! Да, это его самая известная работа, ну и что? 13 слогов! Сам Крученых говорил: «Это глубже, чем весь Пушкин». Крученых был прав. Было смешно, что немецкая организация GEMA так хотела защитить русскую поэзию. Страна, в которой родились Kurt Schwitter и Hugo Ball, считала, что они родоначальники DADA поэзии, и даже не знает, что русские футуристы, как Крученых и Хлебников творили это до немцев. Все таки GEMA дала разрешение после того, как российская организация не взяла денег у Свена. Зато они забрали все деньги, которые Свен заплатил мне и Shitkatapult за лицензию. Люди потом говорили мне, что я был глуп, что вообще упомянул откуда взялось это название трека. Из за 13 слогов я не получил ничего.

http://www.max-ernst.de



Ты работал в разных стилях в своей карьере: минимал, хаус, клик техно. Как происходит твоя музыкальная эволюция? Она спонтанна, или ты специально решаешь, например: «Надо попробовать сделать дип хаус трек с вокалом»?

Быть непредсказуемым очень ценно. Я никогда не знаю, что будет дальше. Но мне кажется я никогда не записывал дип хаус треки.

Тебе хотелось бы поработать вместе с какими-то музыкантами?

У меня нет конкретных идей. Было весело выступать вместе с Oren Ambarchi и Mika Vainio. Christian Marclay крутой, и мистер фидбэк: Otomo Yoshihide.

Тебе удалось путешествовать и выступать по всему миру. Есть ли страны, где люди более открыты для «другой» музыки?

В этом смысле Япония особенная страна.

Как тебе удается постоянно находить вдохновение для творческой работы?

Я не вдохновлен. Но корень находится в душе. В душе, и может быть в водке.

Ты известен своими музыкальными экспериментами в контексте техно музыки. Возможно ли сейчас успешно экспериментировать, когда мир техно пытается все больше сблизиться к мэйнстриму и поп культуре?

Да, все очень мэйнстримно, без мысли, без понимания, и без последствий. Но, посмотри на наш мир, это самое ебнутое место вселенной, и «бум бум» его саундтрек, a Apple продает железо и цифру, чтоб это играть.



Чего ожидать питерской публике от твоего выступления?

Я надеюсь они потанцуют немного. Я надеюсь Эдвард Сноуден придет в Петербург, и Pussy Riot, и все крутые русские люди, и как можно больше геев!

Лейбл Томаса Бринкманна Max Ernst
avatar

Кевин Сандерсон

Опубликовал в блог Интервью
0
Представляем вашему вниманию TOP 5 любимых треков и интервью, которое нам эксклюзивно, накануне своего визита в Петербург, дал легендарный музыкант, продюсер и диджей, известный как один из наиболее плодотворных участников «Великой Детройтской Троицы» — Kevin Saunderson (Detroit, USA), который выступит 19 июля на вечеринке Concept One Detroit Session в клубе Torque.



Можешь ли ты назвать событие, которое изменило твою жизнь? Например, знакомство с кем-либо или покупка первого синтезатора или выпуск первой пластинки или создание собственного лейбла. Что угодно, после чего все стало по-другому.

На меня повлияли походы в Paradise Garage в Нью Йорке, в начале 80х. Это было очень важно для меня, услышать Ларри Левана на мощном звуке.  А потом был Music Box в Чикаго, где играл Рон Харди. Он тоже очень повлиял на меня. Его музыка была очень духовная, и в тоже время очень грязная!

Расскажи пожалуйста об отличии публики на вечеринках в 80, 90-х и 2000-х годах. 
есть ли это отличие и в чем? 


В 80-х было больше разных людей не вечеринках, не только молодых. У всех было много энтузиазма, так как музыка была очень свежая. Сейчас публика уже избалована, стало меньше крутых вечеринок. Но мне нравится, что сейчас в Америке идет новая волна интереса к техно музыке, это повод для оптимизма.



Как часто ты позволяешь себе отпуск и как обычно его проводишь? Есть постоянные маршруты или всегда что-то новое?

Пару раз в год, люблю отдыхать с семьей. Моему младшему ребенку 4 года, а старшему 23. Например мы ездим в Диснейворлд, иногда на рыбалку, иногда на спортивные соревнования, или в кино. Я семейный человек.

Какой совет ты бы дал молодым продюсерам техно музыки?

Надо делать музыку от сердца. Если кому-то не нравится, это не важно. Надо делать музыку для себя!

Как воспитывать в себе мотивацию к работе?

Я очень люблю музыку, поэтому мне легко.

Ты много путешествуешь, назови свои любимые города и клубы?

Фабрик в Мадриде, Фабрик в Лондоне, Сук в Сингапуре. Awakenings в Голландии мой любимый фестиваль.

Сценарий идеальной вечеринки для тебя?

Это была бы вечеринка на скале над морем. С 2 ночи до 12 дня. В помещении с раздвижной крышой, чтобы можно было убрать крышу рано утром, чтобы солнце сияло на весь танцпол. Ну и конечно нужен супер звук и свет. Хотел бы крутую диджейку, над танцполом, и чтобы она могла передвигаться по всему клубу. А рядом туалет и лаундж для друзей.  И чтобы никто не мог проникнуть в диджейку, и не отвлекал диджея, чтобы диджей не сбивался со своего грува!


В чем ты видишь различия американской и европейской электронной сцены?

В Европе больше истории. Люди понимают откуда музыка появилась, и как она развивалась. В Америке такой истории нет на массовом уровне. Есть только какие то отрывки.  Это как книга, которую читаешь от начала, или начинаешь читать с середины. Хотя конечно это странно, ведь все началось в Америке. 

Ты знаешь что-нибудь о Петербурге и России, знакомо ли тебе творчество наших электронных музыкантов?

Никогда не был в Петербурге и  ничего особенного не знаю про ваш город, но очень хочу узнать! Пару раз был в Москве и мне понравилось.

TOP 5 любимых треков Кевина Сандерсона. Знаковая музыка «на все времена»


1. Rhythm is Rhythm — Strings of Life

Самый важный момент в нашей (с Дерриком Мэем) карьере. Гениальный трек. Я не мог поверить, когда услышал этот гимн!


2. Cerrone — Supernature

Я услышал как Ларри Леван играет его в Paradise Garage. Очень гипнотизирующий трек, который повлиял на меня, а позже мне посчастливилось сделать на него ремикс.


3. Stephanie Mills — Put Your Body In It

Еще один диско трек, который я так любил слушать в Paradise Garage, когда ходил туда совсем молодым со своими двоюродными братьями.


4. Plastikman — Spastik

Чистое техно. Прекрасно работает на любой публике, в любом месте, каждый раз!


5. Funkadelic — One Nation Under a Groove

Классический пример слияния диско и фанка. До сих пор звучит очень современно!

avatar

Legowelt

Опубликовал в блог Интервью
0
Legowelt (Danny Wolfers) – очень продуктивен. 8 альбомов и более 20 псевдонимов, под которыми он выпускает самую разнообразную музыку. Например, стоит упомянуть африканскую музыку в проекте «Nacho Patrol» и Chicago house в «Polarius». Wolfers предпочитает постоянно варьировать набор инструментов и их комбинаций из обширного списка своего оборудования, и к удивлению многих, это никоим образом не связано с чисто аналоговыми технологиями.

Legowelt

Когда тебя впервые заинтересовала возможность делать электронную музыку?

Это случилось на заре 90-х, когда House начал входить в моду и был чем-то особенным и магическим. На MTV можно было увидеть документальные сюжеты о парнях работающих с TB-303 и рассказывающих, что House музыку можно делать у себя в спальне на кассетах… И я подумал, это круто, я тоже хочу попробовать. Полагаю, это был 92 год, и к тому времени у меня уже был Commodore Amiga. В начале 90-х он сыграл большую роль в электронной музыке, многие пользовались программой OctaMED. Были и другие, как Protracker и даже Cubase-style. 'Amiga' когда-то выпускали компьютерный журнал и к нему прилагалась бесплатная копия OctaMED… Думаю, Amiga занимал очень важное место в электронной музыке ранних 90-х. Множество людей использовало Amiga для всех видов музыкальных стилей. Важную pоль сыграл Jungle, также gabba hardcore в Голландии и техно, как 'Unit Moebius' из Гааги. Они делали первые треки в OctaMED на платформе Amiga. Действительно, очень много музыкантов… Думаю, и Aphex Twin был среди них.

Хорошо, у тебя уже был Amiga.., много ли ты тогда слушал электроники?

Да, мало по малу, потому что это было чем-то новым, волнующим в мои подростковые годы. Я думал: «Да, это круто.» Не переворотное, конечно, но что-то свежее. Знаете, для мальчика, музыка созданная на компьютере была очень заманчивой. Тогда люди говорили: «звуковые сигналы компьютера — это и есть музыка House.» Так по сути я и начал, потихоньку, с Commodore Amiga. Можно было сэмплировать звуки, а затем проигрывать. В своей основе, Amiga работает как сэмплер, так что его можно использовать как сэмплер и секвенсор и писать музыку.



Были ли у тебя изначально серьезное стремление создавать треки?

В самом начале, у каждого, конечно, должно быть стремление. Однако, вскоре это перестало представлять значительную ценность, я просто продолжал на любительском уровне. Я думал: «Ладно.., я собираюсь записать house трек»… А это было не так просто, потому что интернета тогда не было. Я не имел никакого представления как это сделать. Ко всему прочему, я не знал никого, кто умел бы, так что я был предоставлен сам себе… Я мог бы пойти в библиотеку и взять книги о синтезаторах, но это были книги начала 80-х, которые предлагали использовать Jupiter8 или что-то в этом роде…и конечно такое невозможно себе позволить, когда тебе 13. Так я и продолжал как любитель, потихоньку создавая треки.

Когда ты обнаружил, что в Гааге были другие, кто занимался тем же самым?

Ну, тогда была одна радиопрограмма. Национальное радио было все еще весьма неплохим и они могли поставить что-то необычное. Было одно вечернее шоу в пятницу… Я уже не помню как оно называлось… но они ставили house и techno, например Ferenc [I-f] и что-то от Unit Moebius: и я подумал, они из Гааги — это странно, потому что мне казалось, музыка может быть только из Чикаго или Детройта и т.д. Здесь люди, в основном, интересовались роком. Так я узнал о них, и o том, что тут есть Bunker Records лейбл, на котором, спустя несколько лет у меня появился свой релиз.



Были ли у тебя учителя с этого лейбла?

Фактически нет, так как я уже довольно неплохо разбирался в технике.

Когда в твоей жизни появились синтезаторы?

Трудно сказать. Полагаю, в 1993 или даже 92-м. Мы с отцом поехали в Роттердам чтобы купитьYamaha DX-21 FM. Но тогда я не имел ни малейшего представления что это такое. Я думал, на нем можно делать 'acid sound', но это было сложно сделать на Yamaha FM синтезаторе. Было также очень сложно программировать, так что это был ужасный выбор для первой покупки. Но это все, что у меня было! Я был очень разочарован когда мы купили его, потому что на нем не получалось добиться того самого 'acid sound' как на Juno. Конечно, там были хаус звуки как organ и solid bass, но потом я научился с ним работать (по ночам после школы). Я часами сидел, пытаясь разобраться как на нем программировать.

Можно сказать, что возможности синтезатора приковали твое внимание на раннем этапе?

Да, это было очень захватывающим занятием, я сильно втянулся… Ну, и по сей день! Это была настоящая страсть, да.

Как проходит твой день в студии?

Скорее всего это кофе, завтрак, какие-то управленческие дела… На самом деле, у меня никогда нет заранее заготовленных (музыкальных) идей. Зато, сидя за синтезатором, я включаю канал и начинаю работать. Не бывает такого, что я иду в студию с мыслью: «есть интересная идея, надо записать…». Так не происходит, идеи приходят во время работы.



Всегда ли эксперимент лежит в основе твоего подхода?

Когда я был маленьким, я играл на скрипке и фортепиано, но это не особо повлияло на мою музыку, так как я уже все забыл. Сейчас, я начинаю работать над треком и все получается автоматически. Всегда по-разному. Я использую разное оборудование. Я установил его в разных местах. Я так же все время использую разные микшеры. Думаю, бит очень важен для хауса и техно. Я прописываю басы, потом ищу какой-нибудь необычный, 'задумчивый" или какой-то еще звук и начинаю создавать трек.

Ты всегда программируешь свои собственные патчи?

Мне нравится программировать на синтезаторе в определенном объеме, но я абсолютно ничего не имею против пресетов, я также использую множество пресетов как с Korg M1 или DX-100. У меня есть куча собственных звуков, но иногда я использую легендарные хаус пресеты. Знаете, есть такие люди, которые скажут: «Фуу, он использует пресесeты..» Если это просто звук, кому какое дело? Важно, что ты делаешь с ним. Фортепиано — тоже пресет.

Ты, наверное, сейчас с легкостью можешь определить, когда люди используют пресеты.

Абсолютно точно узнаю то, что было до 2000-го. Я не так хорошо знаком с новым материалом.

Много ли есть интересного для тебя за последние десять лет?

Полно! Вот, как видите, у меня есть microKorg'и, большим фанатом которых я являюсь. У них есть многие функциональные возможности синтезатора и звук который мне нравится — такой густой, как у раннего Roland, какой можно было сделать на Jupiter. Они (microKorg) — как рабочие лошадки. Если у тебя есть редактор на компьютере, можно добиться потрясающего результата.



Говоря о синтезаторах, есть ли у тебя предпочтения?

С уверенностью могу назвать себя экспертом в FM-синтезаторах. Я могу запрограммировать DX-100 и могу сказать, что полностью овладел им.

Ты когда-нибудь интересовался модульным синтезом звука?

Совершенно не интересовался. Для меня это самое скучное. У меня есть модульный секвенсор MS-20 и MS-10, но модульные синтезаторы не соответствуют стилю моей работы. Плюс они очень дорогие. У человека может быть модульная система за 5000$, а все, что он с нее выжимает это — пшик. В основном они еще и не полифонические. Думаю, модульные синтезаторы хороши как хобби для любителей. Я скорее бы выбрал хороший ромплер, как тот (указывает) Korg Microstation, его реально можно использовать для создания треков, также считаю, в нем гораздо больше интересных звуков. Конечно, можно купить отличные модули и добиться действительно необычного звучания, но лично для меня они не достаточно быстрые, потому что нужно подсоединять провода и память не встроена.

Ты до сих пор используешь Amiga?

У меня всегда разные способы работы. Может быть такое, что я неделю работаю на Amiga, подсоединенным к 808 через MS-20, потом могу еще добавить что-то свежее. Я не тот, кто будет сидеть в одной студии весь день — это бы наскучило и я бы потерял вдохновение.

Ты всегда с пристальным вниманием относился к рабочей обстановке?

Да, думаю это так. Когда-то у меня была огромная студия с каждым чертовым синтезатором, который только можно представить и огромным автоматизированным микшерным пультом типа Tascam. Это была гигантская штука с множеством каналов, настоящая профессиональная вещь! Сидишь там и думаешь..: «С помощью всего этого я буду делать хаус и техно?» Большинство классики хауса и техно сделаны на этом Tascam 4-track. Я полагал, что как у артиста, у меня должно быть все оборудование и самые дорогие компрессоры… Что ж, по правде говоря, это полная чушь, ты можешь использовать все что угодно, даже если это только ноутбук, ты можешь записать восхитительный трек. Так что я отдал свой микшер Брайану(Orgue Electronique) и продал синтезаторы, так как я не особо-то их использовал. Потом я начал пользоваться Inkel audio mixer, который купил за 20 евро. Он очень простой, но это все, что надо. Чтобы записать хороший хаус трек не требуется 32 канала. Мне нужно было около трех на том гигантском пульте.



Когда ты пришел к этому выводу?

Не знаю точно, полагаю несколько лет назад. У меня все еще есть студия. В мире синтезаторов люди хотят престижа, чем больше у тебя синтезаторов, тем больше престижа.., как обычно. Особенно это заметно на форумах, такое чисто мужское бахвальство, типа мачо-стиль, тоже самое с увлечением автомобилями и так далее.

Тебе стало стыдно за это?

Да, еще бы. Всем должно быть.

Часто ли бывает чувство, что более старые технологии имеют какие-то ограничения.

На самом деле, я комбинирую их с множеством новых. У меня есть очень современный синтезатор Microstation, к тому же я часто использую компьютер, чтобы все соединить. Я использую разный софт — Ableton, Reason, разные другие.

Я, кстати, не знал об этом.

Да.., люди думают я прожженный, аналоговый олдскульщик, а мне нравится комбинировать и все время менять set-up. Я также все время пользуюсь разными программами, на этой неделе — Ableton, на следующей неделе — Reason.

Это мысленное состояние свежести или ты в поисках нового результата?

И то и другое, я думаю. Чтобы ощущать приключение, понимаешь?!

Существует ли определенная эстетика, к которой ты тяготеешь, в электронной музыке?

Мне нравится грязный звук, поэтому я сделал много материала на кассетах с 4-track Tascam. Я когда-то записывал на бобиннике, но сейчас это очень дорого обходится. Бобина стоит около 30-40 евро. Записывая на высокой скорости, поместится где-то три трека. Я записываю много треков каждую неделю, таким образом, мне бы пришлось тратить около 300 евро в неделю только на пленку. Куда лучше сразу на компьютер или кассету. Люблю использовать старые микшеры, типа Behringer, например, вот — маленький Behringer, он, на самом деле, может очень «грязно» звучать. Это тоже касается синтезаторного элитизма, обычно эти мачо презирают Behringer.

Ты уделяешь большое внимание технической стороне? Занимаешься ли ты мастерингом своих треков?

Бывало, но не часто… мастеринг — наверное, одна из самых переоцененных вещей. Я не могу высказать «мнение специалиста» по этому поводу… Меня больше увлекает звук и музыка сама по себе. Музыкальное царство — вот, что я люблю.

По материалам residentadvisor.net
avatar

Eddie Fowlkes: Четвертый из Бельвиля

Опубликовал в блог Интервью
0

Eddie Fowlkes: Четвертый из Бельвиля

Он не из Бельвиля. Возможно, в этом-то и вся проблема. RA беседует с одним из забытых героев техно.

Почему мы рассказываем наши истории? Потому что упорядочивать информацию это естественное желание человека. «Откапывать» вещи, которые неизвестны широкой общественности. Но реальная жизнь намного сложнее и запутаннее. В реальной жизни нет ничего «по три». Реальная история техно – это не только основатели, инноваторы и лидеры. Реальная история техно включает и имена, забытые теми, кто не близко знаком с этим жанром: Бакстер, Эклз, Шакир, Олдхэм, Фолкс.

Без них не была бы полной ни одна серьезная история, и ни одна серьезная история не может в полной мере передать то влияние – будь оно большое или незначительное – которое оказало Трио из Бельвилля − Хуан Аткинс, Деррик Мэй и Кевин Саундерсон – на огромное число музыкантов, появившихся позднее. Но и вклад Эдди Фоукса в техно-музыку переоценить сложно. Мало кто может похвастаться тем, что в середине 80-х он жил в одной комнате с Дерриком Мэем или что они побудили Кевина Саундерсона бросить футбол и вплотную заняться музыкой.

Eddie Fowlkes

Фоукс может. Вместе с Аткинсом и Мэем он входил в команду Deep Space – группу диджеев, к которой потом присоединились также Санудерсон, Арт Пэйн и Кит Мартин. К тому времени Аткинс уже играл в Cybotron. Однажды он дал живое выступление. «Я танцевал с одной девушкой, и вдруг вокруг стало тихо и темно», − вспоминает Фоукс. −«Она подумала, что я теряю сознание, но все затихло, и я просто ничего не видели и не слышал. И тут какой-то голос сказал мне: «Запиши пластинку». Она схватила меня и я спросил ее: «Ты чувствуешь? Ты чувствуешь, как ты дрожишь?» Она ответила: «Неа. У тебя закатились глаза». Бам! – и так я оказался тут.

«Оказался тут» — то есть стал записывать пластинки. До этого вечера Фоукс мало интересовался записью песен. «Я просто хотел быть диджеем. Моя цель была играть в клубах Детройта. То есть, я слышал, чем занимается Хуан и все они в Cybotron’е, но меня это не привлекало». Однако после того вечера Фоукс стал экспериментировать с музыкой. Примерно в это же время начинали раскачиваться Мэй с Саундерсоном. Возьмите ранние релизы Metroplex – и вы увидите на них имя Фоукса. В 1986 году вышел Goodbye Kiss, который журналист Дэн Сиско назвал первым «настоящим успехом в области техно».

Несмотря на то, что этот трек привлек немалое внимание к техно Детройта, он не стал хитом. И с этим Фоукс даже не спорит: «Можно сказать, что Эдди не выпустил такие же супер-хиты, как Кевин или Деррик». Но нельзя утверждать, что я не участвовал в этом, потому что именно я тогда сказал: «Я хочу выпустить пластинку». И тут присоединились Деррик и Кевин. Но я не пытаюсь это всем рассказать и доказать. Те, кто знает, − те знают. Это было что-то типа: «О, так этих чуваков не трое, а четверо. Там есть еще один, который был с Дерриком, и он сказал Хуану, что хочет выпустить пластинку. Те, кто знает, − те знают. Если не знают – хорошо. Но я многое потерял».

Так почему же Фоукс оказался забытым? На это есть две основные причины. Во-первых, в отличие от других трех диджеев, у Фоукса не было своего лейбла. Metroplex, Transmat и KMS потребовалось много времени и усилий, чтобы сделать популярными имена Аткинса, Мэя и Саундерсона (также это дало им свободу выпускать все что угодно и когда угодно). Это такая детройтская традиция – музыканты, которые идут по следам Берри Горди, обычно отчаянно стремятся к независимости, и ревностно следят за тем, чтобы кто-нибудь не отобрал у них эту независимость. В 1993 Фоукс основал City Boy Records, но к тому времени трио было популярно уже несколько лет и с их именами ассоциировалась вся классика техно.

«Когда британская пресса трещала о трио из Бельвиля, я все думал: «Откуда, черт побери, взялся этот Бельвиль?!»

Вторая причина (возможно, более важная в плане начальной популярности за рубежом) – Фоукс и автор сборника Techno! The New Dance Sound of Detroit Нил Раштон «никогда не обсуждали свое возможное сотрудничество». Британский релиз сборника познакомил публику с такими именами, как Аткинс, Саундерсон и Мэй и сделал их популярными в Европе. Это «замедлило развитие моей карьеры, пока остальные делали ремиксы и общались с прессой», − говорит Фоукс. Как только ты становишься, скажем, другом Хуана Аткинса, соседом Деррика Мэя или диджеем, который вдохновил Саундерсона, и ты не можешь рассказать свою собственную историю, то ты начинаешь отходить на второй план. Как только ты не вписываешься в общую историю (а Фоукс не из Бельвиля), то тебя не замечают в свете остальных.

Фоукс понимает. В какой-то степени. «Я не виню их за то, что пока журналисты брали интервью у них, я оставался в тени. Но когда пресса начала кричать об этом «Трио из Бельвиля», я не мог понять, откуда, черт возьми, взялся этот Бельвиль?! Ведь все началось здесь, в Детройте. И люди, которые читали это, верили. Они купились на это. Я не могу указывать прессе, что писать, а что не писать. Но это странно, когда пресса называет их троих основателями, а они не возражают ни слова в ответ, и публика начинает этому верить. Ведь я тоже участвовал во всем этом. Когда вы говорите о трех основателях, то вы имеется в виду создание хитов или участие в самой истории создания коллектива?! Это важно».

Eddie Fowlkes

Если честно, то Фоукса не полностью вычеркнули из этой истории. В этом году ему, вместе в Аткинсом, Саундерсоном, Карлом Крейгом и Джефом Миллзом, отдали дань уважения на Movement. Все они оставили отпечатки рук в Национальном музее Детройта как символ своего большого вклада в развитие техно. Как и сказал Фоукс, кто знает – тот знает. Но как вам скажет любой исполнитель, очень часто запоминаются лишь те, кто создавал хиты. И, если посмотреть на дискографию Трио из Бельвиля, хитов у них больше. И что еще важно, они всегда приносили выпуск пластинок в жертву диджейству и живым выступлениям. Так они старались популяризировать детройтское техно. Но даже если бы у Фоукса была возможность поучаствовать в этих мировых турне, нельзя сказать наверняка, что это было бы ему интересно. «Я не хочу, чтобы музыка контролировала меня. Я контролирую музыку».

Также он знал, какую цену приходится платить музыкантам. Вспоминая свою встречу с легендой Motown Эдди Холландом, он подметил, что у большинства музыкантов в этой сфере нет стабильной семьи и нет детей. «Итак, я решил, что если следующая девушка, которую я встречу, окажется той самой, то я создам с ней семью. Так и получилось. Вот почему моя карьера замедлилась. У меня появились дети, и я хотел быть с ними».

Жена Фоукса стала больше, чем его спутницей жизни. Можно сказать, она стала его A&R менеджером. «Если девушка танцует под твой трек, то он точно хороший. Неважно, к какому направлению он относится: если девушки не танцуют под трек, то он никакой…Моя жена – глава в доме…и когда она говорит: «О, это мне нравится!» − то значит, что я все сделал правильно».

Eddie Fowlkes

Несмотря на дом и семью, за спиной у Фоукса разнообразная карьера − от техно до хауса, иногда с заходами в даунтемпо. В начале 90-х годов он продвигал идею «техно-соула» − направления, которое позволило ему найти середину между самоуверенностью Хуана Аткинса и чартовыми «сладостями» Кевина Саундерсона. «Детройт для меня – это звезды хауса и звезды техно», − говорит Фоукс. – «Вот почему мой лейбл называется Detroit Wax». Он всегда придавал большое значение городу с его историей. В 1996 году Фоукс выпустил сборник True People, который Саймон Рейнолдс назвал «язвительным упреком всему миру за осквернение Детройта (преступление, которое Фоукс назвал «культурным изнасилованием»)».

Но появились признаки оттепели. Когда речь заходит о религии, Фоукс говорит, что «иногда это борьба против желания упомянуть имя Бога всуе и продать его». Я спросил его, почему. «Это как продавать Слово, и я этим не занимаюсь. Я стараюсь хорошо относиться к людям. Да, в прошлом я сжигал мосты, но я научился их чинить. И я рад людям, которые хотят чинить их вместе со мной. Если нет – то что ж, я вас понимаю. Но я должен двигаться дальше как человек, как муж и как отец своих детей». Искупление? Прощение? Желание расставить все точки над i и рассказать правду? Это мы можем оставить позади.

Eddie Fowlkes

По материалам residentadvisor.net
avatar

История лейбла Kompakt. Часть 4.

Опубликовал в блог Интервью
0
Рейнхард Фойгт: Конечно, наш успех не может длиться вечно. Это просто невозможно. Это нормально для всех компаний, не только для музыкальных.

Михаэль Майер: Примерно в то время один журнал попросил меня записать диск, который они потом хотели продавать вместе в выпуском журнала. Тогда я сказал: «Если мы сейчас сделаем это, то на следующий год от нас ничего не останется». Я помню, что произошло с DJ Hell и электроклэшем. За один год он стал Богом, а потом они враз подкосили его.

Рейнхард Фойгт: Сегодня компания находится на пике, все о ней говорят, а завтра ты спотыкаешься и немного скатываешься вниз. Но что касается нас, то я этого ожидал. Для нас это не было неожиданностью.

Тобиас Томас: Kompakt очень важен для меня лично и для многих моих друзей, которых я считаю своей семьей. Но это, наверное, был Kompakt 1. Теперь мы, я думаю, в фазе Kompakt 2 или Kompakt 3, потому что времена менялись, люди менялись и идеи тоже менялись.

Kompakt Tobias Thomas

Bleed: Это длилось долго…Но в определенный момент, когда винил утратил свою популярность, медленно исчезла и вся загадочность и особенность.

Рейнхард Фойгт: 2007 и 2008 были очень тяжелым периодом.

Вольфганг Фойгт: Тогда мы закрыли наш mp3-магазин.

Михаэль Майер: Думаю, мы были первыми после Bleep, кто открыл mp3-магазин. К этому решению мы пришли не сами. Меня на тот момент музыка в цифровом формате не интересовала вообще. Но мы знали, что наша музыка была доступна и в Интернете, поэтому решили, что будет лучше дать покупателям возможность приобретать музыку легально, чем пострадать от пиратов…Создание сайта − это был настоящий ужас.

Ральф Кристоф: В этом плане ни Вольфганг, ни Майкл не похожи на Ричи [Хоутина]. Тогда никто не мог знать, что на рынке будет доминировать музыкальный онлайн-магазин Beatport. Единственным выходом было инвестировать в свой проект, но им эта идея не понравилась.

Михаэль Майер: Мы закрыли наш магазин Kompakt mp3, потому что мы закрыли наш старый вебсайт. Kompakt mp3 кое-как работал, но из-за него мы скорее теряли деньги, чем зарабатывали. Этот магазин истрепал всем нервы, да и сама идея его открытия была нам не по душе. Так зачем заниматься тем, во что ты не веришь? Мы уже занимаемся продажей, дистрибьюторством, звукозаписывающей деятельностью, паблишингом, ведем агентство– этого вполне достаточно.

Вольфганг Фойгт: Постепенно работы все прибавлялось, а усилий для этого требовалось все меньше.

Bleed: Что касается этого перехода к музыке в цифровом формате, то они просто не знали, что делать в этой ситуации. Я уверен, что если бы Вольфганг захотел, то у него бы все получилось.

Скотт Плагенхоф: Мне кажется, в этом плане они просто сдали позиции.

Джон Берри: В тот период затишья вышли успешные альбомы The Field и Ги Боратто, ставшие новой искрой, давшие толчок к движению вперед. Это был очень важный момент в истории компании.

Kompakt Gui Boratto

Юстус Конке: К всеобщему удивлению, дебютные альбомы Ги Боратто и в особенности The Field стали очень популярными, зацепив и рынок инди-музыки. Было продано 18.000 и 20.000 копий альбомов соответственно.

Джон Берри: Я по-настоящему верил в The Field. Первые его синглы были, наверное, самыми провальными в истории Kompakt, но мы с Вольфгангом продолжали верить в этого парня. Мы все же надеялись, что однажды он выдаст что-то гениальное.

Вольфганг Фойгт: Я и не думал, что The Field обретет такую популярность. Когда это случилось, я был счастлив как никто другой, потому что именно такой альбом я и хотел выпустить на своей лейбле. Этот звук казался мне сложным и особенным.

Михаэль Майер: Иногда просто случается так, что нужная пластинка выходит в нужное время. Кажется, именно тогда мы стали известны в Америке, и как раз тогда люди гадали, что же мы за «странные музыканты». И The Field стал отличным дополнением к нашему странному, загадочному образу. Его стиль идеально подошел молодой аудитории. Я не мог этого предвидеть. Джон был уверен в успехе, но я думал, что альбом слишком странный, чтобы стать успешным. Но я ошибался. Видимо, он лучше знает американскую аудиторию.

Вольфганг Фойгт: Что касается Боратто, то тут я не был удивлен. Если мир это танцпол, то Боратто всегда сможет показать класс.

Михаэль Майер: Я ставил на Ги. Тут я определенно ждал огромного успеха. У него невероятный талант. И он проявился как раз в нужный момент.

Ги Боратто: Я записал альбом Chromophobia за два месяца. После выхода этого альбома на меня обратили внимание, я стал постоянно участвовать в больших концертах и турах.

Джон Берри: Я по сей день считаю, что Beautiful Life это гимн, который выдержал испытание временем.

Михаэль Майер: Тогда все и изменилось. Если раньше мы были лейблом, выпускавшим 12-дюймовые пластинки, то сейчас мы начали двигаться в новом направлении. В начале развития нашей компании брэнд Kompakt затенял всех своих исполнителей. Вот почему мы стали больше работать с новыми проектами.

DJ Koze: Kompakt похож на другие лейблы. Они немного устали от формул и открыты новому влиянию – например, WhoMadeWho или Gus Gus.

Bleed: Kompakt всегда был ориентирован прежде всего на электронную музыку. Сейчас же они начинают работать с разными коллективами, делая свое портфолио более разнообразным.

Джон Берри: Я не думаю, что мы свернули с нашего первоначального пути. Да, мы стали работать с новыми группами, но мы по-прежнему остаемся верны себе.

Михаэль Майер: Сейчас у нас доминирует датское влияние. Большинство музыкантов, с которым я заключил контракты за последние два года, родом из Копенгагена.

Джон Берри: По мере того как развивается музыка, она все больше смешивается. Например, ты работаешь над хаусом, который будут слушать поклонники инди и который еще никогда не звучал в клубах. Такое смешение разных жанров формирует более широкий круг слушателей и делает все интереснее.

Матиас Агуайо: Сейчас слушатели более открыты всему новому, и, на мой взгляд, в этом есть заслуга Kompakt. Если ты идешь на вечеринку Kompakt, то знаешь, что тебе не придется всю ночь слышать одни и те же биты. Ты знаешь, что тебя ждут сюрпризы.

Ральф Кристоф: Мне кажется, что желание привнести такие вещи, как Rainbow Arabia, WhoMadeWho и Gus Gus, само по себе очень хорошее, но это шаг был сделан поздновато. Лейбл Warp Records уже показал нам и всему миру, как это надо делать, при этом не вредя своей репутации, а наоборот − вызывая к себе интерес, привлекая внимание и завоевывая новых слушателей.

Тобиас Томас: То, что Kompakt до сих пор существует, − уже большое достижение. Ведь многие другие лейблы сошли с дистанции. Михаэль и Вольфганг могут гордиться тем, что они все еще уверенно держатся на плаву. Но ситуация уже не та, что 15 лет назад. Теперь стало меньше загадочности, ощущения какого-то волшебства и избранности. Все стало более обычным.

Юстус Конке: Справляться с успехом и не сойти с ума на его почве – это редкое умение.

Rex The Dog: У них есть единство, целостность. Они все делают по-своему и являются настоящей семьей. Но в то же время у них железная дисциплина. Думаю, их успех заключается в комбинации энтузиазма и рвения, с одной стороны, и последовательности и сдержанности, с другой.

Тобиас Томас: Мне кажется, что в те годы успеха мы приняли много важных решений, благодаря которым мы до сих пор на плаву. Например, решение сформировать надежную дистрибьюторскую сеть.

Рейнхард Фойгт: Мы выжили, потому что в период успеха смогли сберечь деньги на черный день.

Матиас Агуайо: Продолжительность даже более важна, чем рост, ведь она означает стабильность. Поистине «немецкое» отношение к бизнесу.

Тобиас Томас: Kompakt был очень успешным лейблом. У него настолько прочный фундамент, что он помог компании пережить непростой период.

Михаэль Майер: Как вы видите, многие лейблы закрываются из-за сбоев в работе дистрибьюторской сети. Это очень сложный бизнес. В один день можно потерять все свои деньги. Мы тоже потеряли много денег, но поскольку у нас много разных источников дохода, мы не пошли из-за этого ко дну.

Скотт Плагенхоф: Я думаю, что эклектизм всегда их выручал.

Вольфганг Фойгт: Дела в букинг-агентстве идут очень хорошо. Также мы занимаемся паблишингом. Kompakt по-прежнему успешен, хотя пик нашего расцвета уже позади. Но лейбл все еще очень силен. Например, мы продали много систем Sync для рекламы автомобилей. Таков бизнес: где-то теряешь, а где-то приобретаешь.

Bleed: Kompakt трудно описать парой слов…Его история еще не окончена.

Йорг Бургер: На мой взгляд, самое удивительное в Kompakt то, что этой компанией по-прежнему управляют друзья. И хотя людям кажется, что это большой серьезный бизнес, люди, работающие в нем, очень простые и приземленные в хорошем смысле этого слова.

Ингмар Кох: В Kompakt мне нравится братские отношения между бизнес-партнерами. Работа отнимает больше времени, чем личная жизнь, и ты не должен тратить это время на ссоры и плохое настроение. Ты должен получать удовольствие от работы в команде.

Михаэль Майер: Самым мотивирующий элементом этой компании являются люди, которые в ней работают. Некоторые из них с нами уже более 10 лет. Это звучит как клише, но это действительно семейный бизнес. Я ради них на все готов.

Вольфганг Фойгт: Нужно все делать самому, учиться понимать бизнес, не обращать внимания на то, что говорят другие. Не стоит стремиться дать людям именно то, чего они от тебя ждут. Нужно быть более сложным, непредсказуемым.

Михуэль Майер: У нас еще много всего впереди. Я по-прежнему стремлюсь к развитию, к поиску интересной музыки. И пока люди не швыряют нам в лицо наши же альбомы, я не планирую закрывать лейбл.

Вольфганг Фойгт: Ни шагу назад. Только вперед.

Kompakt Wolfgang Voigt Jorg Burger Reinhard

По материалам residentadvisor.net
avatar

История лейбла Kompakt. Часть 3.

Опубликовал в блог Интервью
0
Тобиас Томас: Также в то время у любой вечеринки обязательно был конец – обычно с приходом уборщицы.

Михаэль Майер: Ее звали Эдит. Коренная жительница Кельна. Эдит была хоть и маленькой, но сильной пожилой женщиной, и с ней лучше было не связываться.

Ральф Кристоф: Мы разрабатывали настоящие стратегии типа «Пойдем-ка, Эдит, я тебе кое-что расскажу».

Михаэль Майер: Конец вечеринки всегда наступал, когда являлась Эдит и кричала: « А ну все вон отсюда!» − и швыряла ведро в центр танцпола.

Kompakt

Kompakt

Тобиас Томас: Для меня Studio 672 это одно из самых чудесных мест во всем мире. Несмотря на то, что его нельзя назвать престижным и изысканным, там нет террасы на крыше, модной мебели, темных комнат и ничего особенного, размер этого клуба просто отлично подходит для небольших вечеринок. Как по мне, так диджейский стол идеален. Мне он очень нравится. Вот почему мы провели там восемь лет своей жизни.

Вольфганг Фойгт: В 2003 году, на 10-ю годовщину, мы открыли офис, который вы видите сейчас. Тогда и начался пик нашего бизнеса. Все развивалось очень стремительно.

Михаэль Майер: В 2003 году я выпустил альбом Fabric со своими миксами. В то время вся Великобритания словно проснулась и ухватилась за минимализм. Это открыло нам многие дверцы. Когда меня спрашивали, я отвечал: «Это может оказаться весьма интересным периодом в нашей истории». Вот почему я выбирал главным образом музыку с лейблов своих друзей. Я хотел обратить внимание на эту волну новых лейблов и дистрибьюторов, которые не имели ничего общего с британским техно-хаусом. И это отлично работало.

Рейнхард Фойгт: Мы становились звукозаписывающим лейблом года по версии журнала Groove в 2003, 2004 и 2005 годах. В 2004 году мы достигли зенита. Мы продавали очень много пластинок и давали начинающим продюсерам со всего мира возможность выпустить у нас свою пластинку. Это были отличные времена. У нас был дистрибьюторский центр, музыкальный магазин и звукозаписывающая студия – и все это под одной крышей.

Юстус Конке: Kompakt разрастался, стал известен по всему миру. Название Kompakt говорило само за себя, люди приходили в восторг: «О боже, Кельн, это же центр музыкального мира!». Такая преувеличенная слава была немного пугающей.

Ганс Нисвандт: Известность росла, словно снежный ком. Чем больший отклик вызывала созданная ими аура, тем больше они старались. Я всегда считал, что они мастерски с этим справлялись. Из-за популярности поп-музыки в начале 80-х, вы сразу думаете о Тони Уилсоне и лейбле Factory Records. Отличная музыки, отличная идея, амбиции, стремление произвести впечатление и изменить существующий порядок. На мой взгляд, это было очень вдохновляюще.

Bleed: Вольфганг продвигал свой лейбл в минималистском направлении. Они не раз говорили, что с самого начала придерживаются этого принципа. В какой-то момент этом минимализм стал самостоятельным музыкальным жанром. И как долго этот жанр оказывал влияние на музыкальный мир Германии? Лет десять – точно.

Ральф Кристоф: Тогда параллельно работали три минималистские группировки: Ричи [Хотин], Kompakt и ребята в Берлине.

Ганс Нисвандт: Люди приезжали со всех уголков мира − из Японии, Австралии – чтобы просто побывать в музыкальном магазине Kompakt. Люди скупали пластинки, словно сумасшедшие.

Kompakt covers

Джон Берри: Например, пластинка Heroin Суперпитчера.

Rex The Dog (музыкант, записывающийся на Kompakt): Homogen Юстуса Конке.

Джон Берри: Альбом Closer Musik.

Ги Боратто (музыкант, записывающийся на Kompakt): Lovefood

Rex The Dog: Ремикс Майкла Майера на песню Ferenc «Yes Sir, I Can Hardcore.»

Джон Берри: Triumph

Скотт Плагенхоф (бывший редактор журнала Pitchfork): Ballroom Blitz

Михаэль Майер: So Weit Wie Noch Nie.

Ральф Кристоф: So Weit Wie Noch Nie.

Михаэль Майер: Я начал ненавидеть Юргена Паапе. Он делал по одному треку в год для каждого сборника Total, и он всегда попадал в самую точку. Не знаю, как ему это удавалось.

Юстус Конке: Не хватает слов, чтобы полностью описать силу, важность и гений работ Бьянки Штраух.

Ральф Кристоф: Мне нравится стиль Бьянки, потому что на ее творчество оказал влияние Питер Сэвилл и все ведущие графические дизайнеры Великобритании. Она разработала весь графический дизайн для Kompakt.

Юстус Конке: Она придумала его в задней комнате, работая на своем синем iMac.

Ральф Кристоф: Она может считаться самым известным графическим дизайнером в истории кельнского техно.

Томас Фельман (музыкант, записывающийся у лейбла Kompakt): В ее дизайнерских работах присутствовала какая-то «немецкость». Ее работы не были прорывом, но все же были очень сильными. Они были недооцененными и очень свежими.

Вольфганг Фойгт: Конечно, у меня были свои представления о таких вещах. Я искал сильные, цепляющие логотипы и хотел создать неповторимый имидж нашего бизнеса. Я хотел, чтобы люди знали, что это техно, но в то же время техно не в традиционном его понимании. Я не хотел, чтобы наш логотип был в черных тонах, с каким-то абстрактным изображением, как другие лейблы в США и Берлине. Я не хотел быть похожими на психоделические лейблы Франкфурта.

Ганс Нисвандт: Из дизайна Bauhaus и по-настоящему минималистского подхода к музыке родился их неповторимый графический дизайн, обработка немецких названий и слов.

Михаэль Майер: Люди никогда не понимали нас до конца. Мы хотели создать что-то веселое, но не ироничное. Я хочу сказать, что в шлягерной музыке, как и в любом другом музыкальном жанре, наряду с множеством ужасных вещей есть и настоящие жемчужины — восхитительные, душевные песни. Во Франции есть шансон, который уважает каждый диджей и панк. Там это ценится, это что-то хорошее. А в Германии это что-то плохое, потому что это родилось в Германии. Поэтому мы искали по-настоящему стоящие песни и играли их на танцполе.

Ганс Нисвандт: Из всех немецких групп успешными стали именно те, кто демонстрировал свою «немецкость» − например, Kraftwerk, Rammstein, Can. Секрет большого успеха немецких групп на международной сцене заключался в том, что они показывали иностранцам тех немцев, которых они себе представляли.

Михаэль Майер: Мы стали очень популярны в Германии благодаря тому, что наше название было написано по-немецки, песни тоже были преимущественно немецкие, а также мы были единственной дистрибьюторской компанией, которая рассылала свои каталоги как на немецком и на английском (для остальных стран). Нам всегда было важно определять себя как именно немецкую компанию. Мы не пытались выдать себя за лейбл из Детройта или откуда-нибудь еще.

Kompakt

Джон Берри: Kompakt «вырос» в европейской «школе тайн». Ни на один вопрос не было готового ответа. Это были музыканты, которые никогда не бывали в Северной Америке, но каким-то образом в Северной Америке были люди, которые полюбили эту музыку с самого зарождения лейбла.

Скотт Плагенхоф: Думаю, я узнал о Kompakt где-то в 2000 году, когда вышел второй сборник Total 2. Но наверное я мог бы узнать о нем скорее через форум I Love Music.

Эдриэн Дэй (журналист, Spin): Думаю, Дэвид Дэй из журнала Forced Exposure внес большой вклад в привлечение внимания к лейблу в Штатах. И Джон Берри тоже.

Джон Берри: Журнал Pitchfork был очень влиятельным. Он всегда поддерживал Kompakt. Да, в 2001-2002 годах этот журнал был далеко не так популярен, как сейчас, но все же он всегда поддерживал нас, и это очень помогло сгладить разницу между нами и заокеанскими слушателями. Наши приверженцы в Северной Америке очень отличаются от поклонников в Германии или, например, в Нидерландах.

Скотт Плагенхоф: Я бы точно узнал о группе Burger/Ink раньше. Возможно, из-за того, что они записывались у инди-рок лейбла Matador. У них также записывались Pole и Boards of Canada в Штатах.

Джон Берри: У Kompakt была своя неповторимая история. Она наверняка придется по душе всем, кто любит инди. Это история о парнях, которые открыли маленький музыкальный магазинчик, а поскольку у их друзей были пластинки, они решили начать продавать их. Думаю, когда к ним примкнул Михаэль, он и не представлял, что идея создания лейбла и он сам вызовет такой интерес.

Михаэль Майер: Это было очень интересно. Америка была далеко, и мы почти ничего не знали о том, что происходит у них в клубах. Даже продажа дисков была для нас чем-то новым и необычным. Мы еще ничего не знали о вкусах и предпочтениях наших покупателей.

Джон Берри: Статья, вышедшая о нас в журнале Spin, сыграла очень большую роль во многих отношениях. Эдриэн Дэй прилетел в Кельн, чтобы написать ее.

Эдриэн Дэй: Почитав мнения и слухи в Интернете, у меня сложилось впечатление о лейбле как о кем-то очень культовом и «очень немецком». Я слышал, что они всегда ели и работали все вместе. И да, должен признаться, что это казалось мне культовым и немного пугающим.

Михаэль Майер: Что только о нас не думали.

Джон Берри: Никто из этих ребят, кроме Юргена Паапе, никогда намеренно не прятался от общественности. Но в то же время о них не было никакой информации, и люди не знали, кто они такие.

Эдриан Дэй: Как только я приехал в их офис, мне сразу же захотелось там поселиться. Это была идеальная работа, идеальные условия жизни. В главном здании жили пусть не все, но все же это было потрясающе. Таким и должен был быть современный офис. Как семья. У них все было сосредоточено под одной крышей: магазин, помещения для работы, даже тренажерный зал на верхнем этаже. Была и столовая с вегетарианской едой.

Джон Берри: Когда в Северной Америке я говорил, что там в офисе есть повар, реакция редакторов была одинаковой: «Повар? Ого! А фото есть?». Мне кажется, повар вызывал наибольший интерес со стороны прессы.

Вольфганг Фойгт: Мы больше не были молодыми техно-хиппи, которые всюду тусовались и зависали в пиццерии на углу. Мы с Михаэлем строго придерживались вегетарианства и употребляли только здоровую пищу.

Kompakt

Михаэль Майер: Шаффл? Это к Вольфгангу, потому что этого монстра создал он.

Вольфганг Фойгт: Мое музыкальное образование началось в лет десять, когда началась эра Марка Болана. Каждая вторая пластинка группы T-Rex – в стиле шаффл. Мне нравится шаффл.

Джон Берри: Эдакое «подпрыгивание и раскачивание» в стиле T-Rex.

Вольфганг Фойгт: Один из величайших хитов шаффла − «Love Is Stronger Than Pride» Майкла Майерса − стал одной из самых успешных композиций нашего лейбла.

Михаэль Майер: В шаффле мне нравится то, что люди по-разному танцуют под него. В наши дни клубная ночь длится около 12 часов или больше, и люди танцуют под один и тот же бит примерно одинаково. Но немного свободы, разнообразия в движениях – это, на мой взгляд, никогда не помешает.

Томас Фельманн: Я знаю, что некоторые диджеи просто ненавидят шаффл. И по-прежнему не понимаю, почему.

Михаэль Майер: Мы стали не то что уставать от него…Просто нас раздражало то, что шаффл внезапно выскользнул из наших рук и принял форму Scooter. В чартах появлились треки шаффл-техно. И мы решили просто подождать, пока все вернется на свои места. Мы получали очень много демо-версий альбомов, и на каждом был шафл-трек. Шафл стал превращаться во что-то обычное, неинтересное.

Продолжение. Часть 4>>
avatar

История лейбла Kompakt. Часть 2.

Опубликовал в блог Интервью
0
Михаэль Майер: Я решил переехать в Кельн по одной важной причине: там кипела жизнь. Там была сконцентрирована вся музыкальная пресса, например — журнал Spex.

Bleed: В то время Spex был центром интеллектуальной, качественной музыкальной прессы.

Ральф Кристоф: Думаю, в то время многие выражали свое мнение через свои публикации. Spex был центром всего. Все остальные музыкальные журналы постоянно ссылались на Spex. Тобиас Томас был одним из журналистов Spex, но потом решил уйти оттуда и создать свой собственный журнал.

Йорг Бургер: House Attack был бесплатным журналом и освещал такие темы, как техно, искусство, сумасшествие и все такое. Михаэль [Майер] работал там журналистом, а Тобиас [Томас] был редактором. Сначала редактором был я, но потом я ушел. Журнал был очень открытым.

Михаэль Майер: Думаю, что в Кельне сформировалась такая пестрая музыкальная сцена потому, что там было мало клубов. Хуже всего пришлось в 1995-1996 годах, когда нам фактически негде было тусоваться. Но потом Dr. Walker открыл Liquid Sky Cologne.

Рили Рейнхольд: Трэшевое местечко.

Михаэль Майер: Это был типичный бар, ничего особенного, светомузыка, диванчики. Там все выступали.

Матиас Агуайо: Туда все ходили, но на самом деле это место никто не любил [смеется]

Ингмар Кох: Мои друзья Карлос и Клаудиа занимались модой, и мы хотели открыть в Кельне фэшн-клуб Liquid Sky, но нам предложили открыть отличный бар. Так что мы подумали: «Мода это, конечно, хорошо, но пиво все же лучше».

Рейнхард Фойгт: Это бар стал местом сбора любителей электронной музыки.

Тобиас Томас: Мы часто выступали на сцене непрерывно, потому что иначе было слишком скучно. Мы всю ночь играли сидя, и все остальные тоже сидели. Даже если мы играли драм-н-бэйс, или техно, или хаус, то все равно «сидели и бренчали». Мы так это и называли – «сидеть и бренчать».

Юстус Конке: Кажется, фотография этих диванчиков появилась даже в журнале Spiegel, в разделе, посвященном культуре. Подпись под фото была следующей: «Хаус на диванах».

Ингмар Кох: Там не разрешалось танцевать. Мы говорили: «Так, мы купили все эти прекрасные диванчики. Садись, блин, и слушай музыку».

Ральф Кристоф: Это было скорее общественное мероприятие. Это место не вызывало эмоций в стиле: «Ого, какой клуб! Шикарно!»

Ингмар Кох: Я работал барменом, это было чертовски весело. Люди спрашивали: «А можно кофе?». Я отвечал: «Вы чего, совсем что ли? Заказывайте пиво или валите отсюда. Посмотрите на меня! Я похож на того, кто приносит кофе? Вы пришли сюда пить, так пейте!».

Михаэль Майер: Мы вместе тусовались, вместе пили, и это помогало нам создавать в городе особенную атмосферу.

Матиас Агуайо: Потом обо всем этом легенды ходили. Но тот период был очень хорошим, важным.

Kompakt Dirk Mathias Olaf Jorg Mayer

Йорг Бургер: В те времена был очень популярен лейбл Вольфганга под названием Profan. Он также записывался у лейбла Mille Plateaux под именем GAS.

Ральф Кристоф: Под именем Mike Ink.

Йорг Бургер: Мы вместе занимались лейблом New Transatlantic.

Михаэль Майер: Проект Studio 1
Йорг Бургер: В то время мы с Вольфгангом выпустили уже около 400 пластинок.

Рейнхард Фойгт: Мы создали свой неповторимый звук. Мы хотели сделать это сами.

Михаэль Майер: Музыкальные магазины Delirium работали по схеме франшизы. В Германии таких магазинов было семь или восемь, но, если смотреть на это с музыкальной точки зрения, у нас не было с ними ничего общего. Почему мы должны платить франшизный взнос? Мы занимались совершенно другой музыкой.

Вольфганг Фойгт: В нас было очень много энергии, и я решил: «Ладно, давайте займемся чем-нибудь еще».

Рили Рейнхольд: Думаю, вскоре Вольфганг понял, что заработать деньги можно, только если все совместить, т.е. основать дистрибьюторский центр, музыкальный магазин и лейбл под одной крышей.

Ганс Нисвандт: Думаю, все началось, когда они переименовались в Kompakt. К тому времени они не только приобрели опыт как продюсеры, но и знали, как правильно разработать стратегию развития бизнеса.

Вольфганг Фойгт: Летом 1998 года мы переименовали нашу развивающуюся компанию в Kompakt. В то же время мы основали лейбл Kompakt и дистрибьюторский центр. Но у меня такое чувство, что мы всегда назывались Kompakt, потому что у нас всегда был наш собственный стиль. Мы были не так хорошо знакомы с основной задумкой магазинов Delirium. Это так и осталось чем-то исключительно кельнским. Начинающие музыканты присылали нам интересные работы, поэтому я подумал, что было бы неплохо основать свою «фабрику техно-музыки» − Kompakt. Я всегда мечтал иметь «фабрику культуры», где я бы мог жить с другими людьми под одной крышей. Я всегда мечтал стать Энди Уорхолом техно-музыки.

Михаэль Майер: В 1998 году произошло много событий. Я выпустил свой первый CD с миксами [Neuhouse], который стал для нас большим прорывом. Люди открыли для себя другую сторону техно и хауза, увидели менее догматичный подход к музыке. 1995-96 годы стали пиком минимализма в Кельне. Тогда мы не играли ничего, кроме вещей из Studio 1, Basic Channel и Maurizio. Нам казалось, что это и есть самое лучшее. К тому моменту, когда мы основали Kompakt, мы уже оставили этот этап позади. Мы стали экспериментировать, искать пути объединения минималистской танцевальной музыки с разными звуками, оттенками.

Вольфганг Фойгт: Мы хотели быть максимально независимыми.

Михаэль Майер: Представьте, что вы основываете дистрибьюторский центр с весьма ограниченным каталогом странноватой музыки. Это не так-то просто. Например, Kreisel. Каждую неделю целый год продавать 7-дюймовые пластинки, при этом имея в арсенале практически ничего, кроме музыки Вольфганга, это непростая задача. Думаю, альбом Total 1 стал первой пластинкой, которую мы считали «своей». Но в то время все держалось на 12-дюймовых пластинках. 12-дюймовые пластинки выходили практически каждую неделю, и каждая из них полностью преображала ситуацию в мире музыки.

Вольфганг Фойгт: Мы всегда рассматривали Kompakt как поп-лейбл под влиянием техно. 51% музыки должен быть состоять из прямого 4-ударного ритма, остальное не обязательно должно подходить по это описание. В глубине души мы были за техно, но поп-музыка тоже была для нас важна.

Михаэль Майер: Я был знаком с Олафом Деттингером из East Germany. Мы с Тобиасом были диджеями на одной вечеринке в каком-то маленьком городке, и Деттингер тоже там выступал. В то время он микшировал пластинки Relief с элементами хип-хопа. Через пару месяцев к нам по почте пришла от него запись. Мы всегда любили эмбиент. Все в Kompakt наизусть знали пластинку Chill Out в исполнении KLF. Поэтому дополнить мир Kompakt эмбиентом было для нас логическим шагом.

Вольфганг Фойгт: Поп-эмбиент можно сравнить с поп-музыкой под микроскопом, когда все кажется очень крупным. Так получалась особая атмосфера.

Михаэль Майер: Думаю, следующей вехой в нашем развитии наступила, когда Маркус Гюнтнер прислал нам демо-версию своей пластинки Regensburg. Мы сидели в парке, ели пиццу и слушали альбом на магнитофоне. Маркус поразил нас.

Вольфганг Фойгт: Солнце начало садиться, а пиво уже успело подействовать нам на мозги. Мы чувствовали себя отлично, и я сказал Майклу: «Это же просто шикарно!».

Михаэль Майер: Мы крутили песни с CD всю ночь, гуляли по городу. Это был великолепный эмбиент.

Вольфганг Фойгт: Магнитофон все нагревался, а басы вибрировали.

Михаэль Майер: Но качество звука можно и подправить. Самое главное – это качество, идея и аура самой музыки. А об этом легко составить представление, слушая композиции даже на простом магнитофоне.

Вольфганг Фойгт: Когда-то я говорил, что Берлин это столица клубов, а Кельн – центр звукозаписывающих лейблов и продюсеров. В Кельне всего очень мало и все это стоито дорого.

Михаэль Майер: Мы с Triple R стали организовывать вечеринки, и заметили, что людям очень не хватало определенного места для тусовок. На вечеринках всегда было не протолкнуться, и публика очень отличалась от обычных любителей техно и хауса. Было много рокеров, людей из Spex. И, наконец, наш друг Ральф Кристоф организовал еженедельную клубную вечеринку в Studio 672, где раньше располагался небольшой джаз-бар.

Ральф Кристоф: 3 июля 1998 года мы открыли Studio 672. Идея была простая: предоставить Михаэлю и Тобиасу – ведущим диджеям, членам коллектива Forever Sweet (название одного из их проектов) и лейбла Kompakt − возможность устраивать еженедельную вечеринку. Они назвали ее Total Confusion («полный беспорядок» в пер. с англ).

Михаэль Майер: Мы открылись в 1998 году, и это было самое что ни на есть подходящее время. Это было нужное время и нужное место. Studio это был небольшой клуб на человек 350. Там была довольно хорошая для тех дней система звука, и самое чудесное было в том, что все пространство занимал танцпол – скрыться было негде. Танцпол был повсюду, и энергия была потрясающая.

Ральф Кристоф: Период с 1998 по, скажем, 2000/2001 был лучшим периодом для той музыки. Это была эра инди-техно, и в то время запустились такие лейблы, как Perlon, Kompakt и Ladomat. В то время эта музыка была очень позитивной. В ней было больше элементов инди, она была свежей, молодой, чуть наивной. Чудесное было время, людям очень нравилось.

Михаэль Майер: Я думаю, что на танцполе должен присутствовать весь спектр эмоций, а не только эйфория. Выступая, я пытаюсь достичь такого момента, когда вся энергия концентрируется в этом помещении и становится аморфной. Это не что-то истеричное. Сердца людей при этом открыты.

Тобиас Томас: Люди даже подпевали какому-нибудь мотиву — регги, например. Это стало еще одной отличительной чертой и изюминкой Total Confusion. Мы не преследовали какую-то четко определенную цель. Мы не проводили вечеринки в стиле минимального техно. Идея была не в этом. Идея была в беспорядке.

Михаэль Майер: В то время мы как диджеи значительно изменили наши стили. Мы стали делать очень продолжительные эмбиент-разогревы. Мы начинали играть пластинки только где-то к трем утра, без бас-барабанов. Люди с нетерпением этого ждали, и когда слышали первые звуки, то радостно ликовали. Это было очень сильно и динамично. У нас была свобода делать все, что мы хотим.

Тобиас Томас: Многие пластинки с миксами, которые мы записывали, начинаются без бас-барабанов, потому что такого было правило. Никогда не было такого, чтобы мы приходили в клуб, ставили последний хауз-трек, который только что купили и все. Это было запрещено.

DJ Koze (артист лейбла Kompakt): Это была обстановка настроения и эйфории. Ведь нельзя испытывать оргазм часами. Пластинки с миксами Тобиаса очень повлияли на мое творчество, подарили мне вдохновение.

Ральф Кристоф: Спросите берлинских диджеев. Такой разогрев был изобретен именно в Кельне.

Продолжение. Часть 3>>
avatar

История лейбла Kompakt.

Опубликовал в блог Интервью
0

История лейбла Kompakt.


Kompakt. Минимализм. Кельн. Для поклонников электронной музыки эти три слова неразрывно связаны друг с другом. Достигнув зенита славы, лейбл стал ассоциироваться как с жанром танцевальной музыки, так и с самим городом. Но история развития Kompakt намного более сложная и витиеватая. В прошлом месяце лейбл отметил свое 20-летие. Но годовщина эта не совсем точная. В 1993 году Вольфганг Фойгт, Йорг Бургер и Ингмар Кох открыли музыкальный магазин, который назвали Delerium. Вскоре к ним присоединились Михаэль Майер, Юрген Паапе и Рейнхард Фойгт, но имя Kompakt было дано компании лишь пять лет спустя.

На тот момент по-другому быть просто не могло, в этом был смысл. Йорг и Вольфганг основали невероятное количество псевдонимов(названий проектов) и лейблов. За те пять лет, занимаясь музыкой и бизнесом, они поняли, что им лучше всего объединиться под одной крышей. В буквальном смысле этого слова. Сейчас в здании Kompakt располагается магазин, дистрибьюторский центр, офисы самого лейбла, студии и жилые помещения для некоторых работников. Это не просто семейный бизнес. Это нечто большее.
Но в то же время некоторые журналисты постоянно писали о том, что люди, работающие в Kompakt, создали чуть ли не «свой собственный культ». Многие из этих камней летели в адрес лейбла, когда он находился на пике своей славы. Тогда Kompakt чуть не каждую неделю выпускал пластинки, становившиеся впоследствии классикой, − Prototype Rex The Dog, Happiness Суперпитчера, Lovefood Михаэля Майера, 2 After 909 Юстуса Кенке – в общем, все к чему приложил руку Юрген Паапе. Как говорят в самом лейбле, в какой-то момент успех стал переливаться через край. За прорывом всегда должен следовать спад. И когда в музыкальной индустрии наступило затишье, то же самое произошло и в Kompakt. Легко завязавшиеся, панибратские отношения с миром электронной музыки ослабли, и для компании начался непростой период.

Однако благодаря успеху таких музыкантов, как Ги Боратто и The Field, и хорошо налаженной дистрибьюторской сети, Kompakt снова поднялся на ноги. Судя по количеству групп, с которыми лейбл подписал контракт за последние пару лет, Kompakt можно смело называть немецким аналогом Warp Records. Продолжат ли они движение в гору, покажет время. Ведь лейблу всего 20 лет, и у него еще все впереди.

Kompakt

Kompakt

Kompakt

Kompakt

Kompakt
Вольфганг Фойгт (соучредитель лейбла Kompakt, музыкант): Я познакомился с Йоргом Бургером в Кельне в 1981 году. Мы оба играли в группе New Wave, созданной под влиянием Palais Schaumburg и DAF.

Йорг Бургер (соучредитель лейбла Kompakt, музыкант): В 1983 году мы записали свою первую совместную песню. В то время я еще играл в той инди-поп группе, поэтому мы одновременно работали над несколькими проектами. Так продолжалось все 80-е. Мы записывали музыку в стиле групп Scritti Politti и Prefab Sprout.

Ральф Кристоф (отвечает за стратегию лейбла): Если вы проследите развитие Вольфганга Фойгта как музыканта, то увидите в его карьере наблюдается несколько вех – например, влияние Roxy Music или Дэвида Боуи.

Вольфганг Фойгт: Тогда мы очень увлекались британским попом. Я был фанатом Scritti Politti. Мне нравились их философские идеи в текстах их песен и, конечно, невероятный звук. Меня всегда больше привлекала компьютерная обработка и создание искусственной поп-музыки, а не принцип «четыре парня играют на гитарах».

Йорг Бургер: Где-то в 1987 году мы узнали, что такое айсид-хауз. Для нас это стало настоящим откровением. Мы тогда работали в студии под названием White House. Там записывал альбом Эдвин Коллинз (из группы Orange Juice). Неподалеку от студии был клуб, где играли хауз и ранний эйсид-хауз. Мы услышали звучание того известного синтезатора TB-303 и подумали: «Господи, что это такое?»

Ральф Кристоф: На главной улице располагался клуб Rave, и именно с того клуба началось увлечение Вольфганга и Йорга эйсидом.

Вольфганг Фойгт: Rave действительно был первым клубом, обладавшим таким стилем и таким духом, хотя ту музыку, которую мы хотели услышать, там играли лишь дважды в неделю. Кажется, по средам Роланд Каспер и другие играли ранний эйсид, а по пятницам начинали с хип-хопа. Мы все жали, пока он закончится, пока кто-нибудь не включал «Oochy Koochy» в исполнении Baby Ford или что-то подобное.

Ральф Кристоф: Но когда Rave закрыли, музыкальная сцена опустела. Потом появились настоящие ребята, игравшие техно под влиянием эйсид-хауза − Sascha [Kösch, или Bleed] и Riley [Reinhold, или Triple R]. Они устраивали вечеринки под названием Cosmic Orgasm заброшенных домах. Чистое техно.

Рили Рейнхольд (основатель Trapez): Когда я начинал в 1989, я испытывал легкое разочарование, потому что в городе было много групп, которым было фактически негде показать себя. Да, было несколько клубов (например, Rave), где можно было услышать Маршалла Джеферсона, но все они были коммерческие.

Bleed (редактор De:Bug): У нас с Рили панковское прошлое, поэтому нам в голову пришла вполне естественная для нас идея – организовывать вечеринки в пустующих помещениях.

Рили Рейнхольд: Фабрики, канализационные подвалы, площадки под мостами. У нас один друг был электриком, так что мы легко подключали электричество. Нас не устраивала сцена танцевальной музыки Кельна. Мы хотели все делать сами, создавать свою атмосферу. В этом и заключалась наша цель.

Ингмар Кох (Liquid Sky Berlin): Triple R устаивал отличные вечеринки в середине 90-х.

Kompakt Cosmic

Рили Рейнхольд: Я помню, как впервые встретил Вольфганга. Мы играли в какой-то заброшенном доме, и Вольфганг подошел ко мне со своим братом и Bolz Bolz. Они все пришли на вечеринку, выстроились в ряд, и, сложив руки, словно хип-хопперы, слушали. Они стояли там, словно жюри. Единственное, что я потом услышал от них, это то, что мы не сыграли крутой чикагский хаус, который в то время был очень популярен. Но мы играли в английском стиле, потому что он, по нашем мнению, звучал более ново.

Bleed: Вольфганг был очень серьезным и странным чуваком.

Йорг Бургер: Мы играли поп и инди, записывались в студии, но мы подходили ко всему этому с другого ракурса. Мы были музыкантами. Но в то же время мы смотрели на себя как на хипстеров. Мы всегда проявляли ко всему интерес. Вот почему мы на неделю отправились в Лондон, чтобы посмотреть, как там обстоят дела с эйсид-хаусом.

Вольфганг Фойгт: В тот момент для меня танцевальная музыка начала становиться андеграудной. Раньше андеграудом считались группы, игравшие на гитарах.

Bleed: Ингмар Кох тоже был с нами с самого начала. Он был и остается очень психоделичной личностью.

Ингмар Кох: Я познакомился с Вольфгангом через Bolz Bolz. Он работал с Йоргом и Вольфгангом в студии в Кельне. Я в то время работал в коммерческой звукозаписывающей компании, помогал делать неинтересную музыку. И я подумал, что если я не могу заработать денег на коммерческой музыке, то пошло оно все к черту, буду заниматься чем-нибудь другим. Нет смысла пробовать создавать коммерческую музыку. Вольфганг научил меня работать с синтезатором 303, и через три года мы уже устраивали «синтезаторные бои». Эйсид-музыка изменила нашу жизнь.

Йорг Бургер: С 1987 по 1989 мы формировали свой собственный стиль.

Вольфганг Фойгт: Первая пластинка в этом направлении вышла в 1991 году. Мы стали выпускать альбомы под нашими первыми лейблами − Monochrome и Trans Atalantic. А потом открыли во Франкфурте музыкальный магазин Delirium…

Рили Рейнхольд: У Ингмара была сотня идей, 50 из которых он реализовывал. Это было ровно в 50 раз больше, чем у других людей в Кельне.

Ингмар Кох: Раньше я жил во Франкфурте и задавался вопросом, будут ли они открывать другие магазины, потому что Delirium во Франкфурте был очень популярен. Конечно, были и другие музыкальные магазины, но мы подумали, что лучше открыть еще один магазин с техно и электронной танцевальной музыкой.

Вольфганг Фойгт: Ингмар хорошо разбирался в бизнесе и продажах. А мы, в свою очередь, вышли из серьезной субкультуры. У нас с Йоргом был авторитет, а у него – деньги. Мне нравилась эта комбинация, потому что ему по душе наш стиль и он знал, как все это устроить. В то время у нас особо не было других дел, поэтому мы решили: «Хорошо, почему бы и нет?». Мы очень быстро приняли решение об открытии музыкального магазина. Мы можем читать, тусоваться, это просто, для этого не нужно каких-то особых знаний. Это произошло незапланированно. Мы даже не думали об открытии музыкального магазина, особенно я.

Рейнхард Фойгт (соучредитель лейбла Kompakt): Я все еще помню тот обед, когда Вольфганг и Йорг предложили мне и Юргену [Паапе] заняться открытием музыкального магазина. Мы оба тогда учились в университете. Но нам это было неинтересно, и поэтому мы легко согласились. Почему бы и нет? Мы основали небольшой магазинчик. За 8 тыс. марок мы купили все, что нам было нужно: пластинки, краску.

Kompakt Delirium

Kompakt Delirium

Майкл Майер (соучредитель лейбла Kompakt, музыкант): Я очень обрадовался новости, что у нас в городе появится новый музыкальный магазин, потому что те магазины, которые были на тот момент, меня не устраивали. Франкфуртский Delirium стал одним из лучших музыкальных магазинов в стране, поэтому все ожидали, что Delirium в Кельне будет так же популярен.

Рейнхард Фойгт: Михаэль пришел туда в первый же день в качестве покупателя.

Михаэль Майер: Я ждал у входной двери, пока они откроются. Когда я наконец вошел, у меня был шок. Пара коробок с пластинками и четыре парня за прилавком. У них были странные прически и одежда, но они вели себя приветливо. Я просмотрел все альбомы, что у них были, подошел к прилавку и спросил: «Вы что, шутите?». У них было всего лишь три-четыре лейбла. И все. Никаких «новых импортных пластинок». Я спросил, будут ли они расширять ассортимент и получил в ответ: «Да мы не знаем, нам все равно». Это потому что никто из этих парней не был диджеем. Им скорее было интересно открыть место, где могли бы зависать любители музыки.

Вольфганг Фойгт: С того самого момента мы поняли, что не хотим заниматься этим в одиночку. Да, было классно иметь музыкальный магазин, но также неплохо бы было организовать место для любителей техно и в Кельне. Я не диджей. Я – противоположность Михаэля Майера. Он знает все пластинки, а я – нет.

Джон Берри (менеджер лейбла Kompakt, продвижение артистов): Уверен, что вы уже слышали историю о Михаэле – самоуверенном парне, который явился в музыкальный магазин и сказал им, чего им там не хватает.

Михаэль Майер: Я пару раз к ним поприставал, а потом они не выдержали и сунули мне список: «Если ты такой умный, то давай, занимайся заказами». Я стал работать там пару часов в неделю, а потом перешел и на полный рабочий день. Через полгода я вложил в магазин немного денег, которые получил в наследство от бабушки, и стал партнером.

Bleed: Это был неказистый магазинчик. В Кельне очень трудно найти хорошее место для магазина, поэтому им попалось какое-то ужасное помещение, которое раньше было, наверное, пабом. На стенах были деревянные панели, а после того как они покрасили их в синий (или зеленый) цвет, они стали уже ужаснее. Мы с Рили торчали там каждый день по несколько часов.

Юстус Конке: Михаэль [Майер] и Тоби [Тобиас Томас] торчали там целыми днями. И мы тоже, потому что Кельн – это, по сути, маленькая деревня. Мы зависали в Delirium и в Groove Attack, где продавался в основном хаус.

Матиас Агуайо (музыкант, записывающийся на лейбле Kompakt): Там можно было и косяки курить.

Юстус Конке (музыкант, записывающийся на лейбле Kompakt): Вольфганг однажды сказал: «Это отличная возможность начать культурно пить днем».

Ральф Кристоф: Люди приходили туда пообщаться, выпить пива, послушать музыку, договориться о чем-нибудь. Это было место встреч.

Михаэль Майер: Думаю, этот магазин стал первым большим достижением будущей компании. У нас не было чувства, что мы вошли в круг каких-то суперважных людей. Мы сидели на прилавке, курили косяки, пили пиво и болтали.

Тобиас Томас: Этот магазин не был похож на другие музыкальные магазины Кельна. Для большинства техно была холодной искусственной музыкой для наркоманов. Ребята из Delirium развеяли этот стереотип, потому что они вышли из поп-культуры, из поп-музыки 80-х. Это их отличало. Это были улыбчивые, дружелюбные, умные ребята, с которыми было интересно поговорить на любые темы. Они не были похожи на любителей техно начала 90-х: странные шмотки, наркотики и только «тыц-тыц-тыц» в голове.

Bleed: Я покупал там пластинки драм-н-бэйс, но они закупали их фактически только для меня и еще пары моих друзей. Вольфганг терпеть не мог это направление. Он признавал, что в плане сэмплов и всего другого эта музыка находилась на очень высоком уровне, но это просто был совершенно не их стиль.

Йорг Бургер: Через месяц после открытия магазина у меня родилась дочь, поэтому я, естественно, стал заниматься разумной деятельностью в магазине − вести бухгалтерскую отчетность. В то время этим занимался фактически я один.

Продолжение. Часть 2 >>
avatar

Sven Vath

Опубликовал в блог Интервью
0
Sven Vath

Добро пожаловать в Берлин, Sven. Ты помнишь когда ты впервые соприкоснулся с музыкальной сценой здесь?

Коротко говоря, после падения Берлинской стены в 1989 я и другие артисты из Франкфурта (Jam & Spoon, Pascal F.E.O.S., Dag and Moses P) собрались в автобус и поехали до самого Берлина. Мы устроили там
что-то вроде спонтанного выступления. Это было примерно в то время, когда я впервые встретил Dr. Motte, основателя Love Parade, в клубе UFO. Полагаю, это и было тем, что можно считать первым соприкосновением с Берлинской сценой. В 90е Tresor стал моим основным лейблом, так как мы с Dimitri Hegemann всегда были хорошими друзьями. Это были по-настоящему великолепные ночи, когда я играл в том подвале. Но я также регулярно играл в E-Werk, Planet, Maria am Ostbahnhof и в старом Ostgut, в котором мы устроили несколько вечеринок в те времена.

Сегодня ты редкий гость в Берлине, в чем причина?

Я оставил Love Parade в 2000-м в связи с личными и политическими причинами. Мои поездки в Берлин так или иначе, всегда были связаны с этим событием, так что, вместе с тем как я перестал играть на Love Parade, потерялись и контакты с местной клубной сценой.

Sven Vath

Потерялся контакт и относительно музыки?

Нет, потому что я думаю, звук который сделал Берлин знаменитым в последнее десятилетие в значительной степени был зарожден людьми, которых я уже знал: такие диджеи как Ricardo
Villalobos, Heiko Laux приехали в Берлин из Мюнхена раньше чем кто либо еще. Так что, то что образовалось в Берлине не было таким уж «новым», скорее, это происходило под влиянием более старых и авторитетных артистов. Только недавно появилось самостоятельное направление благодаря поколению молодых артистов. Тем не менее, многие из моих друзей все еще живут и работают в Берлине.

Ты, с другой стороны, всегда оставался во Франкфурте. Как же так?

Мы раньше шутили: те, у кого не получилось во Франкфурте — переехали в Берлин (смеется). Ho серьезно, Франкфурт — мой родной город. Здесь я всегда мог следовать моим музыкальным взглядам. Конечно, он довольно маленький. Но, опять таки, тут всегда было полно талантливых артистов. Не стоит сравнивать Франкфурт с Берлином, так как они сильно отличаются по тому как люди отдыхают: во Франкфурте мероприятия организовываются под выходной, в Берлине же кажется, каждый день как
суббота, по крайней мере в отношении музыки.

Так и ты обычно разделяешь свое время? Вечеринка на выходных, а в понедельник обратно в офис?

Ну.., Так всегда и было.

Правда?

(смеéтся) Ну ладно, может не по понедельникам. Но я всегда делал дела на буднях. Сейчас все еще сложнее: я провожу большую часть лета на Ибице с семьей, с октября по декабрь я снова во Франкфурте — планирую
следующий год. Весной я обычно уезжаю из Европы в продолжительное турне. Плюс семья, друзья, прослушивание записей для миксов. И ты понимаешь, что организация времени — самая важная часть планирования.

Sven Vath

Говоря об Ибице, этот летний сезон снова стал довольно успешным. Как бы ты объяснил такое постоянство?

Интенсивность и энергетика там правда уникальны. Для меня, это и «плавильный котел» и отправная точка для многих моментов в клубной культуре. Нет больше такого места, которое объединяло бы так много
клубов, развлечений, культуры и красивейших видов на одном маленьком острове.

Так значит ничего не изменилось?

Ну, сейчас можно заметить странные флаеры на вечеринки с Lady GaGa или Kylie Minogue. Ибица стала модным словечком в гламурном мире Сан-Тропе и Монако, откуда появилась новая, пафосная публика на острове. Это немного огорчает, потому что Ибица хорошо известна своим свободным духом — наследием культуры хиппи 70-х. Многие годы Ибица привлекала людей всего лишь для веселья. В клубах можно было встретить людей за 50, которые просто хотели хорошо провести время. Все выглядело довольно сдержанно, но сейчас многие люди приезжают «выпустить пар”.

Звучит, будто ты почти разочарован…

Не поймите меня неправильно: мы должны обращать внимание на подобные вещи. Но опять же, я не думаю это испортит Ибицу в отдаленной перспективе. В конце концов здесь живет так много страстных любителей
музыки! Ничто не повредит „нашим“ планам. Если вы посмотрите на заявленный состав артистов DC-10, наши вечеринки в Amnesia и т.д. Вы заметите множество новых и интересных имен. Если такие диджеи как
Jamie Jones, Seth Troxler или ребята из Visionquest „привезут“ вечеринки со своей публикой — это еще раз докажет их актуальность более молодому поколению.

Sven Vath

Когда ты впервые приехал на Ибицу?

Первый раз я приехал в 1980, путешествуя автостопом с другом до Барселоны. На момент когда мы переправились на остров у нас уже не было ни копейки. И все же нам удалось остаться почти на три месяца! Мы сперли пару шезлонгов и разбили лагерь в близлежащей лесополосе. В течение дня мы распространяли флаеры чтобы потом пройти в клубы…

Тогда ты и решил стать диджеем?

То, что я увидел там в ночных клубах оказалось для меня совершенно новым. DJ Alfredo играл сумасшедший микс в Amnesia: смесь африканских ударных с Итало Диско и „Imagine“ Джона Леннона. Мы буквально плакали на танцполе в 5 утра! Тогда я и сказал себе: „Да, я хочу этим заниматься! Bот место, которому я принадлежу!“ Я возвращался на Ибицу каждое последующее лето, впитывал музыку и записывал названия пластинок. Излишне говорить, что было не так-то просто достать их во Франкфурте. А если и удавалось, то я не был уверен смогу ли я ставить их. Когда я начал карьеру играя в „Dorian Gray“, мне постоянно приходилось биться за час своей музыки, надеясь, что босс не вылезет из-за моей спины, грозя пальцем на мой трек-лист (смеéтся).

Очевидно, тебе больше не надо беспокоиться об этом. Давай поговорим о Cocoon. Kажется, многие думают что Cocoon приходит в упадок и становится слишком коммерческим. Что ты об этом скажешь?

(длинная пауза) Я вижу, что Cocoon задает определенное направление, особенно наш клуб. Когда мы начинали, мы знали, что многие не cмогут „понять“, не смогут связать это с нашей идеей. Опять же, большинство этих людей не вникают, чего мы пытаемся добиться с Cocoon. Во все, что
мы делаем вложено много энтузиазма… От артистов не требуется индивидуальный подход, чтобы записыватся у нас. Они свободны делать то, что хотят, как и на любом другом лейбле.
И наши мероприятия, клуб, и наша философия служат единственной цели- предоставить артистам вдохновляющую и креативную обстановку. Конечно, это предполагает финансовые вложения, риск и порой нестандартное мышление.

Думаешь ли ты, что в электронной музыке очень маленькие риски?

Я думаю, что клубная культура, ее акцент основан на умении видеть перспективу. Но чтобы превратить ви́дения в действительность, требуется и риск и смелость. Так, если у меня есть представление о
Техно клубе 21 века и это что-то похожее на Cocoon, это в первую очередь утверждение нашей клубной культуры. И я бы хотел, чтоб больше людей приходили и делали бы тоже самое.

Однако, первая попытка c Cocoon не была особо удачной, не правда ли?

Да, сначала мы начали устраивать вечеринки под названием „Cocoon“ в 1996 году. Общая концепция была весьма экстравагантной: оформление делалось вручную в Англии и доставлялось в Германию. Мы приглашали малоизвестных диджеев из Японии и знаменитые проекты типа Underworld. В те времена я был идеалистом — не принимал никакой спонсорской поддержки. Другими словами, я вкладывал в мероприятия большую часть своих собственных сбережений. И практически все потратил таким образом.

Какой урок ты вынес из этого?

Я понял, что значит организация огромныx мероприятий. И я осознал, что все в целом пришло слишком быстро. В 1997 году я разошелся с Eye Q и Harthouse за год до того, как они объявили о банкротстве. В 1998 клуб Omen наконец закрыл свои двери после длительного конфликта с владельцами помещения и органами государственной власти. Впервые в жизни я буквально остался один. Этот разрыв был необходим, чтобы я
снова смог как следует сосредоточиться на Cocoon. Итак, в 2000-м мы совершили новую попытку. Но на этот раз мы начали с букинг-агентства и стали развивать это направление.

За 10 лет Cocoon стал довольно успешной компанией. Ты все еще считаешь себя артистом или скорее бизнесменом?

А вот и то, о чем многие люди не очень любят говорить. Но, каждый лейбл, каждое букинг-агентство и каждый клуб должны оплачивать счета в конце месяца. И это становится важнее и важнее по
мере роста твоего дела. Сегодня Cocoon предоставляет множество вакансий большому количеству людей. Ежедневные операции сложнее, чем когда либо раньше. Теперь это не только продажа миллионов пластинок. Если ты скорее хочешь жить этим делом, чем заниматься им как хобби, тебе необходимо и удовольствие от работы и определенная доля профессионализма. И это — то, что я делаю, и то, во что многие люди не врубаются. По их мнению, если ты успешно управляешь компанией — ты продаешься. А то, что мы делаем не имеет ничего общего с „распродажей“!

Как думаешь, концепция твоего лейбла и букинг-агентства вдохновляет другие лейблы?

Конечно, а почему нет? Возьмите к примеру Luciano. Он какое-то время играл на нашей террасе в Amnesia. Недавно его лейбл Cadenza стал вполне самостоятельным букинг-агентством и организатором вечеринок,
проводящим собственное мероприятие в Pacha. И я на него не в обиде! Как раз наоборот, правда: я восхищаюсь людьми, которые вкладывают свои успехи в общее дело.

Sven Vath

Ты так же известен как пользователь социальных сетей и креативных промо-компаний.

Конечно, все каналы чрезвычайно важны, поэтому мы запустили новый сайт этим летом. Наше импульсивно развивающееся общество привыкло к соц. сетям, скорости и многообразию информации по одному клику мыши. Я и сам-то иногда не поспеваю…

В каком смысле?

Например, мне не требуется выкладывать фотографии со своего ужина на Facebook каждый день, как делают некоторые мои коллеги…(смеéтся)

Значит, ты разграничиваешь бизнес и личные дела.

Именно!

Микс Lawrence „Timeless“ получил довольно жесткие комментарии на форуме RA, только потому, что он был выпущен на твоем лейбле. Видимо, некоторые думают, что Cocoon и Dial не очень ладят между собой...

Всегда будут люди, оценивающие со стороны, не зная реальных фактов. Я имею ввиду, почему мы не можем выпустить его? Я долгое время являюсь поклонником его творчества. Он даже выпустил трек под псевдонимом Sten на одной из наших компиляций, равно как и я играл треки с Dial в своих миксах. Так что, я просто не понимаю…

Но откуда берутся все эти „разговоры“?

Все дело в присваивании ярлыков. Люди любят рассуждать типа: Вот, Посмотрите — это Kompakt, а вот это Dial, эти — сосредоточены на самих себе, а эти меланхоличнее. Все аккуратно разложено по маленьким
коробочкам. Но это чушь! Есть ли что нибудь столь же глобальное и объединенное, как наша музыка?
Каждый уикенд мы подтверждаем это, играя в Корее или Чили, во Франкфурте или Берлине чтобы соединить музыку и ее слушателя.

Объединение людей — часть общей концепции?

Точно! Собственно, я являюсь культурным послом немецкого Гете-института в отношении электронной музыки. Ранее в этом году меня попросили выступить на обсуждении в Токио перед 300 высокопоставленными лицами: экономистами, музыкантами, писателями и людьми такого плана. Я был очень взволнован и в то же время удивлен их пониманию и уважению к электронной музыке! Это заставило меня осознать как далеко мы продвинулись и что, это крайне важно делиться вашими знаниями. Не говоря о том, сколько добрых слов я должен сказать в ответ японцам: Без Roland 303 и 808 техно, возможно, вообще никогда бы не существовало.

Помимо Японии, какие страны особенно впечатлили тебя за последний год?

Перу в значительной мере.То, как люди веселились почти в ритуальном стиле поразило даже меня — и я видел много интересного за последние годы. Но такие города как Сеул и Тайпей тоже очень вдохновили.
Клубная культура там точно на подъеме. Пару лет назад только очень популярный Транс Диджей имел шанс быть приглашенным, а сейчас множество маленьких клубов играют теxно.

Все говорят о финансовом кризисе. Как диджей ты почувствовал какие-нибудь изменения?

Ну.., Люди все равно любят клубы куда бы я не приехал. Так что — нет. Но можно заметить, что определенный „средний класс“ диджеев оказываются в невыгодном положении, потому что люди изменили отношение к отдыху: они не готовы платить немного за малоизвестных артистов, предпочитая чтоб в списке были именитые диджеи. В Германии это не особо заметно, но в Италии или Испании большинство вечеринок опирается на хедлайнеров. Это усложняет задачу тем, кто хочет поддержать новых артистов.

Как ты можешь объяснить это?

Часто промоутеры соревнуются друг с другом. Особенно в южной Европе, многие клубы не занимаются собственным букингом. Для заполнения своих площадок они пользуются услугами промоутеров. А промоутеры, в свою очередь, пытаются держать известные проекты в своем портфолио (делая им лучшие предложения) — то есть плата за вход. А чем выше плата за вход в клуб — тем меньше посетители тратят на напитки. В итоге, промоутеры получают свою долю, а клуб теряет прибыль. Говоря, как владелец клуба, это то о чем стоит помнить на будущее.

По материалам residentadvisor.net