avatar

История лейбла Kompakt. Часть 4.

Опубликовал в блог Интервью
0
Рейнхард Фойгт: Конечно, наш успех не может длиться вечно. Это просто невозможно. Это нормально для всех компаний, не только для музыкальных.

Михаэль Майер: Примерно в то время один журнал попросил меня записать диск, который они потом хотели продавать вместе в выпуском журнала. Тогда я сказал: «Если мы сейчас сделаем это, то на следующий год от нас ничего не останется». Я помню, что произошло с DJ Hell и электроклэшем. За один год он стал Богом, а потом они враз подкосили его.

Рейнхард Фойгт: Сегодня компания находится на пике, все о ней говорят, а завтра ты спотыкаешься и немного скатываешься вниз. Но что касается нас, то я этого ожидал. Для нас это не было неожиданностью.

Тобиас Томас: Kompakt очень важен для меня лично и для многих моих друзей, которых я считаю своей семьей. Но это, наверное, был Kompakt 1. Теперь мы, я думаю, в фазе Kompakt 2 или Kompakt 3, потому что времена менялись, люди менялись и идеи тоже менялись.

Kompakt Tobias Thomas

Bleed: Это длилось долго…Но в определенный момент, когда винил утратил свою популярность, медленно исчезла и вся загадочность и особенность.

Рейнхард Фойгт: 2007 и 2008 были очень тяжелым периодом.

Вольфганг Фойгт: Тогда мы закрыли наш mp3-магазин.

Михаэль Майер: Думаю, мы были первыми после Bleep, кто открыл mp3-магазин. К этому решению мы пришли не сами. Меня на тот момент музыка в цифровом формате не интересовала вообще. Но мы знали, что наша музыка была доступна и в Интернете, поэтому решили, что будет лучше дать покупателям возможность приобретать музыку легально, чем пострадать от пиратов…Создание сайта − это был настоящий ужас.

Ральф Кристоф: В этом плане ни Вольфганг, ни Майкл не похожи на Ричи [Хоутина]. Тогда никто не мог знать, что на рынке будет доминировать музыкальный онлайн-магазин Beatport. Единственным выходом было инвестировать в свой проект, но им эта идея не понравилась.

Михаэль Майер: Мы закрыли наш магазин Kompakt mp3, потому что мы закрыли наш старый вебсайт. Kompakt mp3 кое-как работал, но из-за него мы скорее теряли деньги, чем зарабатывали. Этот магазин истрепал всем нервы, да и сама идея его открытия была нам не по душе. Так зачем заниматься тем, во что ты не веришь? Мы уже занимаемся продажей, дистрибьюторством, звукозаписывающей деятельностью, паблишингом, ведем агентство– этого вполне достаточно.

Вольфганг Фойгт: Постепенно работы все прибавлялось, а усилий для этого требовалось все меньше.

Bleed: Что касается этого перехода к музыке в цифровом формате, то они просто не знали, что делать в этой ситуации. Я уверен, что если бы Вольфганг захотел, то у него бы все получилось.

Скотт Плагенхоф: Мне кажется, в этом плане они просто сдали позиции.

Джон Берри: В тот период затишья вышли успешные альбомы The Field и Ги Боратто, ставшие новой искрой, давшие толчок к движению вперед. Это был очень важный момент в истории компании.

Kompakt Gui Boratto

Юстус Конке: К всеобщему удивлению, дебютные альбомы Ги Боратто и в особенности The Field стали очень популярными, зацепив и рынок инди-музыки. Было продано 18.000 и 20.000 копий альбомов соответственно.

Джон Берри: Я по-настоящему верил в The Field. Первые его синглы были, наверное, самыми провальными в истории Kompakt, но мы с Вольфгангом продолжали верить в этого парня. Мы все же надеялись, что однажды он выдаст что-то гениальное.

Вольфганг Фойгт: Я и не думал, что The Field обретет такую популярность. Когда это случилось, я был счастлив как никто другой, потому что именно такой альбом я и хотел выпустить на своей лейбле. Этот звук казался мне сложным и особенным.

Михаэль Майер: Иногда просто случается так, что нужная пластинка выходит в нужное время. Кажется, именно тогда мы стали известны в Америке, и как раз тогда люди гадали, что же мы за «странные музыканты». И The Field стал отличным дополнением к нашему странному, загадочному образу. Его стиль идеально подошел молодой аудитории. Я не мог этого предвидеть. Джон был уверен в успехе, но я думал, что альбом слишком странный, чтобы стать успешным. Но я ошибался. Видимо, он лучше знает американскую аудиторию.

Вольфганг Фойгт: Что касается Боратто, то тут я не был удивлен. Если мир это танцпол, то Боратто всегда сможет показать класс.

Михаэль Майер: Я ставил на Ги. Тут я определенно ждал огромного успеха. У него невероятный талант. И он проявился как раз в нужный момент.

Ги Боратто: Я записал альбом Chromophobia за два месяца. После выхода этого альбома на меня обратили внимание, я стал постоянно участвовать в больших концертах и турах.

Джон Берри: Я по сей день считаю, что Beautiful Life это гимн, который выдержал испытание временем.

Михаэль Майер: Тогда все и изменилось. Если раньше мы были лейблом, выпускавшим 12-дюймовые пластинки, то сейчас мы начали двигаться в новом направлении. В начале развития нашей компании брэнд Kompakt затенял всех своих исполнителей. Вот почему мы стали больше работать с новыми проектами.

DJ Koze: Kompakt похож на другие лейблы. Они немного устали от формул и открыты новому влиянию – например, WhoMadeWho или Gus Gus.

Bleed: Kompakt всегда был ориентирован прежде всего на электронную музыку. Сейчас же они начинают работать с разными коллективами, делая свое портфолио более разнообразным.

Джон Берри: Я не думаю, что мы свернули с нашего первоначального пути. Да, мы стали работать с новыми группами, но мы по-прежнему остаемся верны себе.

Михаэль Майер: Сейчас у нас доминирует датское влияние. Большинство музыкантов, с которым я заключил контракты за последние два года, родом из Копенгагена.

Джон Берри: По мере того как развивается музыка, она все больше смешивается. Например, ты работаешь над хаусом, который будут слушать поклонники инди и который еще никогда не звучал в клубах. Такое смешение разных жанров формирует более широкий круг слушателей и делает все интереснее.

Матиас Агуайо: Сейчас слушатели более открыты всему новому, и, на мой взгляд, в этом есть заслуга Kompakt. Если ты идешь на вечеринку Kompakt, то знаешь, что тебе не придется всю ночь слышать одни и те же биты. Ты знаешь, что тебя ждут сюрпризы.

Ральф Кристоф: Мне кажется, что желание привнести такие вещи, как Rainbow Arabia, WhoMadeWho и Gus Gus, само по себе очень хорошее, но это шаг был сделан поздновато. Лейбл Warp Records уже показал нам и всему миру, как это надо делать, при этом не вредя своей репутации, а наоборот − вызывая к себе интерес, привлекая внимание и завоевывая новых слушателей.

Тобиас Томас: То, что Kompakt до сих пор существует, − уже большое достижение. Ведь многие другие лейблы сошли с дистанции. Михаэль и Вольфганг могут гордиться тем, что они все еще уверенно держатся на плаву. Но ситуация уже не та, что 15 лет назад. Теперь стало меньше загадочности, ощущения какого-то волшебства и избранности. Все стало более обычным.

Юстус Конке: Справляться с успехом и не сойти с ума на его почве – это редкое умение.

Rex The Dog: У них есть единство, целостность. Они все делают по-своему и являются настоящей семьей. Но в то же время у них железная дисциплина. Думаю, их успех заключается в комбинации энтузиазма и рвения, с одной стороны, и последовательности и сдержанности, с другой.

Тобиас Томас: Мне кажется, что в те годы успеха мы приняли много важных решений, благодаря которым мы до сих пор на плаву. Например, решение сформировать надежную дистрибьюторскую сеть.

Рейнхард Фойгт: Мы выжили, потому что в период успеха смогли сберечь деньги на черный день.

Матиас Агуайо: Продолжительность даже более важна, чем рост, ведь она означает стабильность. Поистине «немецкое» отношение к бизнесу.

Тобиас Томас: Kompakt был очень успешным лейблом. У него настолько прочный фундамент, что он помог компании пережить непростой период.

Михаэль Майер: Как вы видите, многие лейблы закрываются из-за сбоев в работе дистрибьюторской сети. Это очень сложный бизнес. В один день можно потерять все свои деньги. Мы тоже потеряли много денег, но поскольку у нас много разных источников дохода, мы не пошли из-за этого ко дну.

Скотт Плагенхоф: Я думаю, что эклектизм всегда их выручал.

Вольфганг Фойгт: Дела в букинг-агентстве идут очень хорошо. Также мы занимаемся паблишингом. Kompakt по-прежнему успешен, хотя пик нашего расцвета уже позади. Но лейбл все еще очень силен. Например, мы продали много систем Sync для рекламы автомобилей. Таков бизнес: где-то теряешь, а где-то приобретаешь.

Bleed: Kompakt трудно описать парой слов…Его история еще не окончена.

Йорг Бургер: На мой взгляд, самое удивительное в Kompakt то, что этой компанией по-прежнему управляют друзья. И хотя людям кажется, что это большой серьезный бизнес, люди, работающие в нем, очень простые и приземленные в хорошем смысле этого слова.

Ингмар Кох: В Kompakt мне нравится братские отношения между бизнес-партнерами. Работа отнимает больше времени, чем личная жизнь, и ты не должен тратить это время на ссоры и плохое настроение. Ты должен получать удовольствие от работы в команде.

Михаэль Майер: Самым мотивирующий элементом этой компании являются люди, которые в ней работают. Некоторые из них с нами уже более 10 лет. Это звучит как клише, но это действительно семейный бизнес. Я ради них на все готов.

Вольфганг Фойгт: Нужно все делать самому, учиться понимать бизнес, не обращать внимания на то, что говорят другие. Не стоит стремиться дать людям именно то, чего они от тебя ждут. Нужно быть более сложным, непредсказуемым.

Михуэль Майер: У нас еще много всего впереди. Я по-прежнему стремлюсь к развитию, к поиску интересной музыки. И пока люди не швыряют нам в лицо наши же альбомы, я не планирую закрывать лейбл.

Вольфганг Фойгт: Ни шагу назад. Только вперед.

Kompakt Wolfgang Voigt Jorg Burger Reinhard

По материалам residentadvisor.net
0 комментариев RSS
Нет комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.