Интервью

Интервью…

35 топиков

avatar

Sven Vath

Опубликовал в блог Интервью
0
Sven Vath

Добро пожаловать в Берлин, Sven. Ты помнишь когда ты впервые соприкоснулся с музыкальной сценой здесь?

Коротко говоря, после падения Берлинской стены в 1989 я и другие артисты из Франкфурта (Jam & Spoon, Pascal F.E.O.S., Dag and Moses P) собрались в автобус и поехали до самого Берлина. Мы устроили там
что-то вроде спонтанного выступления. Это было примерно в то время, когда я впервые встретил Dr. Motte, основателя Love Parade, в клубе UFO. Полагаю, это и было тем, что можно считать первым соприкосновением с Берлинской сценой. В 90е Tresor стал моим основным лейблом, так как мы с Dimitri Hegemann всегда были хорошими друзьями. Это были по-настоящему великолепные ночи, когда я играл в том подвале. Но я также регулярно играл в E-Werk, Planet, Maria am Ostbahnhof и в старом Ostgut, в котором мы устроили несколько вечеринок в те времена.

Сегодня ты редкий гость в Берлине, в чем причина?

Я оставил Love Parade в 2000-м в связи с личными и политическими причинами. Мои поездки в Берлин так или иначе, всегда были связаны с этим событием, так что, вместе с тем как я перестал играть на Love Parade, потерялись и контакты с местной клубной сценой.

Sven Vath

Потерялся контакт и относительно музыки?

Нет, потому что я думаю, звук который сделал Берлин знаменитым в последнее десятилетие в значительной степени был зарожден людьми, которых я уже знал: такие диджеи как Ricardo
Villalobos, Heiko Laux приехали в Берлин из Мюнхена раньше чем кто либо еще. Так что, то что образовалось в Берлине не было таким уж «новым», скорее, это происходило под влиянием более старых и авторитетных артистов. Только недавно появилось самостоятельное направление благодаря поколению молодых артистов. Тем не менее, многие из моих друзей все еще живут и работают в Берлине.

Ты, с другой стороны, всегда оставался во Франкфурте. Как же так?

Мы раньше шутили: те, у кого не получилось во Франкфурте — переехали в Берлин (смеется). Ho серьезно, Франкфурт — мой родной город. Здесь я всегда мог следовать моим музыкальным взглядам. Конечно, он довольно маленький. Но, опять таки, тут всегда было полно талантливых артистов. Не стоит сравнивать Франкфурт с Берлином, так как они сильно отличаются по тому как люди отдыхают: во Франкфурте мероприятия организовываются под выходной, в Берлине же кажется, каждый день как
суббота, по крайней мере в отношении музыки.

Так и ты обычно разделяешь свое время? Вечеринка на выходных, а в понедельник обратно в офис?

Ну.., Так всегда и было.

Правда?

(смеéтся) Ну ладно, может не по понедельникам. Но я всегда делал дела на буднях. Сейчас все еще сложнее: я провожу большую часть лета на Ибице с семьей, с октября по декабрь я снова во Франкфурте — планирую
следующий год. Весной я обычно уезжаю из Европы в продолжительное турне. Плюс семья, друзья, прослушивание записей для миксов. И ты понимаешь, что организация времени — самая важная часть планирования.

Sven Vath

Говоря об Ибице, этот летний сезон снова стал довольно успешным. Как бы ты объяснил такое постоянство?

Интенсивность и энергетика там правда уникальны. Для меня, это и «плавильный котел» и отправная точка для многих моментов в клубной культуре. Нет больше такого места, которое объединяло бы так много
клубов, развлечений, культуры и красивейших видов на одном маленьком острове.

Так значит ничего не изменилось?

Ну, сейчас можно заметить странные флаеры на вечеринки с Lady GaGa или Kylie Minogue. Ибица стала модным словечком в гламурном мире Сан-Тропе и Монако, откуда появилась новая, пафосная публика на острове. Это немного огорчает, потому что Ибица хорошо известна своим свободным духом — наследием культуры хиппи 70-х. Многие годы Ибица привлекала людей всего лишь для веселья. В клубах можно было встретить людей за 50, которые просто хотели хорошо провести время. Все выглядело довольно сдержанно, но сейчас многие люди приезжают «выпустить пар”.

Звучит, будто ты почти разочарован…

Не поймите меня неправильно: мы должны обращать внимание на подобные вещи. Но опять же, я не думаю это испортит Ибицу в отдаленной перспективе. В конце концов здесь живет так много страстных любителей
музыки! Ничто не повредит „нашим“ планам. Если вы посмотрите на заявленный состав артистов DC-10, наши вечеринки в Amnesia и т.д. Вы заметите множество новых и интересных имен. Если такие диджеи как
Jamie Jones, Seth Troxler или ребята из Visionquest „привезут“ вечеринки со своей публикой — это еще раз докажет их актуальность более молодому поколению.

Sven Vath

Когда ты впервые приехал на Ибицу?

Первый раз я приехал в 1980, путешествуя автостопом с другом до Барселоны. На момент когда мы переправились на остров у нас уже не было ни копейки. И все же нам удалось остаться почти на три месяца! Мы сперли пару шезлонгов и разбили лагерь в близлежащей лесополосе. В течение дня мы распространяли флаеры чтобы потом пройти в клубы…

Тогда ты и решил стать диджеем?

То, что я увидел там в ночных клубах оказалось для меня совершенно новым. DJ Alfredo играл сумасшедший микс в Amnesia: смесь африканских ударных с Итало Диско и „Imagine“ Джона Леннона. Мы буквально плакали на танцполе в 5 утра! Тогда я и сказал себе: „Да, я хочу этим заниматься! Bот место, которому я принадлежу!“ Я возвращался на Ибицу каждое последующее лето, впитывал музыку и записывал названия пластинок. Излишне говорить, что было не так-то просто достать их во Франкфурте. А если и удавалось, то я не был уверен смогу ли я ставить их. Когда я начал карьеру играя в „Dorian Gray“, мне постоянно приходилось биться за час своей музыки, надеясь, что босс не вылезет из-за моей спины, грозя пальцем на мой трек-лист (смеéтся).

Очевидно, тебе больше не надо беспокоиться об этом. Давай поговорим о Cocoon. Kажется, многие думают что Cocoon приходит в упадок и становится слишком коммерческим. Что ты об этом скажешь?

(длинная пауза) Я вижу, что Cocoon задает определенное направление, особенно наш клуб. Когда мы начинали, мы знали, что многие не cмогут „понять“, не смогут связать это с нашей идеей. Опять же, большинство этих людей не вникают, чего мы пытаемся добиться с Cocoon. Во все, что
мы делаем вложено много энтузиазма… От артистов не требуется индивидуальный подход, чтобы записыватся у нас. Они свободны делать то, что хотят, как и на любом другом лейбле.
И наши мероприятия, клуб, и наша философия служат единственной цели- предоставить артистам вдохновляющую и креативную обстановку. Конечно, это предполагает финансовые вложения, риск и порой нестандартное мышление.

Думаешь ли ты, что в электронной музыке очень маленькие риски?

Я думаю, что клубная культура, ее акцент основан на умении видеть перспективу. Но чтобы превратить ви́дения в действительность, требуется и риск и смелость. Так, если у меня есть представление о
Техно клубе 21 века и это что-то похожее на Cocoon, это в первую очередь утверждение нашей клубной культуры. И я бы хотел, чтоб больше людей приходили и делали бы тоже самое.

Однако, первая попытка c Cocoon не была особо удачной, не правда ли?

Да, сначала мы начали устраивать вечеринки под названием „Cocoon“ в 1996 году. Общая концепция была весьма экстравагантной: оформление делалось вручную в Англии и доставлялось в Германию. Мы приглашали малоизвестных диджеев из Японии и знаменитые проекты типа Underworld. В те времена я был идеалистом — не принимал никакой спонсорской поддержки. Другими словами, я вкладывал в мероприятия большую часть своих собственных сбережений. И практически все потратил таким образом.

Какой урок ты вынес из этого?

Я понял, что значит организация огромныx мероприятий. И я осознал, что все в целом пришло слишком быстро. В 1997 году я разошелся с Eye Q и Harthouse за год до того, как они объявили о банкротстве. В 1998 клуб Omen наконец закрыл свои двери после длительного конфликта с владельцами помещения и органами государственной власти. Впервые в жизни я буквально остался один. Этот разрыв был необходим, чтобы я
снова смог как следует сосредоточиться на Cocoon. Итак, в 2000-м мы совершили новую попытку. Но на этот раз мы начали с букинг-агентства и стали развивать это направление.

За 10 лет Cocoon стал довольно успешной компанией. Ты все еще считаешь себя артистом или скорее бизнесменом?

А вот и то, о чем многие люди не очень любят говорить. Но, каждый лейбл, каждое букинг-агентство и каждый клуб должны оплачивать счета в конце месяца. И это становится важнее и важнее по
мере роста твоего дела. Сегодня Cocoon предоставляет множество вакансий большому количеству людей. Ежедневные операции сложнее, чем когда либо раньше. Теперь это не только продажа миллионов пластинок. Если ты скорее хочешь жить этим делом, чем заниматься им как хобби, тебе необходимо и удовольствие от работы и определенная доля профессионализма. И это — то, что я делаю, и то, во что многие люди не врубаются. По их мнению, если ты успешно управляешь компанией — ты продаешься. А то, что мы делаем не имеет ничего общего с „распродажей“!

Как думаешь, концепция твоего лейбла и букинг-агентства вдохновляет другие лейблы?

Конечно, а почему нет? Возьмите к примеру Luciano. Он какое-то время играл на нашей террасе в Amnesia. Недавно его лейбл Cadenza стал вполне самостоятельным букинг-агентством и организатором вечеринок,
проводящим собственное мероприятие в Pacha. И я на него не в обиде! Как раз наоборот, правда: я восхищаюсь людьми, которые вкладывают свои успехи в общее дело.

Sven Vath

Ты так же известен как пользователь социальных сетей и креативных промо-компаний.

Конечно, все каналы чрезвычайно важны, поэтому мы запустили новый сайт этим летом. Наше импульсивно развивающееся общество привыкло к соц. сетям, скорости и многообразию информации по одному клику мыши. Я и сам-то иногда не поспеваю…

В каком смысле?

Например, мне не требуется выкладывать фотографии со своего ужина на Facebook каждый день, как делают некоторые мои коллеги…(смеéтся)

Значит, ты разграничиваешь бизнес и личные дела.

Именно!

Микс Lawrence „Timeless“ получил довольно жесткие комментарии на форуме RA, только потому, что он был выпущен на твоем лейбле. Видимо, некоторые думают, что Cocoon и Dial не очень ладят между собой...

Всегда будут люди, оценивающие со стороны, не зная реальных фактов. Я имею ввиду, почему мы не можем выпустить его? Я долгое время являюсь поклонником его творчества. Он даже выпустил трек под псевдонимом Sten на одной из наших компиляций, равно как и я играл треки с Dial в своих миксах. Так что, я просто не понимаю…

Но откуда берутся все эти „разговоры“?

Все дело в присваивании ярлыков. Люди любят рассуждать типа: Вот, Посмотрите — это Kompakt, а вот это Dial, эти — сосредоточены на самих себе, а эти меланхоличнее. Все аккуратно разложено по маленьким
коробочкам. Но это чушь! Есть ли что нибудь столь же глобальное и объединенное, как наша музыка?
Каждый уикенд мы подтверждаем это, играя в Корее или Чили, во Франкфурте или Берлине чтобы соединить музыку и ее слушателя.

Объединение людей — часть общей концепции?

Точно! Собственно, я являюсь культурным послом немецкого Гете-института в отношении электронной музыки. Ранее в этом году меня попросили выступить на обсуждении в Токио перед 300 высокопоставленными лицами: экономистами, музыкантами, писателями и людьми такого плана. Я был очень взволнован и в то же время удивлен их пониманию и уважению к электронной музыке! Это заставило меня осознать как далеко мы продвинулись и что, это крайне важно делиться вашими знаниями. Не говоря о том, сколько добрых слов я должен сказать в ответ японцам: Без Roland 303 и 808 техно, возможно, вообще никогда бы не существовало.

Помимо Японии, какие страны особенно впечатлили тебя за последний год?

Перу в значительной мере.То, как люди веселились почти в ритуальном стиле поразило даже меня — и я видел много интересного за последние годы. Но такие города как Сеул и Тайпей тоже очень вдохновили.
Клубная культура там точно на подъеме. Пару лет назад только очень популярный Транс Диджей имел шанс быть приглашенным, а сейчас множество маленьких клубов играют теxно.

Все говорят о финансовом кризисе. Как диджей ты почувствовал какие-нибудь изменения?

Ну.., Люди все равно любят клубы куда бы я не приехал. Так что — нет. Но можно заметить, что определенный „средний класс“ диджеев оказываются в невыгодном положении, потому что люди изменили отношение к отдыху: они не готовы платить немного за малоизвестных артистов, предпочитая чтоб в списке были именитые диджеи. В Германии это не особо заметно, но в Италии или Испании большинство вечеринок опирается на хедлайнеров. Это усложняет задачу тем, кто хочет поддержать новых артистов.

Как ты можешь объяснить это?

Часто промоутеры соревнуются друг с другом. Особенно в южной Европе, многие клубы не занимаются собственным букингом. Для заполнения своих площадок они пользуются услугами промоутеров. А промоутеры, в свою очередь, пытаются держать известные проекты в своем портфолио (делая им лучшие предложения) — то есть плата за вход. А чем выше плата за вход в клуб — тем меньше посетители тратят на напитки. В итоге, промоутеры получают свою долю, а клуб теряет прибыль. Говоря, как владелец клуба, это то о чем стоит помнить на будущее.

По материалам residentadvisor.net
avatar

Maceo Plex. Проклятие успеха.

Опубликовал в блог Интервью
0
Успех — благословение и проклятие. Просто спросите Eric Estornel. 2011-й стал самым большим для него годом, хотя все еще как для музыканта. Однако, он достиг этого под неожиданным для себя именем Maceo Plex и со скоростью, на которой было почти трудно удержаться!

Maceo Plex

«Я был поражен,» — говорит он. «Не мог в это поверить. Но это была мощь Crosstown Rebels.» (Damian Lazarus выпустил дебютный альбом Maceo Plex Life Index в прошлом году.)

Он вышел в тот момент когда более медленный, фанковый хаус только начинал захватывать клубные просторы, и “deep & sexy” треки, как «Vibe Your Love», «Your Style» и «Can't Leave You» в результате стали огромными хитами.

А что же сейчас? Сейчас — тот момент когда становится интересно. В состоянии эйфории, на волне интереса к его работе, Estornel основал свой собственный лейбл — Ellum Audio, на котором уже вышло шесть релизов. Несмотря на то, что первым был еще один большой хит Maceo Plex «Stay High Baby», Estornel говорит, что потихоньку отходит от саунда, который сделал его знаменитым. «Я думаю, это было бы самой большой ошибкой слишком долго делать одно и то же» — объясняет он. И последний релиз Ellum Audio — более жесткий, техно-ориентированный проект Maetrik… хотя и с ремиксом Maceo Plex. «Я не хочу отклоняться от курса слишком быстро» — говорит он.

Ellum Audio, который изначально был создан чтобы просто обеспечить выход для чудовищного количества музыки которую он писал, сейчас стал более обдуманным занятием. «Сейчас, мы, на самом деле, больше думаем куда мы хотим двигаться относительно музыки вместо того чтобы выбирать из того, что написано. Фактически для этого мы пытаемся писать новый материал. Надеюсь, через год все это станет в десять раз серьезнее и будет иметь большее влияние.

Это и есть проклятие успеха. Как продолжать работу когда успех приходит впервые? Как сделать что-то большее основываясь на нем? Говоря с Estornel становится понятно, что он хочет подняться на следующий уровень, но сделать это по-своему. Он хочет суметь собрать все свои имена вместе для последующей работы. „Довольно скоро я найду баланс, смогу утолить эту жажду делать хорошие андеграундные записи и вместе с тем большие танцевальные хиты. Если нет — я сойду с ума! “, объясняет он. „Это забавно потому что ты делаешь музыку, которая нравиться людям и это здорово — видеть, что большие танцевальные хиты связаны с таким большим количеством людей. Просто хотелось бы, чтобы они были больше связаны с тобой. Это твои записи, которые не продаются и никому нет дела до того, с чем лично ты больше связан… так что… ты, кажется, должен найти баланс.“

Maceo Plex

Estornel немного знает о том, как записи „не работают“. В начале своей карьеры, признаёт он, материал, над которым он работал, был слишком экспериментальным. Он вырос на удивительно здоровой сцене Далласа, учась у Gerard Hanson,( AKA Convextion и E.R.P). „Он один из моих лучших друзей, и тот человек, который научил меня создавать. Он и Dan Kurzius были теми, с кем я познакомился когда начал покупать оборудование. Они продали мне свое. Вообще, немного грустно думать о всех своих друзьях, которые делали очень, очень хорошую музыку, но никогда не удостаивались внимания.“

Тоже самое было и с ним самим на протяжении многих лет. Работая по совместительству, чтобы как-то свести концы с концами, писал электро; IDM — его первая любовь; глитч и „минималистичное теxно“. Приоритетом, все-таки, была сама музыка. B большей степени чем то, чего хотят на вечеринке. „В ранние годы мы были довольно разборчивы в музыке, которую слушали. В конечном счете, я в какой-то мере отодвигаю эту разборчивость в сторону, пытаясь делать танцевальные треки. Около пяти-шести лет назад я стал ходить в клубы и начал осознавать, что моя музыка не подходила. Произошел довольно сильный переворот в сознании, это было где-то в 2005м, когда я начал делать tech house, который, на самом деле, можно было играть в клубах… Некоторых артистов это вполне устраивает, а некоторые отлично понимают, что я очень хочу, чтобы люди танцевали. Я уважаю таких <<пуристов>>, которым все равно, в частности по причине того, что я сам немного такой. Но в то же время я подумал, что могу использовать свои технические навыки и реально сделать несколько танцевальных треков.“

»В андеграундном, пуристическом смысле — я продался."

Просматривая обширную дискографию Estornel, вы поймете что он имеет ввиду. Его electro/IDM проект 'Mariel Ito' имел весьма мимолетную историю, вероятно, это послужило результатом прозрения, которое произошло в клубах (большинство из них европейские), где он увидел свою музыку провальной. (Вскоре, он возродит это имя с треком на Ellum Audio, при поддержке ремикса от E.R.P.) «Я слегка приводил людей в замешательство. Я начал понимать, что должен оставаться поблизости и наблюдать за сетами других… и я помню, как слушая, подумал: „О, Боже, это так просто. Бит 4x4, типичные звуки, типичный луп.“ Я был очень заинтересован в таком звуковом дизайне. Но… потом я понял, что это не так просто как мне показалось, заставить людей танцевать. Потребовалось время чтобы научиться делать танцевальную музыку.

Maceo Plex

К тому времени у него уже было прилично поклонников проекта Maetrik, и — достаточно лейблов жаждущих предоставить ему пространство для самовыражения. В результате было много возможностей выпускать свою музыку на протяжении второй половины 2000х на таких лейблах, как Treibstoff, Dumb Unit и Dirtybird (саблейбл Mothership). Настал момент, когда стало проще с одной стороны, и сложнее — с другой.
»Глубоко внутри, я скорее бы предпочел быть более известным с экспериментальной стороны, но я не лучший эксперементальщик, так что, лучше что-то, чем ничего", говорит он, ссылаясь на успех Maceo Plex. Наверное, я мог бы пытаться стать лучше на experimental, techno и minimal techno сцене,… но это произошло, когда я соприкоснулся с house музыкой, которая действительно интересовала людей."

«Так куда же мы движемся?» — вот вопрос над которым бьется Estornel. Как уже было упомянуто, он осторожно относиться к перемене своего звучания, чтобы не смутить новых, с трудом завоеванных фанов. Он так же осознает, что старые поклонники, видимо, немного смущены по поводу его полного погружения в house. «В андеграундном, пуристическом смысле — я продался, нo оправдываю это тем, что не делаю плохих треков, какие есть у других. Так что, я продался хотя бы наполовину» — говорит он.

«Сейчас, это что-то вроде попытки повторно объединить звуковой дизайн и то, что я действительно люблю. Для меня важно внимание старых сподвижников, которые скучают по прежним временам. Сейчас я в поисках того самого баланса».

По материалам residentadvisor.net
avatar

Dj Rolando: "От звонка до звонка"

Опубликовал в блог Интервью
0

Rolando: «От звонка до звонка».


RA говорит с Эдинбургским продюсером, автором хита, вошедшего в историю, о жизни в Шотландии, выступлении в Berghain и создании UK Funky.

Dj Rolando

Rolando — трудолюбивый человек, типичный образец, воплощающий среднезападную трудовую дисциплину работы на полную ставку. Так что было весьма неожиданно когда его непревзойденный классический техно
хит «Jaguar» прогремел таким образом… То, что могло бы быть всего лишь еще одним шагом в постепенно складывающейся карьере, оказалось добром и злом для бывшего участника Undergroun Resistance. «Злом» в том смысле, что приезжая в разные города и записывая новые треки приходится иметь дело с историей, приключившейся с Jaguar, а «добром», конечно, так как это позволило ему продолжить писать музыку
и выступать на международном уровне. И все же кажется, за последние несколько лет он по-настоящему успешно дебютировал за океаном и спокойно обосновался в Эдинбурге (Шотландия), регулярно выступая  в
таких клубах, как Berghain и даже нашел новую публику со своим UK Funky ремейком на «Not Forgotten» (Contakt).

Собственно, он никогда не уходил, но почему-то кажется, будто он вернулся, и круче, чем когда-либо раньше.

Я несколько раз был в Детройте, и не осознавал, что там есть настолько огромный пуэрториканский квартал.

Большей частью мексиканский, на самом деле. Это самая многочисленная из латинских национальностей. Mexican Town находится на юго-востоке Детройта. Но полагаю, если посмотреть на него в общих
чертах, население довольно невелико в отношении всего населения. Но, да, если хотите отведать хорошей мексиканской еды — отправляйтесь на юго-запад Детройта!

Твой отец был музыкантом...

Да, он был музыкантом. Он был очень талантливым парнем. Он был из тех чуваков, которые просто брали инструмент и -БАБАХ! -сразу играли на нем. Хотелось бы мне иметь хоть половину его таланта.

Значит, ты был окружен музыкой пока рос?

Абсолютно точно. Мексиканская музыка, конечно, звучала дома, а на улице можно было услышать мексиканскую, пуэрториканскую, кубинскую… Вокруг всегда была какая-то латинская музыка. Она была частью меня и моего воспитания. В довершение всего, созревая в 80х, конце 70х, ты застаешь конец Disco, и весь New Wave, и появление электронной музыки. Я вырос в довольно хорошее время. Просто слушая все эти прекрасные звуки доносящиеся отовсюду.

Когда ты сам впервые начал диджеить?

Первое оборудование у меня появилось в 1987.

Выбирая вертушку вместо инструмента, как у отца, ты помнишь почему пошел этим путем?

Я думаю, если бы он был рядом в те годы, то я играл бы на инструменте с вероятностью 99 процентов. Старшие братья и сестры играли на инструментах благодаря отцу. Он умер, когда я и мой младший брат были еще совсем маленькими, так что мы упустили эту возможность. Возвращаясь к тому, почему я стал диджеем, я всегда был расположен к музыке, но никогда не видел ее с позиции музыканта. Потом я увидел
Jeff Mills на вечеринке в 1986м, выступающего живем под именем The Wizard. Это просто сразило меня наповал, и в этот момент я сказал: «Отлично, вот то, чем я хочу заниматься. Я буду диджеем.»

Dj Rolando

Стиль его игры был тем, что ты определил для себя как пример, с которого можно начать?

Нет, я думаю это случилось годами позже. Вряд ли возможно просто вскочить и начать так сводить. Не получится. Должна появиться уверенность. Стиль, который был у Джефа, правда, всегда оставался в
глубине моей души. Я думаю, он оказал влияние на многих диджеев из Детройта на сегодняшний день, сводя очень быстро, и просто делая всякие штучки и все такое.

Вечеринка в честь 10-ти летней годовщины Metroplex в Детройте, в октябре 95-го… Недавно я говорил с Claude Young и он сказал, что диджеи из Детройта отчасти смогли бы так играть, потому что привыкли к 45минутному интервалу в отличии от Европы с более продолжительными сетами. Интересно, послужило ли это причиной возникновения стиля быстрого сведения, который закрепился в Детройте?


Могу предположить. Но я не принадлежал всей этой техно-тусовке долгие годы после того, как я уже был диджеем. Для меня все было немного по-другому. Играя в своем квартале — я был диджеем на всю ночь. Я и мой брат, и нас приглашали на всю вечеринку. Может еще пара друзей заходили и ставили несколько пластинок. Когда я попал на Техно/Хаус сцену, я сказал: «Господи, только глянь на список артистов, вечеринка всего на 5 часов, а заявлено около 15ти диджеев!» Я подумал: «Что Здесь происходит?!» Да, это казалось нелепым, что у тебя есть 45 минут на выступление. Тебе повезло, если это был час.

Что ты играл, до того как втянулся в техно и хаус?

Я начал с раннего хип-хопа и электро, раннего электро. Был также и латинский фристайл, очень популярный на юго-западе Детройта. Я мог ставить хаус или техно в очень маленьких количествах и то, это должен
был быть какой-нибудь большой хит типа «You Used to Hold Me.» Если в треке не было вокала, люди реагировали типа: «Эй, че тут происходит?» Это, конечно, расстраивало меня, так как я действительно увлекался хаус и техно музыкой, и у меня было столько пластинок, которые я покупал, но не имел возможности ставить! Не было до начала-середины 90х, когда я пошел на свою первую хаус/техно вечеринку. Для меня это было невероятным — слышать эту музыку всю ночь. Это был судьбоносный
момент.

Вскоре после этого ты был представлен ребятам из  Underground Resistance. Мне бы хотелось, чтоб ты немного рассказал о том, чему ты у них научился за годы сотрудничества.

Я многому научился. С нами был Mike Banks, также были James Pennington, James Stinson, Andre Holland. Так много ребят приходили и уходили. И просто находится в этом окружении, в этом старом здании. В любой день скажем, вторник, 3 часа дня — и там что-то происходило. Я впитывал как губка. Это была «центральная станция» техно. Находиться с ними в студии, смотреть как они работают, будучи открытыми, просто давая мне советы что бы я мог сделать — это те вещи, которые повлияли на меня и я никогда этого не забуду.

Очевидно, что история трека Jaguar рассказывалась уже неоднократно. Меня интересует лишь один момент. Когда ты узнал, что Sony записали кавер-версию?


Думаю, кто-то прислал нам запись. Это была промо-запись. Они уже сделали пластику. Майк позвонил мне и сказал: «Ты должен зайти». И я пошел в студию. Он даже не сказал по телефону. Только когда я пришел,
он говорил что-то типа  «Да ладно… какого черта!?» Когда он поставил ее, мы подумали «Блин, это уже напечатано». Они рассылали промо-копии. Это был немалый шок.

Ты приехал в Эдинбург в середине 2000х, так? Для того, чтобы быть с женой?

Да, она жила здесь, в Эдинбурге, и я переехал сюда.

Полагаю, у тебя уже была работа дома, был ли переезд сложным?

Нет, совсем нет. В первый раз я приехал в Эдинбург в 1996м, таким образом, я довольно часто приезжал, оставаясь на месяц-два, и занимался выступлениями, так что я уже хорошо тут все знал. К тому же,
большинство работы было в Европе, и не было надобности в трансатлантических перелетах каждые выходные, которые просто убивали меня.

Что тебе так нравится в Эдинбурге?

Для меня тут много всего. История, удивительная архитектура. Даже сегодня я иногда гуляю как турист. Здесь есть музеи, есть замок, потухший вулкан. Жареная рыба с картошкой-фри, пиво, виски, килты и
волынки. А что еще надо? Город в корне отличается от Детройта, но здесь масса замечательных вещей. К погоде, правда, приходится привыкать. Это единственная непривлекательная сторона. Дождь идет очень часто. Не бывает так холодно, как в Детройте, но дождь идет постоянно.

Dj Rolando

Кажется, за последние годы, ты довольно прочно обосновался в клубе Berghain. Как думаешь, почему именно твое звучание так хорошо туда вписывается?

Не могу сказать наверняка, потому что, похоже, что  я каждый раз играю там разные вещи. Я немного нервничал когда впервые пошел туда играть. Это было в 1996м. Вечеринка по случаю второго дня рождения в их новом месте, и я уже давно не играл в Германии из-за всего этого минимала. Я переживал: «О нет, они что, ждут от меня minimal?» В общем я приехал, и они были в восторге от того как я играл. С того момента я
стал завсегдатаем. Я возвращался каждые 3-4 месяца. Это было реально здорово, я играл все что хотел. Бывает, я несколько часов играю хаус в Berghain, и людям это нравится, или начинаю лупить техно в стиле
Berghain, по-настоящему жесткое техно, которое многие ассоциируют с этим клубом.

Ты ощущаешь, что твой собственный стиль как-то изменился под влиянием этого или даже какого-либо другого места?

Я думаю, он точно повлиял на меня — именно этот клуб, из-за того, как часто я там выступал. Каждый раз когда я прихожу играть, там всегда также выступают еще 3-4 первоклассных диджея, неважно, в самом
Berghain или на втором этаже в Panorama Bar, и я черпаю от них вдохновение. Просто от того, что слушаю другие пластинки, которые люди крутят. Каждый раз я ухожу с мыслью: «Ух ты… это было здорово.» Не только от игры, но и от нахождения там, по другую сторону вертушек. Влияние очевидно, когда дело доходит до написания музыки, думаю, это сформировало мое звучание.

Ты отметил, что долго не играл в Германии, до того как дебютировал в Berghain. Были ли какие-то еще подобные клубы?

Нет, в Германии, думаю, было одно особенное место. Во всех остальных казалось довольно спокойно. Хотя, в Германии границы были почти закрыты для меня лично. Это действительно было странно.

Как у тебя обстоят дела сейчас?

Я вполне счастлив. Каждый раз я соприкасаюсь с музыкой по-разному. Я могу сделать одну запись так, другую иначе. Для меня счастье, что я все еще пишу музыку и, что людям нужна моя музыка. У меня вышло
несколько ремиксов в этом году, и есть еще парочка, над которыми я работаю в данный момент. Я действительно в восторге от написания музыки, что немаловажно. Это не то, что я должен делать, а то чем я на самом деле наслаждаюсь. Это доставляет мне удовольствие. Слышать, что кто-то ставит твои записи — это просто лучшее! Я сейчас в хорошем положении касательно выхода пластинок. Я счастлив.

Лондон, вместе с James Priestley, Secretsundaze — определенно чувствуется, что твоя работа в этом году привлекла новую публику. Очевидно, ремикс на трек Contakt был ориентирован на слушателя из Англии. Твой звук, кажется, хорошо соответствовал UK Funky. Хотя, я знаю, ты говорил в прошлом, что особо не знал что такое dubstep...

Да, или UK Funky. Я не знал что это такое. Я встретил парня из Нью-Йорка, Contakt и он поставил мне композицию. Я не знал, что это называется «UK funky», я просто подумал, что это было «funky». Я
просто делаю, то что делаю. Было бы странно, но я подумал, что это лейбл определил стиль как UK
Funky или даже Dubstep. Я не уверен. Это здорово быть частью чего-то нового, это представляет тебя новой аудитории, другой тусовке, другим артистам. Думаю, это хорошо.

По материалам residentadvisor.net
avatar

Jeff Mills: Purpose Maker

Опубликовал в блог Интервью
0

Jeff Mills: Purpose Maker

Первопроходец в мире техно-музыки рассказывает о пространстве, времени и будущем.


Джеф Миллза можно назвать провидцем в буквальном смысле этого слова. За свою более чем двадцатилетнюю карьеру этот диджей и продюсер предвидел и осуществил множество идей. Он всегда стремился исследовать неизведанное – вне зависимости от того, готова аудитория отправиться за ним в это путешествие или нет. Однако чаще всего слушатели были готовы. Миллз остается одной из самых важных и непредсказуемых фигур в мире техно-музыки.

Jeff Mills - Purpose Maker

Недавно ты сказал, что ты чувствуешь «постоянное желание описывать, каким будет будущее и как оно будет звучать». Как ты думаешь, откуда исходит это желание?

Думаю, что такое желание можно объяснить тем, что я очень оптимистический человек и придерживаюсь мнения, что завтра будет лучше, чем сегодня. Но в то же время я чрезвычайно осторожен в плане того, что я говорю и что делаю. Мне кажется, что это оттого, что я воспринимаю жизнь как комбинацию как хороши, так и плохих событий, как процесс, который ведет к определенному событию – плохому или хорошему. Вообще-то всю свою жизнь мы стремимся к тому, чтобы количество хороших событий превышало количество плохих.
Память играет тут очень важную роль. Обладая способностью помнить и забывать вещи, случившиеся с нами в прошлом, наш разум формирует общее представление о том, как устроен мир. Или, по крайней мере, как он должен быть устроен. Я, как и многие творческие люди, надеюсь внести свой вклад в этот процесс, стремясь показать людям красоту и гармонию нашей жизни, даже когда ее непросто увидеть или услышать.

С течением времени увидеть красоту и гармонию жизни стало проще или сложнее?

Лично для меня это стало проще. Думаю, потому, что я вижу четкую цель и направление развития своей музыкальной карьеры. То, что я должен делать, полностью совпадает с тем, что я хочу делать. Неуверенность и нерешительности мне практические не знакомы. Теперь я сомневаюсь намного меньше, чем раньше. Теперь я четко представляю себе, в каком направлении я хочу двигаться и каким я хочу стать в будущем. Думаю, такая определенность появилась благодаря тому, что я уже довольно долго работаю в музыкальной индустрии и на примере других всегда учился тому, что надо делать, а что не надо. Думаю, большая часть моего видения основывается на понимании, как работает эта сфера развлекательного бизнеса. Мне, как никому другому, отлично известно, что индустрия электронной музыки далека от совершенства. Но это нормально для сферы, где так много людей конкурирует друг с другом за статус и известность.

В том же интервью ты сказал, что ты хочешь обратить внимание на «вопросы, которые актуальны и полезны для слушателей». Расскажи об этом подробнее, пожалуйста.

Да, вопросы, которые многие найдут для себя полезными. Не только вещи, которые связаны с атмосферой клубов и танцевальных мероприятий. Я начинал работать в музыкальной индустрии еще до возникновения понятия «танцевальная музыка», поэтому я хорошо помню времена, когда вся музыка сводилась к нескольким стилям, но при этом наиболее запоминающимися были те композиции, которые затрагивали вопросы повседневной жизни людей. В то время было не столь важно, как музыка называлась. Было важно, какой посыл она несла. Ведь люди не хотят слушать бессмысленную, ничего не означающую музыку.
Я работаю над вещами из будущего и всем, что связано с будущим, потому что эта тема актуальная для каждого. Будущее это мы сами.

Jeff Mills - Purpose Maker

Ты сказал, что в 1996 году ты «взял на себя обязательство» до конца своей карьеры работать только в этом музыкальном направлении. Что произошло в твоей жизни в тот год?

Произошло вот что. Индустрией электронной музыки, к которой относил себя я и еще многие артисты, попала под влияние людей, которые не стремились улучшать качество музыки и выводить ее на новый уровень. Где-то в период с 1990 по 1995 электронная музыка из новой формы самовыражения превратилась в реализацию желанию нескольких человек, которые не могли (или не хотели) развивать ее. Центр внимания переместился с самой музыки на личности диджеев и исполнителей.
Насколько я помню, в какой-то степени такое наблюдалось всегда, но именно с начала 90-х годов некоторые люди приобрели очень большое влияние и стали целенаправленно искажать и замалчивать правду о том, что делали определенные артисты. Эти люди поняли, что существуют действенные способы заставить людей слушать определенную музыку и восхищаться определенными артистами и диджеями, предпочитая их другим. Это здоровая конкуренция, это справедливо. Я не осуждаю это, но я видел, что при этом терялась творческая составляющая, потому что диджеи были больше увлечены поливанием публики водой и швырянием стаканчиков (как это делали панк-рокеры), чем повышением качества музыки. Когда я увидел, что все больше талантливых диджеев/артистов намеренно не раскрывают свой потенциал на 100% (потому что тогда бы ими меньше восхищались), я понял, что я не хочу быть частью мира такой электронной музыки. Я не думал, что могу что-то привнести сюда, ведь такой стиль поведения уже давным-давно вымер и сейчас лишь переживал возрождение.
В Европе перестали использовать слово «техно». В США родилось понятие «электроника» (она включала в себя всю электронную музыку), и предполагалось, что эпоха техно подошла к концу.

Тебя беспокоит то, с формированием «танцевальной музыки» выражать то, что ты делаешь, стало возможно лишь через выступления в клубах?

Да, ты делаешь все возможное, чтобы избежать этого на мероприятиях, на которых ты выступаешь, но все же полностью исключить это не всегда удается.
Я считаю, что единственное, что стоит на пути настоящего прогресса в танцевальной музыке, это творческий потенциал и понимание со стороны тех людей, которые представляют и создают эту музыку. Слушатели уже давно были готовы двигаться дальше, но страх «изменений», которые могли повлиять на стабильность в клубах и на фестивалях, был слишком большим. Частично это могло быть связано с тем, что некоторые промоутеры и диджеи стали старше и теперь несли больше финансовой ответственности. Поэтому они были заинтересованы не в развитии музыки, а в поддержании постоянства.

Похоже, тебе нравится писать музыкальное сопровождение для старых фантастических фильмов. Чем тебя привлекает этот жанр?

Я всегда старался вкладывать в свою музыку искреннее отношение и эмоции. Например, я решил не использовать компьютерные программы для микширования, когда я выступаю диджеем, или в студии для создания секвенции, потому что я лучше ограничу свои возможности лишь тем, что я могу сделать сам, физически. То, что почувствует публика при прослушивании моей музыки, это комбинация моего многолетнего опыта и мастерства. И я считаю, что музыка, созданная без использования компьютерных программ, более искренняя, глубокая и лучше передает чувства в плане человеческого общения.
Мне кажется, что когда сочиняешь музыку к фильму, в центре которого – люди, попадающие в обычные и не совсем обычные ситуации, то становится легче определить связи между различными естественными человеческими реакциями.

Был ли у тебя в карьере такой момент, когда тебе казалось, что ты «сбился с пути», не знаешь, в каком профессиональном направлении тебе двигаться?

Нет, такого момента не было. Я начал работать в такую музыкальную эпоху, когда многое было неясно и неопределенно. Чтобы развиваться профессионально и идти вперед, людям приходилось рисковать и просто надеяться на лучшее. Они работали над тем результатом, который у них получался, улучшали его, пока не получали то, что их полностью устраивало. Мне кажется, что я никогда не «собьюсь с пути», потому что «я хочу лишь улучшать качество музыки, а не сохранять то, что уже сделано».

Jeff Mills - Purpose Maker

Ты часто описываешь свою работу в абстрактных понятиях. Ты делал так всегда или это пришло со временем? И почему ты считаешь, что это наилучший способ описать свою музыку и то, чего ты пытаешься достичь, работая над разными проектами?

Честно говоря, я описываю свою деятельность в абстрактных понятиях, потому что я не хочу, чтобы слушатель сразу полностью все понял. Мне кажется, что если я раскрою лишь несколько интересных моментов, то только те слушатели, которые действительно этим заинтересовались, будут стараться ближе познакомиться с моим творчеством. Таким образом, слушатели смогут увидеть, как отдельные детали формируют более широкую, глубокую концепцию, из которой им станет понятно, почему моя музыка звучит именно так.
Вообще-то я редко интересуюсь тем, хотят ли слушатели узнать больше о моей музыке после прослушивания релиза. Я не просматриваю обзоры, комментарии и обсуждения своих альбомов– обычно людям альбом или нравится, или нет, вот и все.
Я рассказываю о своих целях и намерениях относительно каждого своего релиза, потому что по-прежнему считаю, что музыка это особая форма общения, и в дополнение к музыке следует делиться со слушателями своим замыслом, своей концепцией.

Какой из твоих релизов вызвал, на твой взгляд, самую значительную реакцию публики? И почему именно этот?

Думаю, что Something In The Sky вызвал наиболее широкий резонанс. Мне кажется, это можно объяснить тем, что человечество постоянно опасливо оглядывается, нет ли за спиной какой-нибудь угрозы. Это заложено в нашем ДНК. Противоположные мнения, противоположные системы убеждений, страх физического вреда и смерти – все это способствовало тому, что человечество существует уже довольно давно. Мысль о существовании во Вселенной разумной формы жизни, помимо человеческой цивилизации, формирует почву как для лучшего понимания того, кто мы, так и для возникновения конфликтов. По сути, мы животные, которые инстинктивно защищают свою территорию.

Как называется последняя книга, которую ты прочитал? Как она повлияла на твое творчество?

«Культура времени и пространства: 1880-1918» Стивена Керна. Если в двух словах, эта книга о том, что наше понимание и измерение времени было сформировано по желанию нескольких богатых и влиятельных людей, которым было нужно, чтобы рабочие вовремя приходили на фабрики и вовремя уходили. Прочитав эту книгу, я выпустил Time Mechanic − серию 12-дюймовых виниловых пластинок. Практически во все композициях из этой серии идея состояла в реорганизации и изменении восприятия времени путем искажения звука.

По материалам residentadvisor.net
avatar

Art Department

Опубликовал в блог Интервью
+2

Art Department


Участник амбициозного Канадского дуэта рассказвает RA (Resident Advisor) о процессе создания их дебютного альбома.

Метеор — нет лучше слова, чтобы описать взлет Art Department! Но для Jonny White и Kenny Glasgow, похоже, все ощущалось по-другому. Ветераны Хаус и Техно сцены Торонто: сольные проекты дуэта были успешны на протяжении 90-х и 2000-х. Однако, вместе они написали мегахит «Without You», ставший номером 1 на RA (Resident Advisor) в 2010м, так же как и сильный альбом вышедший чуть ранее на лейбле Crosstown Rebels.

art department

Как ты начал работать со звуком?

Я провел около полутора лет изучая софт, синтезаторы и все прочее. Я занимался этим как хобби, пока не начал целенаправленно делать записи. Прошло около года работы, пока я представил первую запись на лейбл Connect Four.

С какой аппаратурой ты работал в то время?

С первого дня я использовал Ableton, и использую по сей день. Поскольку оборудование отходит, я не использую его слишком много, но у нас есть SuperJupiter, Juno106, Jupiter8 (принадлежащий Jamie Jones), Waldorf Microwave, Moog Slim Phatty и Tetra. Так что у нас, на самом деле, приличное количество на двоих. Я имею ввиду, в студии — это главным образом плагины. У Кенни даже была огромная студия когда-то. Он записывал и выпускал треки лет 10 назад, потом на долгое время затих, пока я не «дал ему пинка».

И когда ты «дал ему пинка»?

Полагаю, вот уже более 4х лет, как мы объединили наши планы для моего лейбла No. 19 Music. К тому моменту как у меня была идея начать, Кенни уже писал альбом для меня. Он работал на ноутбуке 11-летней давности со старой версией Logic. Довольно поразительно — что этот компьютер смог произвести!

art department

art department
Что тебе так нравится в Ableton? Ты сказал, что не был знаком с чем-то другим, но также складывается впечатление, что Ableton пока удовлетворял твоим требованиям…

Да, я не нахожу его в чем-либо ограничивающим. Для меня, это было бы единственной причиной перейти на другой софт. В ранних версиях Ableton Live были некоторые проблемы со звуком. Движок был хуже, чем у Logic. Но сейчас с Live8 я добился чего-то подобного. После мастеринга и прочих доработок звук получается без особых повреждений. Вообще, я сам учился, так что уверен, что делаю все не по правилам. Но я нахожу способы достичь того, что мне нужно, используя Ableton, а это и есть главная причина чтобы продолжать работать с программой.

Есть ли человек, к которому ты обращаешься, когда возникают сложности с достижением желаемых результатов?

О да, Noah Pred, владелец Thoughtless Music, который также живет в Торонто. Он является дипломированным инструктором Ableton, так что он давал мне советы на протяжении нескольких лет, если я сталкивался с какой-то проблемой — я просто звонил ему. Еще James Teej. Они очень хорошие эксперты в работе с программой — а я лично не большой специалист.

art department

Ты упомянул Waldorf в списке оборудования. Это, кажется, что-то любопытное…

Да. На самом деле, я пользуюсь им несколько лет и в большинстве моих сольных работ, которые часто создавались под влиянием старого dub techno. Тогда я использовал его более заметно, но можно услышать множество низов, которые звучат весьма нестандартно в некоторых треках Art Department, например «Vampire Nightclub». Это также Microwave почти каждый раз, когда вы слышете легкий sweep-эффект в записях Art Department.

Думаю, я читал в предыдущем интервью, что Кенни пишет основную часть предварительного материала для треков Art Department.

Да, проект Art Department действительно опирается на вокальные сэмплы от Кенни и ничего с этим не поделаешь. Он сам пишет текст и музыку для вокала и часто идея — это просто вокал, басы и, может, промежуточные синтезаторы или что-то еще. По ходу развития что-то меняется. Иногда он пишет целиком весь трек. Иногда я пишу композицию от начала до конца. Но большей частью Кенни прописывает вокалы и бас и далее передает материал мне. Затем я довожу это до того, что вы слышите от Art Department.

Что формирует «трек Art Department»?

Важной составляющей является басовая линия, но вокальные сэмплы Кенни — то что действительно выгодно отличает нашу музыку. Большую роль, конечно, играет и сведение, аранжировка и ударные — это уже по моей части. Это примерно то, чем мы с Кенни занимались по отдельности до Art Department, так что мы сложили наши умения, и вместе все отлично заработало.

В каждом треке с альбома присутствует ощущение глубины...

Да, глубина во всем — каждый звук делает свое дело. Это очень важно. Я всегда думал, что пространство, в котором звук может развернуться, очень важно. Особенно когда слушаешь музыку в наушниках! Ты действительно чувствуешь воплощение глубины — это простор для дыхания звука.

Очевидно, альбом записывался для танцпола, но в то же время, прослушивая в наушниках, я почувствовал его совершенно по-новому.

Для меня самое классное в прослушивании музыки — это когда ты впервые, еще ребенком надеваешь наушники, и ты осознаешь все проникновение, ты не просто слушаешь звук. В первый раз я слушал песню Led Zeppelin, я подумал «Вот это да!» Их умение использовать пространство, глубина… Это меня просто потрясло. Это было по-настоящему важно, и очень интересно — и для меня и для Кенни.

art department

Есть что-то конкретное, что ты делаешь с вокальными сэмплами Кенни?

Преимущественно он отдает мне сэмплы в том виде, в котором хочет их слышать. Возможно, я что-то и добавлю, но совсем по минимуму. Может немного реверберации или что-то в этом духе. Хотя, он приносит мне вокал в довольно сыром виде, в основном без обработки, за исключением «Without You» – здесь я использовал pitch down и еще кое-какие эффекты.
Было ли это сознательным решением оставить вокал не сглаженным, особенно после успеха «WithoutYou»?

Да, безусловно! Имею ввиду, в треках «We Call Love» или «Living
the Life» вокал, оставленный как есть, звучит просто здорово. Знаете, это как если у тебя хороший голос — пусть будет просто хороший голос!

Расскажи о своей философии аранжировки. Меня на самом деле очень заинтересовало, в треке «Much Too Much», например: это звучит будто соединение двух композиций.

Если вы послушаете сольный альбом Kenny, большинство треков длятся по 11-12 минут, и нет какой-то особой конструкции, несмотря на то, что в композиции почти умещаются два трека. Думаю, то, что я сделал — это структурировал материал. Есть более очевидное разделение между разными частями трека. В «Much Too Much» в особенности, когда тема возвращается и появляется новый бас в конце… это как… Короче, я пытаюсь сказать: можно, конечно, написать 12 минутную композицию и объединить в ней все это, но не факт, что это подойдет для танцпола.

Сколько времени занимают все эти доработки? Как ты работаешь?

Моя схема аранжировки буквально начинать с начала трека. Это не так, как я записываю макет на Ableton и затем вношу поправки. Я начинаю с самого начала и прорабатываю весь трек, убирая лишнее и включая части, которые мы уже написали. По сути, к моменту когда я заканчиваю на 7-8й минуте, все уже готово.

Таким образом, основная часть аранжировки делается вживую, интуитивно?

Да, я думаю, это лучший способ почувствовать как должен быть построен трек, когда ты добиваешься определенных моментов прямо в процессе работы, и ты чувствуешь необходимость или, наоборот, неподходящий момент чтобы что-то добавить. Лучший способ — позволить музыке создаваться органично.

art department

Интересно, что ты пользуешься Ableton, но, кажется, все еще довольно классической палитрой ударных. Ты сознательно пытаешься не отклоняться от этого звучания?

Да, на все 100%! Мы все время повторяли когда записывали «The Drawing Board», что хотим сделать альбом с классическим звучанием. Мы хотели создать что-то, что звучало бы великолепно через 10 — 15 лет. Периодически обращались к альбому Daft Punk «Homework», как к тому, к чему нужно стремиться. Мы не пытались изобрести новые правила и не думали, что делаем что-то сверхнеобычное. Мы просто хотели взять лучшее из всего что мы любим, что слушали всю жизнь и вложить это в нашу работу. Ударные это хороший прием для достижения цели. Ты можешь радикально поменять атмосферу трека, сделав его простым и минималистичным или по-настоящему компактным, используя закрытый или открытый хай-хет.

Был ли какой-нибудь характерный прием, на который ты особенно полагался, создавая альбом? Определенные ударные? Открытый хай-хет?

Да, тот самый открытый хай-хет, что я использовал во всех своих работах, и впоследствии в работах Art Department был тем, чего ты уже пытаешься избегать к концу работы над альбомом, потому что думаешь, что его получается слишком много. Но, я хочу сказать, не было чего-то определенного, на что мы опирались несмотря на то, что мы использовали множество подобных звуков для согласованного звучания альбома. Теперь, когда мы пишем не так регулярно и для менее масштабных проектов, мы можем рискнуть и создать что-то, что звучит немного иначе.

Ты так же говорил, что использовал довольно много плагинов во всем альбоме. Можешь выделить для себя какие-нибудь особенно удобные?

Прямо скажем, я не очень люблю говорить об этом, так как это лишь дает людям повод копировать наш звук. Я стараюсь сильно не распространяться об этом, но скажу, что являюсь большим фанатом плагинов Arturia. Есть еще один очень своеобразный, который я использую и o котором, кажется, никто не знает, так что попытаюсь держать его в секрете;).