avatar

Неисправимый бунтарь Дэмиан Лазарус

Опубликовал в блог Интервью
0

Неисправимый бунтарь Дэмиан Лазарус


Damian Lazarus

Владелец звукозаписывающего лейбла Crosstown Rebels (в пер. с англ. – «Городские бунтари») рассказывает о своем пути к признанию, о том, как он «восстал из мертвых», о своей вере в «семью Crosstown», туре Rabel Rave и планах на будущее…

Дэмиан Лазурус − основатель Crosstown Rebels – не просто лейбла, а всемирно известной музыкальной тусовки и объединения музыкантов с общими интересами и подходом к работе. В 2013 году Лазарус празднует 10 лет своей независимой деятельности по созданию инновационного хауса и техно и рассказывает о своем пути к признанию, о том, как он «восстал из мертвых», о своей вере в «семью Crosstown», туре Rebel Rave и планах на будущее.

Вероятно, есть в Лазарусе что-то, что заставляет людей быть преданными ему. Работая над проектом Manchester's Warehouse Project, он холодным декабрьским вечером собрал свою команду из всех уголков мира для того, чтобы они были с ним. Вот Fur Coat из Каракаса. Франческо Ломбардо, который родом из Италии, с озера Гарда, но сейчас проживает в Лондоне. Масео Плекс приехал из Барселоны, Subb-an – из Берлина. Вот Дэнни Дейз из Майами, турчанка Дениз Куртел − диджей из Нью-Йорка. Тут еще два старых друга Лазаруса – парень по имени Саша, которого можно назвать гражданином мира, и Лоран Гарнье, прилетевший из Парижа.

Damian Lazarus

Это оказалась длинная ночь: друзья играют, а когда не играют – то танцуют вместе. Француз Гарнье стоит около сцены с бокалом красного вина (наверное, единственным бокалом красного вина в этом помещении!), в то время как Ломбардо, вскинув руки, прыгает под музыку. А собрал их сегодня под одной крышей основатель лейбла Crosstown Rebels Дэмиан Лазарус − худой, одетый во все черное человек, стоящий за пультом перед колыхающейся, словно желе, толпой из 3000 ухмыляющихся северных рейверов и похожий на Мика Флитвуда, играющего эйсид-хауc.

Обычная картина. Люди за ним следуют всегда. Лишь пару недель назад ему удалось собрать 4000 человек в тени одной из пирамид майя на Плайа дель Кармен в Мехико. Это был фестиваль Day Zero, которым отмечали конец календаря майя и, возможно, конец света. Тогда к Лазарусу присоединились Трентемёллер, 3D из группы Massive Attack, Джеймс Лавель, Джейми Джонс и многие артисты, записывающиеся под лейблом Crosstown.

До места проведения фестиваля было очень тяжело добраться, более того − там не было электричества. В результате мероприятие, несмотря на свою высокую посещаемость, вылетело Лазарусу в копеечку. Но он не сделал ни шагу назад. «Все, что могло случиться и отговорить нас от проведения этого фестиваля, случилось, − говорит Лазарус. – Мы фактически организовали все с нуля, воспользовавшись помощью друзей и связями».

«Я приехал туда за неделю до фестиваля и увидел, что там работает 50-60 человек – они что-то носили, прикручивали, откручивали, ставили… Я был в недоумении: «Кто все эти люди?» Оказалось, что они приехавшие из разных уголков мира, чтобы помочь нам в организации фестиваля. Это были совершенно незнакомые друг с другом люди – из Токио, Тель-Авива и других городов. Они просто приехали и предложили свою помощь. Это было невероятно. Сильно. По-особенному. За те сутки я испытал по-настоящему волшебные моменты. Даже описать тяжело».

Damian Lazarus

«Шаманы и местный народ уичоли тоже нам помогали: они поддерживали нас, одобрили проведение фестиваля. В последние 15 минут отсчета существования календаря майя появись 10 воинов майя в полном облачении и взобрались на пирамиду. «Когда раздались финальные звуки, означающие окончание обратного отсчета, вождь достал морскую раковину и протрубил в нее. Мы будто оказались в прошлом, перенеслись на 25 тысяч лет назад. Тот вечер был полон невероятных, чудесных моментов».

«На вершине пирамиды астрологи показывали людям вселенную. Это была уже следующая стадия вечеринки», − смеется Лазарус. «Мы не покрыли наши расходы. Если бы мы искали спонсоров, тогда другое дело. Но нет. Я не хотел, чтобы фестиваль пестрел разными брэндами. Это мероприятие должно было быть особенным», − рассказывает Лазарус, подчеркивая, что не хочет вдаваться в финансовые детали. Этот жест характеризует Лазаруса. За свою карьеру он мог продаться уже не раз, но всегда отвечал отказом.

Юность в стиле соул

Лазарус родился и вырос в Лондоне. Его двоюродный брат, который увлекался хип-хопом и электронной музыкой, познакомил его с искусством выбора пластинок. Вскоре он стал буквально одержим музыкой, тратя все деньги на очередную виниловую пластинку. Ему удалось убедить своих родителей в том, что у диджейства есть будущее, и они, хотя по-прежнему настроенные немного скептически, помогли ему в покупке первой пары проигрывателей 1210 и микшера Numark, который он поставил в гараже.

«В то время как другие обращали внимание лишь на фото группы на обложке, я жадно вчитывался во все детали, чтобы узнать, кто сделал эту музыку, − рассказывает Лазарус. – Я так любил музыку, что просто обязан был быть ее частью». Вскоре он познакомился с миром андеграундных вечеринок, на которых играли эйсид-хауc, ходил в Bagleys и The Cross. Так постепенно он оставил позади соул, фанк и хип-хоп и пошел по пути хауса, техно и хардкора.

Damian Lazarus

Его друзья не разделяли его увлечения, и Лазарус ходил по клубам один, давая свои записи всем, кто соглашался их взять. Он пытался засветиться во всех лейблах – от FFRR до Perfecto. Дела начинали идти в гору, и тогда его девушка сказала ему, что ждет ребенка. Лазарус знал, что может писать статьи, и что ему нужно устроиться на обычную работу. Поэтому он решил стать журналистом, получив место криминального обозревателя в The Sun. «Эта работа познакомила меня со многими сторонами жизни, причем не всегда солнечными, − рассказывает Лазарус. – Но все же я получил удивительный опыт».

Опьянение джанглом

Лазарус проработал журналистом два года, но его увлечение музыкой заставило его объединить эти два мира. Так Лазарус стал писать обзоры и статьи для таких музыкальных журналов, как Touch и Straight No Chaser. Он познакомился с Джефферсоном Хэком, который показал некоторые из его работ набирающему обороты журналу Dazed & Confused.

Вскоре он стал помощником редактора. На вечеринки в холле их офиса в восточном Лондоне, где стал играть Лазарус, стали захаживать такие звезды, как Кейт Мосс, Джейк и Динос Чепмен и Бьорк. «Тогда я вовсе не был каким-то супер-талантливым диджеем. Я играл все от Mo Wax до Talking Loud. Хаус тогда переживал не лучший период, и я стал сильно увлекаться драм-н-бэйсом и джанглом. По воскресеньям я пропадал в Metalheadz, по четвергам – в Speed, а в другие дни тусовался на рейвах. Это был самый свежий, интересный, новейший звук в мире электронной музыки».

Благодаря своей работе Лазарус узнал, как работал мир музыкального бизнеса, и через три года он стал работать в FFRR в качестве A&R-менеджера. В 2001 году он присоединился к молодому лейблу City Rockers, став их главным A&R-менеджером. Именно тогда началось становление Лазаруса в музыкальном бизнесе. Он выпустил электроклэш-сингл 'Sunglasses At Night' в исполнении Tiga & Jori Hulkkonen. Лазарус пытался дать британский ответ таким европейским лейблам, как Kompakt, Perlon и Gigolos.

Независимость

Когда лейбл City Rockers перешел к Ministry Of Sound, Лазарус вышел из команды. «Я был уверен, что уже могу попробовать делать что-то сам, − говорит он. – Я взял за основу те же заглавные буквы и основал свой лейбл Crosstown Rebels. Этот шаг принес ощущение и свободы, и страха. В моей жизни было много взлетов и падений – как в карьере, так и в личной жизни. Были времена, когда я оказывался на самом дне. Но я всегда все делал сам. С 12-13 лет я пытался пробиться в клубы, один ходил на рейвы.

Если я хотел попробовать создать новое звучание или новую музыкальную нишу, я должен был набраться уверенности и сделать это сам. Так я создал свой собственный лейбл. Я уже выпускал пластинки, одни из которых занимали места в первой двадцатке чартов, а другие становились андеграудными хитам. Поэтом я решил, что сделал и видел уже достаточно, чтобы начать делать все это самому».

Лазарус «восставал из мертвых» много раз. На стадии раскручивания Crosstown он столкнулся с большим количеством проблем. «Были времена, когда я был близок к решению закрыть лейбл. Мы поработали еще два года, а потом рынок виниловых пластинок стал сворачиваться. Наверняка можно привести множество примеров, когда в подобных ситуациях люди просто закрывали свою компанию и начинали заниматься чем-то другим. Но я с самого начала верил в то, что делаю. Люди во всем мире любят и уважают то, что мы делаем, и это дает мне силы двигаться дальше».

Kiki и Silversurfer были в числе первых артистов лейбла, который начал работать в 2003 году, создавая новомодную европейскую музыку для танцполов. Также с лейблом сотрудничали Пьер Буччи, Дженнифер Кардини и Андре Крамл. По мнению Лазаруса, микс Джеймса Холдена на трек Крамла 'Safari' стал моментом, когда все встало на свои места и заработало как надо.

Люди в музыкальном мире стали рассматривать Crosstown Rebels как серьезного соперника. «Но третий финансовый пробой был для меня большим ударом, − рассказывает Лазарус. – Существует какой-то максимум плохих новостей, с которым может справиться владелец звукозаписывающего лейбла. Тогда дистрибьюторская компания обанкротилась, и я потерял много тысяч фунтов. И я посмотрел, кто меня окружает. На тот момент это были Джейми Джонс, Art Department, Масео Плекс и Дениз Куртел. Этих артистов никто не знал, но их материал был настолько свежим и интересным, что я просто не мог махнуть на них рукой. Благодаря вере в этих людей я продолжил заниматься лейблом. Наконец-то у меня были люди, которым было что сказать. Свернуть все в тот момент было невозможно».

Новое звучание хауса?

Так начался второй этап существования лейбла, и дела пошли в гору. Crosstown окреп и набрал популярность. «Было такое ощущение, что мы что-то строим. Мы построили семью из чудесных людей, − говорит Лазарус. – Люди стали создавать свои собственные лейблы, формировать свои команды, а мы поддерживали их. Леон, менеджер моего лейбла, также работает с Visionquest и Hot Natured. Мы создали что-то наподобие семьи артистов, а артисты, на мой взгляд, самые интересные люди в мире».

Crosstown внес свой вклад в создание нового хауса, работая с такими новичками, как Сет Трокслер и Soul Clap, занимался дабстепом с Shackleton и альтернативным звучанием с Riz MC. Также лейбл не забыл про таких ветеранов, как Лоран Гарнье и Люк Соломон. Лейбл выпустил уйму потрясающих треков от Glimpse, а также ставшие популярными альбомы Джейми Джонса, Масео Плекса, Butane, Дениз Куртел и Amirali.

Лазарус занимается и дочерними лейблами. Первый дочерний лейбл Rebelone скрывает имена своих продюсеров за словами «Нейлон» и «Полиэстер». И хотя он не хочет называть их настоящие имена, он говорит, что эти релизы были сделаны лучшими продюсерами в мире, работающими инкогнито. Тем временем, благодаря Аидану Лавелю и Руссу Яллопу начинает раскручиваться второй дочерний лейбл RebelLion. Это неблагоприятно сказалось на собственном творчестве Лазаруса. Хотя он выпустил немало своих треков с Crosstown, большая часть (в том числе − альбом 'Smoke The Monster Out') была выпущена лейблом Berlin's Get Physical. Но он собирается во всем разобраться со временем. Или, по крайней мере, когда оно у него появится.

Сейчас он постоянно ездит по миру, знакомя людей с деятельностью Crosstown. Об этом можно судить по психоделическим роликам в рамках тура Rebel Rave, режиссером которых является Дэвид Терранова, недавно присоединившийся к лейблу.

Оптимизм

Сейчас Лазарус снова в Лос-Анджелесе (он переехал туда пять лет назад). Он впервые сделал перерыв в туре Rebel Rave, который ознаменовывает десятилетие успешной работы лейбла Crosstown. Потом путь лежит в США, затем в Европу, а завершится тур в Мехико. «Люди начинают понимать, что мы по-другому подходим к некоторым вещам, − говорит Лазарус». Благодаря успеху организуемых им вечеринок Rebel Rave и Get Lost, ему предложили собственную сцену на известных фестивалях Beyond Wonderland и Electric Daisy Carnival в США, что приблизило Crosstown к танцевальной музыке, пользующейся бешеной популярностью в Америке.

Такой успех мог бы вывести лейбл на совершенно другой уровень, хотя, учитывая независимый дух Crosstown, это еще под вопросом. Лазарус утверждает, что он хочет оставаться обязан только самому себе. «Мы довольно обособленны, и сейчас нам представилась возможность посмотреть, сможем ли мы оказать какое-нибудь влияние на мир музыки, не изменяя при этом наш подход, − объясняет Лазарус. – Я не знаю, получится ли это у нас, но мы попытаемся. Это моя надежда и мечта, и компромиссов тут быть не может. Я и раньше никогда не шел на компромиссы, и не вижу смысла начинать это делать сейчас. Если нам все удастся, то для нашей музыки откроется новый огромный мир».

«Мы подумали, что, около сцены можно отгородить участок, где будут состригать шерсть, как делают овцам. Тогда те, кто пришел в пушистых меховых сапогах, сможет постричь их. Это было бы хорошее начало». Похоже, что Лазарус настоящий оптимист, и его оптимизм заражает всех вокруг. Именно это помогло ему создать свой музыкальный лейбл в один их самых тяжелых периодов, которые когда-либо переживала музыкальная индустрия. «Я верю в то, что мы сейчас делаем, − говорит Лазарус. – Но самое прекрасное то, что у нас нет каких-либо стремлений и амбиций. Это неизведанная территория. Но, оглядываясь назад на свою жизнь, я понимаю, что всегда был в какой-то степени аутсайдером». К счастью, и у аутсайдеров в жизни начинается белая полоса.

По материалам djmag.com