avatar

История лейбла Kompakt. Часть 2.

Опубликовал в блог Интервью
0
Михаэль Майер: Я решил переехать в Кельн по одной важной причине: там кипела жизнь. Там была сконцентрирована вся музыкальная пресса, например — журнал Spex.

Bleed: В то время Spex был центром интеллектуальной, качественной музыкальной прессы.

Ральф Кристоф: Думаю, в то время многие выражали свое мнение через свои публикации. Spex был центром всего. Все остальные музыкальные журналы постоянно ссылались на Spex. Тобиас Томас был одним из журналистов Spex, но потом решил уйти оттуда и создать свой собственный журнал.

Йорг Бургер: House Attack был бесплатным журналом и освещал такие темы, как техно, искусство, сумасшествие и все такое. Михаэль [Майер] работал там журналистом, а Тобиас [Томас] был редактором. Сначала редактором был я, но потом я ушел. Журнал был очень открытым.

Михаэль Майер: Думаю, что в Кельне сформировалась такая пестрая музыкальная сцена потому, что там было мало клубов. Хуже всего пришлось в 1995-1996 годах, когда нам фактически негде было тусоваться. Но потом Dr. Walker открыл Liquid Sky Cologne.

Рили Рейнхольд: Трэшевое местечко.

Михаэль Майер: Это был типичный бар, ничего особенного, светомузыка, диванчики. Там все выступали.

Матиас Агуайо: Туда все ходили, но на самом деле это место никто не любил [смеется]

Ингмар Кох: Мои друзья Карлос и Клаудиа занимались модой, и мы хотели открыть в Кельне фэшн-клуб Liquid Sky, но нам предложили открыть отличный бар. Так что мы подумали: «Мода это, конечно, хорошо, но пиво все же лучше».

Рейнхард Фойгт: Это бар стал местом сбора любителей электронной музыки.

Тобиас Томас: Мы часто выступали на сцене непрерывно, потому что иначе было слишком скучно. Мы всю ночь играли сидя, и все остальные тоже сидели. Даже если мы играли драм-н-бэйс, или техно, или хаус, то все равно «сидели и бренчали». Мы так это и называли – «сидеть и бренчать».

Юстус Конке: Кажется, фотография этих диванчиков появилась даже в журнале Spiegel, в разделе, посвященном культуре. Подпись под фото была следующей: «Хаус на диванах».

Ингмар Кох: Там не разрешалось танцевать. Мы говорили: «Так, мы купили все эти прекрасные диванчики. Садись, блин, и слушай музыку».

Ральф Кристоф: Это было скорее общественное мероприятие. Это место не вызывало эмоций в стиле: «Ого, какой клуб! Шикарно!»

Ингмар Кох: Я работал барменом, это было чертовски весело. Люди спрашивали: «А можно кофе?». Я отвечал: «Вы чего, совсем что ли? Заказывайте пиво или валите отсюда. Посмотрите на меня! Я похож на того, кто приносит кофе? Вы пришли сюда пить, так пейте!».

Михаэль Майер: Мы вместе тусовались, вместе пили, и это помогало нам создавать в городе особенную атмосферу.

Матиас Агуайо: Потом обо всем этом легенды ходили. Но тот период был очень хорошим, важным.

Kompakt Dirk Mathias Olaf Jorg Mayer

Йорг Бургер: В те времена был очень популярен лейбл Вольфганга под названием Profan. Он также записывался у лейбла Mille Plateaux под именем GAS.

Ральф Кристоф: Под именем Mike Ink.

Йорг Бургер: Мы вместе занимались лейблом New Transatlantic.

Михаэль Майер: Проект Studio 1
Йорг Бургер: В то время мы с Вольфгангом выпустили уже около 400 пластинок.

Рейнхард Фойгт: Мы создали свой неповторимый звук. Мы хотели сделать это сами.

Михаэль Майер: Музыкальные магазины Delirium работали по схеме франшизы. В Германии таких магазинов было семь или восемь, но, если смотреть на это с музыкальной точки зрения, у нас не было с ними ничего общего. Почему мы должны платить франшизный взнос? Мы занимались совершенно другой музыкой.

Вольфганг Фойгт: В нас было очень много энергии, и я решил: «Ладно, давайте займемся чем-нибудь еще».

Рили Рейнхольд: Думаю, вскоре Вольфганг понял, что заработать деньги можно, только если все совместить, т.е. основать дистрибьюторский центр, музыкальный магазин и лейбл под одной крышей.

Ганс Нисвандт: Думаю, все началось, когда они переименовались в Kompakt. К тому времени они не только приобрели опыт как продюсеры, но и знали, как правильно разработать стратегию развития бизнеса.

Вольфганг Фойгт: Летом 1998 года мы переименовали нашу развивающуюся компанию в Kompakt. В то же время мы основали лейбл Kompakt и дистрибьюторский центр. Но у меня такое чувство, что мы всегда назывались Kompakt, потому что у нас всегда был наш собственный стиль. Мы были не так хорошо знакомы с основной задумкой магазинов Delirium. Это так и осталось чем-то исключительно кельнским. Начинающие музыканты присылали нам интересные работы, поэтому я подумал, что было бы неплохо основать свою «фабрику техно-музыки» − Kompakt. Я всегда мечтал иметь «фабрику культуры», где я бы мог жить с другими людьми под одной крышей. Я всегда мечтал стать Энди Уорхолом техно-музыки.

Михаэль Майер: В 1998 году произошло много событий. Я выпустил свой первый CD с миксами [Neuhouse], который стал для нас большим прорывом. Люди открыли для себя другую сторону техно и хауза, увидели менее догматичный подход к музыке. 1995-96 годы стали пиком минимализма в Кельне. Тогда мы не играли ничего, кроме вещей из Studio 1, Basic Channel и Maurizio. Нам казалось, что это и есть самое лучшее. К тому моменту, когда мы основали Kompakt, мы уже оставили этот этап позади. Мы стали экспериментировать, искать пути объединения минималистской танцевальной музыки с разными звуками, оттенками.

Вольфганг Фойгт: Мы хотели быть максимально независимыми.

Михаэль Майер: Представьте, что вы основываете дистрибьюторский центр с весьма ограниченным каталогом странноватой музыки. Это не так-то просто. Например, Kreisel. Каждую неделю целый год продавать 7-дюймовые пластинки, при этом имея в арсенале практически ничего, кроме музыки Вольфганга, это непростая задача. Думаю, альбом Total 1 стал первой пластинкой, которую мы считали «своей». Но в то время все держалось на 12-дюймовых пластинках. 12-дюймовые пластинки выходили практически каждую неделю, и каждая из них полностью преображала ситуацию в мире музыки.

Вольфганг Фойгт: Мы всегда рассматривали Kompakt как поп-лейбл под влиянием техно. 51% музыки должен быть состоять из прямого 4-ударного ритма, остальное не обязательно должно подходить по это описание. В глубине души мы были за техно, но поп-музыка тоже была для нас важна.

Михаэль Майер: Я был знаком с Олафом Деттингером из East Germany. Мы с Тобиасом были диджеями на одной вечеринке в каком-то маленьком городке, и Деттингер тоже там выступал. В то время он микшировал пластинки Relief с элементами хип-хопа. Через пару месяцев к нам по почте пришла от него запись. Мы всегда любили эмбиент. Все в Kompakt наизусть знали пластинку Chill Out в исполнении KLF. Поэтому дополнить мир Kompakt эмбиентом было для нас логическим шагом.

Вольфганг Фойгт: Поп-эмбиент можно сравнить с поп-музыкой под микроскопом, когда все кажется очень крупным. Так получалась особая атмосфера.

Михаэль Майер: Думаю, следующей вехой в нашем развитии наступила, когда Маркус Гюнтнер прислал нам демо-версию своей пластинки Regensburg. Мы сидели в парке, ели пиццу и слушали альбом на магнитофоне. Маркус поразил нас.

Вольфганг Фойгт: Солнце начало садиться, а пиво уже успело подействовать нам на мозги. Мы чувствовали себя отлично, и я сказал Майклу: «Это же просто шикарно!».

Михаэль Майер: Мы крутили песни с CD всю ночь, гуляли по городу. Это был великолепный эмбиент.

Вольфганг Фойгт: Магнитофон все нагревался, а басы вибрировали.

Михаэль Майер: Но качество звука можно и подправить. Самое главное – это качество, идея и аура самой музыки. А об этом легко составить представление, слушая композиции даже на простом магнитофоне.

Вольфганг Фойгт: Когда-то я говорил, что Берлин это столица клубов, а Кельн – центр звукозаписывающих лейблов и продюсеров. В Кельне всего очень мало и все это стоито дорого.

Михаэль Майер: Мы с Triple R стали организовывать вечеринки, и заметили, что людям очень не хватало определенного места для тусовок. На вечеринках всегда было не протолкнуться, и публика очень отличалась от обычных любителей техно и хауса. Было много рокеров, людей из Spex. И, наконец, наш друг Ральф Кристоф организовал еженедельную клубную вечеринку в Studio 672, где раньше располагался небольшой джаз-бар.

Ральф Кристоф: 3 июля 1998 года мы открыли Studio 672. Идея была простая: предоставить Михаэлю и Тобиасу – ведущим диджеям, членам коллектива Forever Sweet (название одного из их проектов) и лейбла Kompakt − возможность устраивать еженедельную вечеринку. Они назвали ее Total Confusion («полный беспорядок» в пер. с англ).

Михаэль Майер: Мы открылись в 1998 году, и это было самое что ни на есть подходящее время. Это было нужное время и нужное место. Studio это был небольшой клуб на человек 350. Там была довольно хорошая для тех дней система звука, и самое чудесное было в том, что все пространство занимал танцпол – скрыться было негде. Танцпол был повсюду, и энергия была потрясающая.

Ральф Кристоф: Период с 1998 по, скажем, 2000/2001 был лучшим периодом для той музыки. Это была эра инди-техно, и в то время запустились такие лейблы, как Perlon, Kompakt и Ladomat. В то время эта музыка была очень позитивной. В ней было больше элементов инди, она была свежей, молодой, чуть наивной. Чудесное было время, людям очень нравилось.

Михаэль Майер: Я думаю, что на танцполе должен присутствовать весь спектр эмоций, а не только эйфория. Выступая, я пытаюсь достичь такого момента, когда вся энергия концентрируется в этом помещении и становится аморфной. Это не что-то истеричное. Сердца людей при этом открыты.

Тобиас Томас: Люди даже подпевали какому-нибудь мотиву — регги, например. Это стало еще одной отличительной чертой и изюминкой Total Confusion. Мы не преследовали какую-то четко определенную цель. Мы не проводили вечеринки в стиле минимального техно. Идея была не в этом. Идея была в беспорядке.

Михаэль Майер: В то время мы как диджеи значительно изменили наши стили. Мы стали делать очень продолжительные эмбиент-разогревы. Мы начинали играть пластинки только где-то к трем утра, без бас-барабанов. Люди с нетерпением этого ждали, и когда слышали первые звуки, то радостно ликовали. Это было очень сильно и динамично. У нас была свобода делать все, что мы хотим.

Тобиас Томас: Многие пластинки с миксами, которые мы записывали, начинаются без бас-барабанов, потому что такого было правило. Никогда не было такого, чтобы мы приходили в клуб, ставили последний хауз-трек, который только что купили и все. Это было запрещено.

DJ Koze (артист лейбла Kompakt): Это была обстановка настроения и эйфории. Ведь нельзя испытывать оргазм часами. Пластинки с миксами Тобиаса очень повлияли на мое творчество, подарили мне вдохновение.

Ральф Кристоф: Спросите берлинских диджеев. Такой разогрев был изобретен именно в Кельне.

Продолжение. Часть 3>>
0 комментариев RSS
Нет комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.