avatar

Korablove: "Хочется немного потрогать музыку"

Опубликовал в блог Интервью
0
Роман Смирнов, более известный под творческим псевдонимом Korablove, плывет в бурном потоке электронной музыки. За его плечами уже внушительных размеров дискография (четыре альбома и с десяток релизов), участие в деятельности лейбла Pro-Tez Антона Кубикова, лондонском Apparel Music и чикагском KGBeats и абсолютный стилистический фристайл. Перед первым, за последние полтора года, выступление Korablove в Санкт-Петербурге, мы задали ему несколько вопросов, на которые он дал нам очень интересные ответы.



Твой первый альбом называется «Тайны третьей планеты», твой псевдоним напоминает персонажа известной детской книги. Следует ли из этого что ты черпаешь вдохновение из детства?

Наверное, это — в большей степени простые совпадения. Хотя что-то определенное я точно сказать не могу. Музыка — это собирательный образ. Это эмоции, которые ты переживал когда-то, впоследствии обличенные в звуки. Поэтому сложно отрицать, что ничего из пережитого в детстве я не использовал в своих треках.

Ты издаешь свою музыку на аудиокассетах. В чем смысл такого жеста? Многим же даже негде их будет послушать.

Спорное утверждение. Многим, например, негде послушать пластинки, но они их почему-то покупают. Я не буду спорить, что это это в некотором роде фетиш, некая подмена реальности. Всегда ведь хочется немного потрогать музыку. Развитие цифровой индустрии убило эту возможность на корню. Напрочь отсутствует тактильная связь с прослушиваемой информацией. Да даже запах свежего винила! Ведь он в своем роде прекрасен. К этому еще стоит добавить, что кассеты сейчас переживают второе рождение. Очень многие нойзовые музыканты сейчас выпускают музыку только на кассетах. Более того, небезызвестный Moomin, например, буквально недавно выпустил отличный сборник трип-хопа на этом носителе. В магазинах Лос-Анжелеса кассетные деки равноправно стоят с виниловыми проигрывателя бок о бок. Поэтому я не считаю это каким-то своим «жестом». История повторяется.



Если бы тебя попросили описать свою музыку обычному человеку, который плохо видит разницу между, скажем, даб-техно и текхаусом, то как бы ты мог ему рассказать о своей музыке?

А я бы ничего не стал ему рассказывать. Я не люблю ограничивать свои работы какими-то рамками. Мне кажется, что это немного ущербно. Я вот порой сижу и делаю трек, а потом совершенно не понимаю к какой категории музыки его отнести. Мне кажется, что это прекрасно. Именно тогда я доволен. Музыку нельзя запихнуть в банку и сказать, что это кетчуп. Музыка — это свобода. Это то, что ты чувствуешь и видишь.



У тебя внушительных размеров дискография. Можешь ли ты сказать что музыка тебя уже кормит?

Очень странный вопрос. Она меня все время, выражаясь вашим выражением, «кормила». Необязательно иметь какую-либо дискографию для этого. Ты можешь быть классным ди-джеем, или звукорежиссером, или написать одну единственную заставку для программы «Время». Просто музыка для меня — это как образ жизни, мышления, восприятия реальности. Мне наплевать каких размеров моя дискография. Если я пишу музыку — значит, как минимум, существую.

Считаешь ли ты себя представителем российской клубной сцены? И если да, то какой она представляется тебе?

А у нас в стране есть клубная сцена? Правда? Я считаю, в России в принципе нет музыкального бизнеса, и в частности клубной/электронной сцены. Здесь никто не следит за твоим творчеством, мало кому интересно, кто что сделал и что выпустил. Большинство промоутеров ориентируется на свои знакомства. Не более. У нас нет ни одного более менее вменяемого издания, освещающего культуру электронной музыки, будь то журнал, или сайт. Есть люди, которые ходят в клубы, и они — сами по себе, а есть промоутеры, которые в своем космосе. Если сравнивать с Европой, то мы где-то в первобытно-общинном строе. Поэтому, мне кажется, что этот вопрос немного не корректен. В наших реалиях правильно спрашивать о выживании в российских джунглях.

Расскажи о своих музыкальных планах на ближайшее время? Чем ты сейчас занят в студии?

Планов, как обычно, миллион. Надеюсь, что все они воплотятся. На данный момент мы работаем с Антоном Кубиковым и Сергеем Сапуновым над проектом Raw Code. Опять же с Сергеем над проектом Dubraw. Еще я все время экспериментирую со звучанием и делаю какие-то странные вещи, которые никому не показываю. А вообще, делаю много музыки и разной. Вот пока отвечал на ваш вопрос, понял, что если я сейчас перестану что-либо делать, то материала готового хватит где-то до конца 2015 года.



Назови 5 своих самых любимых альбомов.

1. Aphex Twin — Selected Ambient Works


2. Radiohead — In Rainbows


3. Jimi Tenor — Organism


4. Portishead — Roseland NYC Live


5. Christopher Rau — Two


Выступление на RTS.FM


Официальная страничка Korablove на soundcloud
soundcloud.com/korablove
avatar

Интервью с участниками проекта SCSi-9 (Антон Кубиков и Максим Милютенко)

Опубликовал в блог Интервью
0
К нам на празднование 15-летия магазина «База» едет один из самых известных московских коллективов — SCSI-9, в лице основателей лейбла Pro-Tez Records. Антон Кубиков и Максим Милютенко как-то уже давали нам интервью, но сейчас поделились свежими новостями, взглядами на современную электронику и своими планами.



Вы давно играете лайв. Что за это время поменялось в музыкальной концепции и подаче? в выступлениях? или в студийной работе?

Максим: По сути мало что поменялось — лишь усоверщенствовались средства производства. И стали дешевле. Мы по-прежнему избегаем работы в Ableton Live и полностью опираемся на преимущества работы вдвоем в Logic. То же самое делают и многие именитые коллеги, такие как Chemical Brothers и Underworld. Просто сейчас все можно делать быстрее и проще. А технологическая схема та же.

Что нового сейчас ждать от проекта SCSI-9? Какие планы на ближайшее будущее? Что вообще сейчас происходит в коллективе?

Антон: На данный момент мы взяли паузу, хотя продолжаем делать ремиксы для друзей, да не только. Работа над новым материалом начнется с весны следующего года и это будет нечто совершенно особенное, выходящее за прежние рамки. Ну а пока мы выступаем в привычном амплуа SCSI-9.

Что сейчас происходит с вашим лейблом Pro-tez?

Максим: Лейбл Pro-Tez сейчас с гордостью выпускает свой 33й релиз. Если раньше мы публиковали только российских артистов, то теперь у нас появились и артисты из других стран (например, Jamal Moulay). Мы по-прежнему выпускаем винил, хотя это и убыточно. Но — винил важен! Это материальный носитель, это то, что можно подарить, передать по наследству и т.д. В какой-то момент была даже идея попросить у государства дотацию на это дело, по аналогии с тем как работает Гете-интститут и другие его зарубежные коллеги. Однако трезвый взгляд на культурную политику нашей страны заставил отказаться от этой идеи. Боремся как можем, не сдаемся.

Назовите несколько особенно выдающихся мероприятий за последнее время, на которых вам довелось побывать как участникам или гостям. Что это были вечеринки или фестивали?

Антон:   Мы сейчас так заняты студийной работой и сторонними проектами, что не особо много путешествуем и редко бываем на мероприятиях.

Максим: Кажется, это было в прошлом году — концерт Apparat в Москве. Великолепно.

Каковы, по вашему мнению, главные сегодняшние тенденции электронной сцены? Мы уже спрашивали вас об этом, когда брали интервью год назад. 
За это время что-то изменилось, как вам кажется?


Антон: Вряд ли что-то поменялось, как всегда, наиболее интересные работы связаны сейчас с мультимедиа.

Максим: Какую-то явную тенденцию, если она и существует, очень трудно поймать за хвост. Вот когда появился, например, даб-степ, многие воодушевились, мол, вот он — прорыв. Но этого энтузиазма больше нет. Критикам нравятся странные, не похожие на другие музыкальные проекты, они всегда ищут новизны. И пусть чем страннее, тем лучше. Однако любой артист, который выйдет с такой музыкой в ночной клуб в пятницу, серьезно рискует — народ приходит танцевать, и на эксперименты и новизну многим начхать. Про мультимедиа — чтобы это делать действительно интересно (не имею ввиду традиционный виджеинг), нужна большая и компетентная команда, а это дорого. Именно поэтому это явление не может пока стать массовым.

Какие заведения в Москве, на ваш взгляд, сейчас наиболее актуальны?

Антон: По-моему, сейчас это такие заведения, как Arma, Gipsy, Shanti, Propaganda.

Вы выступали и в маленьких клубах, и на огромных фестивалях. Какие выступление удовлетворяют вас больше и почему?

Антон:  По мне так размеры вечеринки не важны. Важен только контакт и получаемый фидбэк.

Максим: А мне маленькие площадки нравятся больше. На них легче создать атмосферу и установить этот самый контакт с публикой.



Кого вы можете отметить из интересных, на ваш взгляд, новичков электронной сцены среди диджеев, продюсеров?
 
Антон: Хочется отметить из наших (лейбл Pro-Tez Records) таких людей, как Jamal Moulay и Harry Light.

Максим: Я назову Polar Lights. 

Если бы вы не стали музыкантами, чем хотели бы заниматься помимо музыки?

Максим: Я, помимо работы в коллективе, работаю так же переводчиком и звукорежиссером.



С кем бы вы хотели поработать над написанием музыки и вообще сотрудничать?

Максим: Было бы круто, если бы Дэвид Боуи согласился спеть, но мы стесняемся попросить (смеется).

Вы уже столько лет занимаетесь электронной музыкой и диджеингом. Скажите, это может надоесть? И где вы ищите для себя мотивацию заниматься этим дальше?

Антон: Мотивация вокруг нас, реальность — это наша мотивация. Артисты чувствительны, они реагируют на все вокруг.
 
Максим: И если ты чувствуешь, что то, что ты делаешь, нравится слушателю — это уже главная мотивация. Если ты чувствуешь, что то, что ты делаешь, не нравится — это демотивация. К сожалению, в жизни случается и то, и другое.

Какой самый важный инструмент для вас в ваших композициях?
 
Антон: На данный момент NI Reaktor.

Что для вас электронная музыка в целом?
 
Антон: Это вибрация.

Максим: Для меня лично — возможность создать любой тембр.

Какого ваше мнение по поводу популярной темы hardware vs software?
  
Антон: Главное, независимо от процесса создания — это результат. Например, Кораблев готовит релиз, в котором использует лишь фортепиано.

Максим: В принципе, тут я согласен с Антоном. Но транзисторы я все же люблю больше, чем двоичный код.

Антон, многие уже знают, что ты пишешь стихи. Не пробовал ли ты применять их в ваших треках?
  
Антон: Пару раз я это делал, и тогда получилось вполне удачно. Но я этим все же не особенно увлекаюсь.
 
Как вы обычно проводите будни и выходные дни когда вы дома, а не на гастролях?

Максим: Мы все теперь семейные люди, и если в выходные не уезжаем куда-то, то проводим их только с близкими.



Назовите несколько любимых музыкальных имен, которые уже навсегда останутся у вас в любимчиках, и назовите музыкантов, которые вдохновляют вас.
   
Антон: Для меня это такие имена, как Matthew Herbert, Peter Kersten (Lawrence), Ricardo Villalobos, Eric Satie и, пожалуй, Phillip Glass.

Максим: Назову в первую очередь Pink Floyd, Police, Air и еще Boards Of Canada.

Какой совет вы бы дали молодым музыкантам и продюсерам?

Антон: Широко закрыть глаза.