avatar

Moderat: Впусти свет. Часть 2.

Опубликовал в блог Интервью
0
Один из ваших новых треков называется «Therapy» (Терапия). Неужели вы действительно применяли терапевтические методы в работе с Сашей в стрессовых ситуациях?

Гернот Бронсерт: Это была групповая терапия. При создании записи у нас хватало своих собственных проблем. У нас с Сзари есть семья и дети. Мы постоянно в делах: нужно что-то купить, сходить на встречу, забрать детей из детского сада и так далее. Для нас это была одна из самых главных проблем в самом начале. Саша же до сих пор живет нашей старой жизнью — техно и рок н' ролл музыкант, который постоянно гастролирует и записывает новые альбомы. Поэтому первые три месяца мы пытались найти нужный ритм, в котором все бы могли комфортно работать. Было много обсуждений и мы действительно не знали, в каком направлении будет идти запись. Поэтому было принято решение сделать перерыв и побыть на расстоянии друг от друга. Когда же мы вернулись, все было ясно. Словно разошлись тучи и мы увидели чистое небо.

Саша Ринг: То, что говорит, Гернот отчасти является правдой. Каждый день они возвращались домой к своим семьям и наслаждались жизнью. И это очень здорово и правильно. Потому как я приходил домой очень поздно, просыпался рано утром и шел обратно в студию. Если вы живете так изо дня в день на протяжении нескольких месяцев, это изматывает вас.

Тексты на Moderat II полны самобичевания. В голосе Саши слышатся тревога и сожаление. Даже потенциально возвышенные песни несут в себе грустные нотки. Вам присуща меланхолия и в жизни?

Гернот Бронсерт: Я бы назвал это «быть глубоким и вдумчивым человеком».

Саша Ринг: Да, и в то же время — нет. Такой уж у меня характер. Как говорит Гернот, я имею тенденцию замечать негативные вещи, хотя при этом в моей жизни много положительного, как и в жизни окружающих меня людей. Но я отлично провел время записывая этот альбом. И это не стало тяжелым бременем для меня. Лирика немного старая, накопленная в течении года или около того. Я пишу только в определенные моменты — когда я возвращаюсь домой из бара, пьяный и разочарованный. Не знаю что писать, если я счастлив.



Некоторые треки звучат так, словно они были специально написаны для большой аудитории на фестивале. Они напоминают гимны, и величественны в своем масштабе В параллельной вселенной, я почти могу представить их конкурирующими с Coldplay и U2. Так и было задумано? Было ли у вас желание попробовать себя в написании гимна, что, нужно отметить, является довольно непростой задачей?

Саша Ринг: Это происходит само по себе. Не нужно думать о том, что и как происходит, после того, как музыка покинула пределы студии. Или вам придется иметь дело с завышенными ожиданиями. Люди и так говорят о «сложности» второго альбома, поэтому, чтобы как-то уйти от всего этого, проще всего просто перестать думать о таких вещах.

Гернот Бронсерт: Моей целью было закончить и донести до слушателя как можно большее количество треков, которые нам всем понравились. Мы не делаем музыку как кто-то, кто сидит в студии дни напролет, и при этом получает огромные гонорары, оплачиваемые огромными лейблами. Наша музыка просто выходит из нас. И тем не менее, спасибо за то что сказали, что трек напоминает вам Coldplay.

Саша Ринг: [смеется] Он не говорил этого.

Ха. Нет, не говорил. Но в отличие от многих музыкантов из «андерграунда», вы, кажется, любите большие и сентиментальные моменты, которые возникают между вами и вашей публикой. Например, когда Сзари, ди-джей из Modeselektor, подбадривает толпу держать зажигалки над головой во время исполнения " Rusty Nails.". Искренне ли все это или же здесь присутствует легкий иронический оттенок?

Гернот Бронсерт: Я могу объяснить это очень легко. Когда мы выступаем в качестве ди-джеев, Сзари приносит с собой драм-машину и несколько маленьких коробочек, но музыку играю в основном я. Поэтому [смеется] он должен чем-то заниматься, пока стоит рядом со мной в течение двух часов: зажигалки, брызги шампанского, краудсерфинг. Однако я соглашусь, что нам всем нравятся эти моменты. Песня «Rusty Nails»важна для нас, поэтому мы часто используем этот трюк с зажигалками. И публике нравится это. Ведь суть не в том, чтобы быть ультра клевым парнем, который играет лучшую андеграунд музыку. Главное — хорошо проводить время и делать людей счастливыми, понимаете?



Как все это воспринимается в Берлине? Ведь сцена в Берлине слывет крайне предвзятой, агрессивной и даже анти-коммерческой. А Moderat побил рекорд по масштабам сравнимыми с поп-хитами. Беспокоитесь ли вы о том, как альбом будет принят?

Гернот Бронсерт: Нет, я думаю, что люди с нетерпением ждут его. Альбом должен стать глотком свежести. Нечто красочное, наполненное эмоциями. В Берлине все знают, кто мы и откуда мы. Не думаю, что нам следует перед кем-то объясняться, или стараться следовать стереотипным представлениям Берлина, о которых вы можете прочитать в журналах, что валяются в аэропортах.

Саша Ринг: Кроме того, это плавный переход, без всякой спешки. Мы не сказали в один прекрасный день: «Давайте напишем поп-альбом». Просто постепенно появляются новые элементы, которые вы гармонично вплетаете в свою музыку. Мы устраивали и были ди-джеями на андеграундных вечеринках большую часть своей жизни. Подростки устраивают безумные вечеринки в своих подвалах в Нойкельне (прим.: район Берлина), и нам по-прежнему весело их посещать, но я думаю, что возможно мы немного выросли из этого. Однако мне нравится этот андеграундный менталитет, присущий Берлину. Если вы хотите устроить шоу с участием David Guetta, то его довольно сложно разрекламировать, и я крайне этому рад.

Гернот Бронсерт: Мы и по сей день поддерживаем дружеские отношения со многими ребятами из разных клубов. Пишем с ними музыку или помогаем выпускать их собственное творчество. Нам принадлежит лейбл 50 Weapons, поскольку мы все те же самые парни что и 10 лет назад. Мы ничуть не изменились. Просто сейчас мы играем на больших фестивалях и сценах. Несколько недель назад мы играли бесплатно на одной из вечеринок здесь, в одном из берлинских парков. Мы пригласили Buraka Som Sistema и пару тройку других друзей с нашего лейбла, и мы были крайне удивлены тому количеству людей, что пришло на вечеринку. Пять или десять лет назад все было совершенно иначе.

Даже людям из андеграундных клубов нужны красивые мелодии и немного поп-музыки в их жизни, не правда ли?

Гернот Бронсерт: Само собой. Я не верю в иерархию. Я не верю тому, что пишут журналы и блоги. Я просто следую за своим внутренним голосом. Мне нравится музыка, которая говорит со мной и является откровенной. Мы пытаемся писать именно такую музыку. Moderat не несет в себе никакой сложной концепции. Если бы вы знали, как мы делали этот альбом… как пришла идея оформления обложки… Со стороны все это выглядит как большой, хорошо организованный план [Саша смеется], но все совсем не так. Поверьте мне.

По материалам residentadvisor.net
avatar

Moderat: Впусти свет

Опубликовал в блог Интервью
0
Moderat: Впусти свет



Групповая терапия, социальные программы по защите детей и жизнь в стиле Rock & Roll: Modeselektor и Apparat обсуждают трудности, которые им пришлось преодолеть, чтобы выпустить свой новый альбом в качестве творческого тандема — Moderat.

К созданию Moderat II были приложены усилия множества людей, помимо самих Moderat. После выпуска дебютного альбома в 2009 году, берлинское трио, играющее насыщенный электронный поп, а именно — Себастьян Сзари и Гернот Бронсерт из Modeselektor, а также Саша Ринг, известный как Apparat, стали свидетелями стремительного роста их собственной популярности. Будучи одной из самых любимых групп в мире клубной музыки, эти ребята получили первое место за лучшее открытое выступление в 2009 году по версии RA (Resident Advisor), и смогли объединить почитателей бас и техно музыки.



Но на этом они не остановились и продолжили выходить за рамки привычного, поражая воображение публики на различных фестивалях, и завлекая в ряды фанатов инди-подростков своей стильной и, в то же время, эмоциональной музыкой. В мире найдется немало людей, готовых познакомиться с Moderat II поближе – и они не будут разочарованы. Важнейшим шагом вперед, по сравнению со своим предшественником — Moderat, являются глубокие и многозначительные треки, в которых красивейшие мелодии и современный электронный поп стали естественным продолжением мрачноватого техно за авторством берлинского трио.



Людям любопытен вопрос: как же вам троим удается сотрудничать? Является ли этот проект результатом влияния тяжелых и напористых битов Modeselektor на элегантную составляющую Apparat, или же все обстоит куда более сложным образом?

Саша Ринг: Вполне возможно, что наша первая запись была сделана именно таким образом. Это было скорее сотрудничество между ними и мной. Я давал им мелодичную идею, а они добавляли бит. В этот раз мы писали треки все вместе, с нуля. И стоило нам троим сесть в студии — все изменилось. Конечно, если песню начинает писать Гернот, то это в основном барабанные идеи. Если же начинаю я, то это, по большей части, мелодичный аккорд или нечто подобное. И тем не менее мне удалось приложить руку к созданию некоторых битовых пассажей, а Гернот и Сзари, в свою очередь, писали не только тяжелые ударные отрывки. Благодаря этому альбому мы стали намного ближе в творческом плане.

Является ли это самым главным для творческого прогресса — акцент на создании песен? Разумеется, треки с вокалом звучат крайне профессионально, утонченно и выдержаны в духе классической поп-музыки.

Саша Ринг: Как только я начинаю петь, структура песни каким-то образом сама приобретает нужную форму. Люди могут использовать определенные приемы в создании трека, как например Modeselektor использовали голос Тома Йорка. Но при всем этом, я по-прежнему остаюсь поклонником техно. И когда я начинаю составлять композицию песни, она всегда заканчивается в определенной «куплет-припев» манере.



После длительного перерыва, когда вы не работали друг с другом какое-то время, возникла ли какая-то идея насчет того, что вы будете делать с Moderat II? Был ли какой-то грандиозный план?

Саша Ринг: Все скорее наоборот. Мы не профессиональные музыканты, поэтому имеют место многочисленные джем-сессии, где все происходит довольно спонтанно. Однако мы поняли, что самая необходимая вещь — это идея. Идея, которая может представлять из себя звук или мелодию. Простой бит, который превратится в грандиозный план. Мы начинаем с какого-нибудь зацикленного аудио фрагмента, и начинаем отталкиваться от него. Когда в процессе участвует три человека, все может происходить невероятно быстро — кто-то предлагает идею, которая начинает вдохновлять другого участника, и после того, как я это послушаю, начинаю кричать: «Дайте сюда!» Затем я удаляюсь в другую комнату и начинаю петь. Два часа спустя, у вас уже есть черновой набросок песни.

Нам нужно было пройти через все это несколько раз в первые два месяца для полного осознания того, как на самом деле будет звучать запись. У нас была идея. Мы хотели сохранить ощущение открытой, просторной, кинематографической составляющей, которая присутствовала в нашей первой записи, но мы хотели добиться менее «обработанного» и более непрофессионального звука — неотшлифованный звук барабанов, не самое «студийное» звучание в определенных местах. Но в конечном итоге, ты все равно стараешься плыть по течению. Запись альбома не была для нас непосильной ношей. На пластинке нет песен «A New Error» или «Nr.22,»и мы не сильно беспокоились по этому поводу, поскольку это должно происходить естественным путем, без каких-либо усилий.

Если говорить о вдохновении: говорите ли вы о музыке, которую вы все любите, и которая может косвенным путем влиять на Moderat? Некоторые вокальные треки, и, в частности, «Let The Light In» (Впусти Свет) имеют определенный оттенок R&B.

Саша Ринг: Я определенно точно узнаю эти нотки. Как я уже говорил ранее [смеется] — речь здесь идет о сумасшедших идеях — и благодаря им я нашел подходящий мне способ пения. Как мне это удалось? Это все те же самые идеи, которые возникают у вас в голове, стоит лишь кому-то проиграть определенный трек.



Во время записи, вы случайно не обменивались пластинками The Weeknd and Drake при этом говоря «Звучит довольно интересно»?

Саша Ринг: На самом деле, Гернот иногда играл что-то похожее в студии. Разумеется, все, что вы слышите, вдохновляет вас. Иногда до пугающих масштабов. Но вы правы — музыка, которую мы слушали, приумноженная на наши общие взгляды и интересы, стала большим вдохновением в работе.

Пресс-релизы описывают процесс записи как тяжелые и мрачные шесть месяцев. Так ли это? Вы просто находились львиную долю времени в студии всю зиму или это было еще и эмоционально изматывающее время?

Саша Ринг: Это была самая паршивая зима в Берлине за всю историю. Мы записывались в действительно хорошей студии. Обычно из окон вы можете увидеть площадь Александрплац, однако этой зимой мы не видели ничего, кроме серой пелены за окном. Кстати, Гернот только что вошел в комнату…

Помимо плохой погоды, в недавнем интервью, которое Гернот давал FACT, он отметил, что вы иногда не могли петь таким образом, чтобы вы были довольны, и что в какой-то момент вы хотели удалить все треки с вокалом. Саша, вы же шутили когда говорили, что временами оказывались в слезах в соседней комнате?

Оба: [смеются] Нет.

Саша Ринг: Я думаю, что это как минимум удивило парней из Modeselektor. Мы знали каково это — сидеть в студии в течение довольно длительного времени и работать вместе. Но пение делает вещи в разы сложнее, поскольку это намного более эмоциональная форма творчества. Иногда, если я не мог что-то сделать так, как мне хотелось, я постоянно пребывал в ужасном настроении — и им приходилось это терпеть. Они говорили что-то вроде: «Эй, вполне неплохо», и я просто не мог поверить в это, поскольку получалось отвратительно и я просто начинал ненавидеть песню. Само собой я очень предвзят, когда речь идет о треках с вокалом.

Продолжение интервью. Часть 2>>