avatar

Лейбл Dance Mania: Мотаун гетто-хауса. Часть 2

Опубликовал в блог Интервью
0
«Почему-то когда появился гетто-хаус, люди толкать друг друга» (Waxmaster Maurice)

Лейбл Dance Mania тоже нашел Мориса Майнор (DJ Waxmaster Maurice) по его микстейпам. «Думаю, это отвело от меня неприятности, − рассказывает он. – Потому что я вырос в очень неблагополучном районе, где были одни банды и стрельба. А мы тем временем занимались написанием треков».

В начале 90-х годов его микстейпы набирали популярность. «Сначала я покупал в музыкальном магазине десять кассет, − рассказывает Майнор. – А потом вдруг – уже по сотне кассет TDK и Maxell». Кассеты продавались в музыкальных магазинах и в небольших супермаркетах. «Наша музыка была везде – в клубах, в машинах, в салонах красоты, в парикмахерских – везде!» – вспоминает Майнор.

Майнор начала продюсировать «несерьезные вещи», но когда у него появилась драм-машина SP-1200 и сэмплер, его музыка преобразилась. «Эта драм-машина изменила мою жизнь, − говорит он. – Я начал делать музыку при помощи этой штуки, и все закрутилось. Так появились классические треки In This Motherfucker', 'Who You With', 'Scratch Trax'

Митчел услышал «Project Shout» Майнора на одном из его макстейпов и решил, что этому треку следует устроить надлежащий релиз. «Я предложил ему спродюсировать этот трек, −говорит Митчел. – Я внес кое-какие небольшие изменения, и мы его выпустили». Трек стал еще более популярным, когда Daft Punk использовали его как основу для своего трека «Teachers» и сыграли его в эфире своего шоу Essential Mix на радио BBC Radio 1. (Daft Punk недавно прислали Майнору и Митчелу призовые «тарелочки»)
Барни посоветовал Митчелу исследовать новый стиль. «Рэй постоянно говорил мне что-то вроде: «Просто сделай трек, дай мне трек. Не настоящий хаус, а просто трек, − вспоминает Митчел. – Если у него была четкая идея по поводу текста, он просто рассказывал мне, я делал трек, а он посылал его на производство».

Тем не менее, Барни утверждает, что лейбл не отражал его музыкальный вкус. «Мои музыкальные предпочтения– это не то, за чем люди приходили на вечеринки, − говорит он. – Думаю, мне удалось отделить это от бизнеса». Дома Барни слушал R&B (Стиви Уандер, The Spinners, Gladys Knight and The Pips).
Барни также помогал Майнору и другим музыкантам выпускать и распространять свои кассеты, даже если они не выпускались на официальных лейблах. «Я всегда хотел, чтобы музыканты, записывающиеся на Dance Mania, делали миксы, − говорит Барни. – Вообще-то я даже говорил им использовать в своих миксах треки Dance Mania. Так их музыка становилась популярнее».



Клуб для подростков The Factory, расположенный на 4711 W. Madison St (примерно в трех милях от дистрибьюторского центра Барни) стал известен благодаря тому, что там постоянно играли треки в стиле Dance Mania. Диджеями этого клуба изначально были Greg The Master и Quick Mix Claude. В 1990 году газета Chicago Tribune назвала клуб (который тогда еще назывался Heads Or Tails) местом, «где члены банд должны сдавать свои шапки на хранение в пуленепробиваемой стекляной кабине и проходить мимо знака с надписью «Шапки запрещены. Банды запрещены. Нейтральная территория».

Джеральд Хендерсон (Jammin Gerald) начал играть там в 1985 году. В то время он играл все от хауса до хип-хопа, Майами-басса, рэгги и R&B. Джеральд заметил, что толпа стала активнее реагировать на треки с битами. «Я играл такие треки, как 'It's House', 'Time To Jack,' 'Virgo Tracks,' 'No Way Back' в исполнении Адониса, но этого было мало, − говорит он. – Поэтому я купил небольшую драм-машину и сэмплер SK-1 Casio и стал создавать свои собственные треки».

Каждую неделю Хендерсон играл по четыре-пять новых треков, которые он создавал исключительно для этого клуба. «Каждую неделю посетителей было все больше, − вспоминает он. – У нас был большой танцпол. На определенных треках люди танцевали слэм в кругу. Когда начинал играть определенный трек, танцовщики начинали показывать футворк».



Greg The Master принес Барни кассету с одним из треков Хендерсона, и Барни захотел послушать и другие треки. Хендерсон принес Барни пять новых треков и ремикс на «Get The Ho» – хит клуба Factory.
Клуб Factory сгорел 31 декабря 1993 года. В пожаре погибли его владельцы – «Большой Том» Льюис и его жена Тельма – который жили в этом же здании и в начале 70-х переоборудовали его из бывшего спортивного клуба.

По мере развития музыки развивались и танцы. Бойд делал треки для молодой танцевальной труппы House-O-Matics, возглавляемой Ронни Слоаном. «Это был мой любимый танцевальный коллектив. Еще до того как я стал играть в клубах и обрел популярность, они постоянно выступали во время парадов, на школьных шоу талантов и так далее. Они были везде, − вспоминает Бойд. – Они танцевали во всех стилях – брейкданс, поп, хаус. Этим они и были хороши. Они представляли комбинацию всех танцев».
Конечно, в клубах все было не так официально. «Люди говорили, что они просто отскакивали от стен! – рассказывает Майнор. Люди двигали руками и трясли головами под хип-хоп, но почему-то когда появился гетто-хаус, люди стали толкать друг друга. Это было похоже на слэм. Они словно становились дикими, прыгали и крутились по полу».

В конце 80—начале 90-х годов в коллективе House-O-Matics танцевали как парни, так и девушки. Но теперь футворком занимаются преимущественно парни, да и музыка изменилась. «Футворк стал новым отдельным жанром, он подразумевает абсолютно другое звучание, − говорит Бойд. – Он стал намного быстрее».
Период с 1995 по 1998 год считается золотым для Dance Mania. Диджеи каждую неделю наведывались сюда для тестирования качества готовящихся в выходу, многие приносили кассеты со свежей музыкой. «Думаю, с течением времени люди увидели, что я всегда был честен по отношению к ним, − объясняет Барни. – Просто получился эффект снежного кома».

Потом различные обстоятельства (начиная проблемами с налогами и заканчивая изменениями в музыкальной индустрии) вынудили Барни закрыть дистрибьюторский центр Barney's One Stop и лейбл Dance Mania. В конце 90-х закрылись многие магазины, которые снабжались из дистрибьюторского центра. Склад на 3400 Ogden Ave. был закрыт в 1999 году, оставив после себя пустую, поросшую травой площадку.

После закрытия лейбла DJ Funk с разрешения Барни открыл веб-сайт Dance Mania. Начинали перевыпускаться некоторые виниловые пластинки с надписью «Dance Mania Inc.», однако Барни не имел к этому никакого отношения.



В феврале этого года распространились слухи, что Барни хочет возродить свой лейбл. Несколько EP готовятся к выходу на виниловых пластинках, идет работа над европейской дистрибьюторской сетью. Барни заключает контракты с музыкантами из своей старой гвардии, в том числе DJ Funk, DJ Deeon, Маршалом Джефферсоном, Пэррисом Митчелом, Робертом Армани и Traxman. Несмотря на серьезные проблемы со здоровьем, Бойд продолжает создавать новую музыку. DJ Funk сетует на то, что музыканты, исполняющие электронную танцевальную музыку, стали «мультимиллионерами», скопировав стиль Dance Mania. Но он вот-вот выпустит свой новый альбом, о котором он говорит так: «Это лучший CD, который я выпустил за всю свою жизнь».

Сейчас Майнор создает тематические песни для местных социальных сообществ (например, для клуба мотоциклистов). «Я не говорю, что я не суперзвезда, но у меня была пара звездных моментов, − рассказывает Майнор. – Девушки выкрикивали мое имя, рисовали мое имя на своих ногтях и носили талисманы на шее».

В 90-х годах Пэррис Митчел работал с музыкантами крупнейших лейблов, в том числе с Джэнет Джексон, Jewell и k-os. Он делает новые ремиксы, а его альбом Life In The Underground был недавно перевыпущен лейблом Ghetto House Classics. Релизы лейбла Planet Mu's снова обратили всеобщее внимание на «гетто-хаусные корни» лейбла Dance Mania. У Барни есть список самых популярных синглов. «Думаю, настало время возвращаться. Спрос большой, оосбенно в других странах, и я думаю воспользоваться этой возможностью, − говорит он. – К лету вы услышите новые треки в рамках лейбла Dance Mania».

По материалам residentadvisor.net
avatar

Лейбл Dance Mania: Мотаун гетто-хауса

Опубликовал в блог Интервью
0
Лейбл Dance Mania: мотаун гетто-хауса



Джейкоб Арнольд рассказывает об успешном чикагском лейбле в свете его готовящегося возвращения в музыкальную индустрию

Вряд ли найдется много лейблов, которые могут конкурировать с Dance Mania по длительности пребывания на рынке и успешности. За спиной у лейбла – пестрая история, состоящая из многочисленных этапов: от раннего хауса в исполнении Lil' Louis, Фарли Кита Уильямса и Маршалла Джефферсона до сурового, динамичного звучания Роберта Армани и DJ Rush и до повторяющегося, дерзкого гетто-хауса, который сейчас переживает свое возрождение.

Dance Mania зародился на чикагской сцене соула. В возрасте 25 лет Вилли Дж. Барни открыл музыкальный магазин, который назвал Barney's Swing Shop. В начале 60-х годов он основал дистибьюторский центр Barney's One Stop Records и открыл розничную точку продаж в чикагском районе Уэст-Сайда. В дистрибьюторском центре были представлены все крупные лейблы: сотрудники, работавшие на Барни, забирали пластинки в офисах этих лейблов и отправляли их в несетевые магазины по всему району.

В 1965 году Барни основал звукозаписывающий лейбл Four Brothers Productions вместе с одним из своих сотрудников, Джеком Дэниэлсом (который впоследствии стал A&R-менеджером в лейбле Mercury Records). Их самый громкий хит «It's A Man Down There» в исполнении G.L. Crockett занял десятую строчку R&B-чарта по версии журнала Billboard. Также Барни основал дочерний лейбл под названием Bright Star, но оба лейбла просуществовали лишь два года.

Барни хотел, чтобы его сыновья занимались семейным бизнесом. В 1980 году, окончив Университет Брэдли (г. Пеория, штат Иллинойс) по специальности бизнес и бухгалтерское дело, Рэй Барни стал заниматься дистибьютерским центром отца. В то время ему было 22 года. «Мы работали преимущественно на Среднем Западе, − вспоминает он. – Мы снабжали независимых розничных торговцев и распространяли, главным образом, музыку крупных лейблов».



Рэй Барни познакомился с Винсом Лоренсом, Джесси Саундерсом и Дуаном Бафордом примерно в то время, когда они стали выступать в коллективе Jesse's Gang. Рэй очень сдружился с клавишником группы Дуаном Баффордом. Бафорд написал песню под названием «What's That», выпустить которую помог Саундерс. При этом Бафорд использовал название Dance Mania Records.

«Вскоре после этого я захотел основать свой собственный лейбл, −рассказывает Барни. – Дуан предложил мне сделать первую песню. Мы сидели и думали о будущем лейбле, и он сказал: «Используй это название», и я подумал: «А почему бы и нет?». В результате вышел альбом Hardcore Jazz (1986) в исполнении Duane and Co. В треке «J. B. Traxx» крики и хрипы Джеймса Брауна раздаются поверх 808 битов и простых басов. Периодически ему в ответ постанывает женщина. Так родился лейбл Dance Mania.

Поскольку Dance Mania был лишь небольшой частью крупного, уже устоявшегося бизнеса, Барни смог внести в него больше изменений. «Когда я впервые занялся Dance Mania, я рассматривал это лишь как дополнение к моей дистрибьюторской деятельности, − объясняет Барни. – У меня уже были сотрудники и сформированная инфраструктура. У меня уже был склад. У меня уже были компьютеры. У меня было все для ведения бизнеса».

В то же время, при помощи выпуска пластинки Даррела Пэди «Climax» Барни пытался вернуть к жизни лейбл своего отца Bright Star Records. Пластинку спродюсировал Винс Лоренс, который имел огромный успех после выпуска сингла «Love Can't Turn Around.» «Я собирался выпускать песни на Bright Star, а треки – на Dance Mania, − говорит Барни. – Но потом стал делать все на Dance Mania."

Несмотря на свое недолгое существование, лейбл Bright Star Records выпустил несколько запоминающихся вещей, например трек «Pleasure Control» в исполнении On The House, который был спродюсирован Маршаллом Джефферсоном и смикширован Роном Харди. Даб-версия представляет собой почти 12 минут раскатистого вокала и громыхающих битов поверх урезанных басов. Третим релизом лейбла стал первый хаус-трек Рэрриса Митчелла «You Can't Fight My Love.»

«Обычные парни танцевали только ради того, чтобы потанцевать с девушками» (DJ Deeon)
Митчелл рос в музыкальной семье, проживавшей в чикагском районе Беверли. «Моя бабушка была пианисткой, отец играл на трубе, а мама немного пела», − рассказывает Митчелл. Митчел ходил в начальную школу исполнительных искусств им. Вандерпоэля, потом учился в Американской музыкальной консерватории по классу гитары.

Вместе с Кевином Ирвингом Митчел основал группу под названием The Mixx. На их творчество оказала влияние музыка, звучавшая в радиошоу Херба Кента Punk Out – все от The Time до Culture Club. «В то время такую музыку называли «новой волной», но по сути это было просто евро-диско», − говорит Митчел. «Как и все в Чикаго», Митчел и Ирвинг открыли для себя диджейские миксы на электронную музыку благодаря популярным радиошоу на радио WBMX и WGCI. Когда в 1985 году The Mixx распались, Ирвинг начал работать с диджеем Chip E.

Митчел записал демо-версию своего собственного танцевального трека. Но когда Крис Вэстбрук из группы Bam Bam взял его с собой на встречу с Роки Джонсом в офис лейбла D.J. International, Митчел был неприятно удивлен видом толпы молодых людей, «которые сидели и ждали, когда их записи послушают». Вместо этого Митчел основал группу Romeo, заказал время в чикагской студии Chicago Trax Recording (не связанной с лейблом). Инженеры стали называть его Виктор Ромео.

Митчел работал с барабанщиком и клавишником Дэйном Ровэйдом, с которым он познакомился через Винса Лоренса. Вместе они записали трек «You Can't Fight My Love» и отнесли его Лэрри Шерману в Trax Records. «Неудивительно, что все прошло на ура», − рассказывает Митчел. Лоренс познакомил Митчела с Барни, который послушал запись и предложил ему сотрудничать.

Лейбл Bright Star также выпустил два сингла в исполнении группы Ragtyme, которая стала называться Ten City, когда стала работать с лейблом Atlantic Records. Сингл «Fix It Man» наполнен двойным смыслом: «Я мастер ремонта, я стою перед тобой со своим инструментом в руке». А сингл «I Can't Stay Away» собрал весь звездный состав микшеров: Фрэнки Наклз, Рон Харди и Lil Louis.

Тем временем, лейбл Dance Mania набирал обороты, выпустив новую волну ставших популярными хитов, среди которых «7 Ways» в исполнении Hercules (Маршал Джефферсон) и «House Nation» в исполнении The House Master Boyz и The Rude Boy of House (Фарли Кит). По словам Барни, благодаря успеху первых синглов ему удалось раскрутить лейбл. «Мне очень повезло. Оглядываясь назад, я понимаю, с каким огромным количеством талантливых людей мне довелось работать».

Путеводитель по лейблу Dance Mania для начинающих.

Каталог лейбла Dance Mania просто огромен, но это не должно запугивать новичков. Вот краткий путеводитель по ключевым периодам лейбла и исполнителям, которые с ним сотрудничали.

Классика (1986-1988)
Ранний список лейбла включает всех инноваторов хауса от Маршала Джефферсона под псевдонимом Hercules до Фарли Кита под псевдонимами The House Master Boyz & The Rude Boy Of House и Yellow House. Трек «Video Clash» в исполнении Lil' Louis стал большим хитом, равно как и «Frequency» и«How I Feel»

Эйсид и хип-хаус (1989-1990)
Очень немногие треки, сочетающие в себе хаус и хип-хоп, остаются популярными спустя годы. Но некоторые эйсид-треки из этого периода по-прежнему звучат свежо и современно, особенно в обработке Гэри «Jackmaster» Уоллэса, Винсента Флойда и Da Posse (в т.ч. Hula & K. Fingers).

Trax (1991-1993)
Когда большинство чикагских лейблов перестали выпускать урезанные ритимичные треки, Dance Mania сделал их своей визитной карточкой, проложив дорогу для гетто-хауса и первых треков Роберта Армани, DJ Rush, Glenn Underground и DJ Funk. Среди «необработанных алмазов» также числятся 3.2.6., Тим Харпер, Виктор Ромео под псевдонимами The Dance Kings и Rhythm II Rhythm.

Гетто-хаус (1994-1999)
Этот период считается наиболее плодотворным и стабильным для лейбла. В эти годы лейбл постоянно работал с такими музыкантами, как DJ Funk, DJ Deeon, DJ Slugo, DJ Milton, Jammin Gerald, Wax Master Maurice, Traxmen (в том числе Эрик Мартин, Gant-Man И Пол Джонсон), Drew Sky и Пэрис Митчел.

Исполнители были верны лейблу, потому что Барни был честен и справедлив по отношению к ним. «Я хотел, чтобы люди, с которыми я работаю, добились успеха, − рассказывает он. – Я не стремился заработать как можно больше денег. Я не стремился приписывать себе несуществующие заслуги».
Поскольку лейбл Dance Mania не был его основной деятельностью, Барни мог идти на риск, не беспокоясь о том, что какой-нибудь неудачный сингл отрицательно скажется на состоянии лейбла.

После недолгого увлечения хип-хаусом между 1988 и 1990 годами, звучание Dance Mania начало меняться. Треки таких исполнителей, как Роберт Армани, DJ Rush и Traxmen отличались более мощным и быстрым техно-звучанием. Было ли это осознанное решение? «Хотел бы я приписать себе принятие этого решения, − говорит Барни, — но мне кажется, это больше связано с тем, что я верил в то, что материал, который мне приносили, действительно звучал во всех клубах и на всей танцевальной сцене».

Чувствуя произошедшую перемену и наслаждаясь свободой, которую давала ему его новая домашняя студия и DAT-магнитофон, Пэррис Митчел тоже выпустил серию урезанных треков, включая «Climb The Walls» с Кевином Ирвингом под псевдонимом The Dance Kings (1991 год) и «Computer» в исполнении The Track Stars (сплит с Jammin Gerald, 1993 год).

В 1993 и 1994 годах Митчел работал в магазине Барни по адресу 3400 Ogden Ave. Магазин располагался на первом этаже, а выше был дистибьюторский центр. Там он познакомился с новым поколением диджеев, которые играли сырые треки Dance Mania. «Туда захаживали абсолютно все: Пол [Джонсон], Эрик Мартин. DJ Funk был завсегдатаем, я видел его два-три раза в неделю, он просто тусовался со мной в магазине». DJ Funk, Jammin Gerald, Waxmaster Maurice и DJ Deeon – все они были частью популярной и быстро развивающегося мира микстейпов.

Дион Бойд вырос в Саус-Сайде, за парком Комиски. Они с друзьями слушали Hot Mix 5 на WBMX и сами пытались играть треки. Электронные биты привлекали Диона. «Особенно мне привлекало творчество Kraftwerk», − рассказывает Бойд. Он купил драм-машину Mattel Synsonics и играл акапеллы. Бойд не был большим поклонником клубов. Он работал на заправке, чтобы на заработанные деньги купить двойные копии танцевальных синглов в Importes Etc. Сначала Бойд играл на частных вечеринках. «Мне кажется, я стал очень популярным среди диджеев − рассказывает он. – Потом члены организации «Эль-Рукн» заплатили мне, чтобы я сыграл в Храме «Эль-Рукн». С 1986 по 1989 Бойд оставался самым востребованным диджеем.

Группа El Rukn возглавлялась Джеффом Фортом, бывшим лидером Blackstone Rangers. Форт утверждал, что его группа являлась исламистской религиозной организацией, связанной с Мавританским храмом науки Америки. Он заседал в здании бывшего кинотеатра с огромными стальными дверьми. Группа, члены которой носили красные фески, черные мантии и большие медальоны, вела политическую деятельность и организовывала программы помощи местным жителям. «У них была довольно большое помещение для танцев, − вспоминает Бойд. − Туда сходилась уйма людей».

В начале 90-х годов Бойд продолжал играть на крупных вечеринках в съемных помещениях (например, Elk Lodge и Boys And Girls Club) и начал заниматься продюсерской деятельностью. «Я купил драм-машины Roland 606 и Roland 303 и начал изменять треки под разные вечеринки, под людей из разных районов, потому что на вечеринки приходили разные люди и самых разных точек Саус-Сайда. – говорит он. – К тому времени мы делали микстейпы, цветные кассеты и все такое, пользовавшееся большой популярностью».

По словам Бойда, благодаря пошловатым текстам песен, частично вдохновленным ганста-рэпом, парни из гетто снова полюбили хаус. «Парни танцевали только ради того, чтобы потанцевать с девушками. Потому что как только появился гетто-хаус с текстами, полными ругательств, − например, 'Where The Hoes' и треки для девушек – этот разрыв был заполнен. Если девушкам что-то нравится, что это будет нравиться и парням».

«Когда мы создавали гетто-хаус…мы создавали музыку для сучек», − объяснил DJ Slugo в интервью журналу 5 Magazine.

Сначала Бойд с друзьями просто продавали свои миксы на разных вечеринках и в клубах, но когда спрос на них возрос, они организовали их массовый выпуск и начали продавать их в китайских музыкальных магазинах Саус-Сайда. «Я заказал стампер, − рассказывает он. – Я брат стикер от кассеты, клал его поперек кассеты и штамповал на ней свое имя. Кассеты распродавались за считаные дни!».

Dance Mania

Бойд познакомился с Рээем Барни, когда узнал, что Армандо создал сэмл одного из его неизданных треков с микстейпа «Yo Mouf» в исполнении The Traxxmen на EP Nothing's Stopping Muzique Records, 1994 год). «Мы встретились с Армандо, он извинился, −рассказывает Бойд. – Мы расставили все точки на i». Барни попросил Бойда принести несколько кассет. Послушав кассеты, Барни захотел с ним работать.

За четыре года Бойд выпустил более 30 синглов в рамках лейбла Dance Mania. «Некоторые злятся на меня, − признается Бойд, — потому что я постоянно выпускал по 4-5 пластинок. Если Рэй меня не останавливал, я просто продолжал их выпускать».

Чак Чэмберс (DJ Funk) также начинал как диджей, на творчество которого оказали влияние Фарли Фанк и Fast Eddie. При помощи своего TR-808 он начал записывать кассеты с эксклюзивными треками. «Лет 20 назад 808 стоил две тысячи, − вспоминает Чэмберс. – Это было очень дорого».

Когда его спрашивают, почему он стал создавать более быстрые, урезанные треки, Чемберс улыбается: «Я так чувствовал. Это я». Треки «Pump It» и «Work It» стали громкими хитами. EP Street Traxx II считается первым проявлением фазы «гетто-хауса» на его альбоме. «Я создавал танцевальную музыку, когда она считалась хардкором, со всеми нигерами в капюшонах, гангстерами и шлюхами, − говорит Чэмберс. – Мы выросли в другой среде, но все же мы уважали танцевальную музыку. Вы, наверное, никогда до конца не поймете, как мы росли…Мы выросли в капюшонах, вот что! Мы были гетто».

Продолжение. Часть 2>>