avatar

Лейбл Dance Mania: Мотаун гетто-хауса. Часть 2

Опубликовал в блог Интервью
0
«Почему-то когда появился гетто-хаус, люди толкать друг друга» (Waxmaster Maurice)

Лейбл Dance Mania тоже нашел Мориса Майнор (DJ Waxmaster Maurice) по его микстейпам. «Думаю, это отвело от меня неприятности, − рассказывает он. – Потому что я вырос в очень неблагополучном районе, где были одни банды и стрельба. А мы тем временем занимались написанием треков».

В начале 90-х годов его микстейпы набирали популярность. «Сначала я покупал в музыкальном магазине десять кассет, − рассказывает Майнор. – А потом вдруг – уже по сотне кассет TDK и Maxell». Кассеты продавались в музыкальных магазинах и в небольших супермаркетах. «Наша музыка была везде – в клубах, в машинах, в салонах красоты, в парикмахерских – везде!» – вспоминает Майнор.

Майнор начала продюсировать «несерьезные вещи», но когда у него появилась драм-машина SP-1200 и сэмплер, его музыка преобразилась. «Эта драм-машина изменила мою жизнь, − говорит он. – Я начал делать музыку при помощи этой штуки, и все закрутилось. Так появились классические треки In This Motherfucker', 'Who You With', 'Scratch Trax'

Митчел услышал «Project Shout» Майнора на одном из его макстейпов и решил, что этому треку следует устроить надлежащий релиз. «Я предложил ему спродюсировать этот трек, −говорит Митчел. – Я внес кое-какие небольшие изменения, и мы его выпустили». Трек стал еще более популярным, когда Daft Punk использовали его как основу для своего трека «Teachers» и сыграли его в эфире своего шоу Essential Mix на радио BBC Radio 1. (Daft Punk недавно прислали Майнору и Митчелу призовые «тарелочки»)
Барни посоветовал Митчелу исследовать новый стиль. «Рэй постоянно говорил мне что-то вроде: «Просто сделай трек, дай мне трек. Не настоящий хаус, а просто трек, − вспоминает Митчел. – Если у него была четкая идея по поводу текста, он просто рассказывал мне, я делал трек, а он посылал его на производство».

Тем не менее, Барни утверждает, что лейбл не отражал его музыкальный вкус. «Мои музыкальные предпочтения– это не то, за чем люди приходили на вечеринки, − говорит он. – Думаю, мне удалось отделить это от бизнеса». Дома Барни слушал R&B (Стиви Уандер, The Spinners, Gladys Knight and The Pips).
Барни также помогал Майнору и другим музыкантам выпускать и распространять свои кассеты, даже если они не выпускались на официальных лейблах. «Я всегда хотел, чтобы музыканты, записывающиеся на Dance Mania, делали миксы, − говорит Барни. – Вообще-то я даже говорил им использовать в своих миксах треки Dance Mania. Так их музыка становилась популярнее».



Клуб для подростков The Factory, расположенный на 4711 W. Madison St (примерно в трех милях от дистрибьюторского центра Барни) стал известен благодаря тому, что там постоянно играли треки в стиле Dance Mania. Диджеями этого клуба изначально были Greg The Master и Quick Mix Claude. В 1990 году газета Chicago Tribune назвала клуб (который тогда еще назывался Heads Or Tails) местом, «где члены банд должны сдавать свои шапки на хранение в пуленепробиваемой стекляной кабине и проходить мимо знака с надписью «Шапки запрещены. Банды запрещены. Нейтральная территория».

Джеральд Хендерсон (Jammin Gerald) начал играть там в 1985 году. В то время он играл все от хауса до хип-хопа, Майами-басса, рэгги и R&B. Джеральд заметил, что толпа стала активнее реагировать на треки с битами. «Я играл такие треки, как 'It's House', 'Time To Jack,' 'Virgo Tracks,' 'No Way Back' в исполнении Адониса, но этого было мало, − говорит он. – Поэтому я купил небольшую драм-машину и сэмплер SK-1 Casio и стал создавать свои собственные треки».

Каждую неделю Хендерсон играл по четыре-пять новых треков, которые он создавал исключительно для этого клуба. «Каждую неделю посетителей было все больше, − вспоминает он. – У нас был большой танцпол. На определенных треках люди танцевали слэм в кругу. Когда начинал играть определенный трек, танцовщики начинали показывать футворк».



Greg The Master принес Барни кассету с одним из треков Хендерсона, и Барни захотел послушать и другие треки. Хендерсон принес Барни пять новых треков и ремикс на «Get The Ho» – хит клуба Factory.
Клуб Factory сгорел 31 декабря 1993 года. В пожаре погибли его владельцы – «Большой Том» Льюис и его жена Тельма – который жили в этом же здании и в начале 70-х переоборудовали его из бывшего спортивного клуба.

По мере развития музыки развивались и танцы. Бойд делал треки для молодой танцевальной труппы House-O-Matics, возглавляемой Ронни Слоаном. «Это был мой любимый танцевальный коллектив. Еще до того как я стал играть в клубах и обрел популярность, они постоянно выступали во время парадов, на школьных шоу талантов и так далее. Они были везде, − вспоминает Бойд. – Они танцевали во всех стилях – брейкданс, поп, хаус. Этим они и были хороши. Они представляли комбинацию всех танцев».
Конечно, в клубах все было не так официально. «Люди говорили, что они просто отскакивали от стен! – рассказывает Майнор. Люди двигали руками и трясли головами под хип-хоп, но почему-то когда появился гетто-хаус, люди стали толкать друг друга. Это было похоже на слэм. Они словно становились дикими, прыгали и крутились по полу».

В конце 80—начале 90-х годов в коллективе House-O-Matics танцевали как парни, так и девушки. Но теперь футворком занимаются преимущественно парни, да и музыка изменилась. «Футворк стал новым отдельным жанром, он подразумевает абсолютно другое звучание, − говорит Бойд. – Он стал намного быстрее».
Период с 1995 по 1998 год считается золотым для Dance Mania. Диджеи каждую неделю наведывались сюда для тестирования качества готовящихся в выходу, многие приносили кассеты со свежей музыкой. «Думаю, с течением времени люди увидели, что я всегда был честен по отношению к ним, − объясняет Барни. – Просто получился эффект снежного кома».

Потом различные обстоятельства (начиная проблемами с налогами и заканчивая изменениями в музыкальной индустрии) вынудили Барни закрыть дистрибьюторский центр Barney's One Stop и лейбл Dance Mania. В конце 90-х закрылись многие магазины, которые снабжались из дистрибьюторского центра. Склад на 3400 Ogden Ave. был закрыт в 1999 году, оставив после себя пустую, поросшую травой площадку.

После закрытия лейбла DJ Funk с разрешения Барни открыл веб-сайт Dance Mania. Начинали перевыпускаться некоторые виниловые пластинки с надписью «Dance Mania Inc.», однако Барни не имел к этому никакого отношения.



В феврале этого года распространились слухи, что Барни хочет возродить свой лейбл. Несколько EP готовятся к выходу на виниловых пластинках, идет работа над европейской дистрибьюторской сетью. Барни заключает контракты с музыкантами из своей старой гвардии, в том числе DJ Funk, DJ Deeon, Маршалом Джефферсоном, Пэррисом Митчелом, Робертом Армани и Traxman. Несмотря на серьезные проблемы со здоровьем, Бойд продолжает создавать новую музыку. DJ Funk сетует на то, что музыканты, исполняющие электронную танцевальную музыку, стали «мультимиллионерами», скопировав стиль Dance Mania. Но он вот-вот выпустит свой новый альбом, о котором он говорит так: «Это лучший CD, который я выпустил за всю свою жизнь».

Сейчас Майнор создает тематические песни для местных социальных сообществ (например, для клуба мотоциклистов). «Я не говорю, что я не суперзвезда, но у меня была пара звездных моментов, − рассказывает Майнор. – Девушки выкрикивали мое имя, рисовали мое имя на своих ногтях и носили талисманы на шее».

В 90-х годах Пэррис Митчел работал с музыкантами крупнейших лейблов, в том числе с Джэнет Джексон, Jewell и k-os. Он делает новые ремиксы, а его альбом Life In The Underground был недавно перевыпущен лейблом Ghetto House Classics. Релизы лейбла Planet Mu's снова обратили всеобщее внимание на «гетто-хаусные корни» лейбла Dance Mania. У Барни есть список самых популярных синглов. «Думаю, настало время возвращаться. Спрос большой, оосбенно в других странах, и я думаю воспользоваться этой возможностью, − говорит он. – К лету вы услышите новые треки в рамках лейбла Dance Mania».

По материалам residentadvisor.net
0 комментариев RSS
Нет комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.