avatar

История клуба fabric от его создателей

Опубликовал в блог Клубная культура
0
Клуб fabric. Хм, а может, стоило написать название клуба с большой буквы? Хотя последние 14 лет доказали, что в этом нет необходимости. Лишь несколько заведений подобного рода в мире могут похвастаться таким размером, таким оборудованием и, что еще более важно, таким лайн-апом. Так что маленькая «f» совсем не мешает.

Клуб fabric открылся в 1999 году, примерно в то же время, что и Home – другой клуб примерно такого же размера. Резидентами Home были Paul Oakenfold и Danny Rampling, а fabric работал с Craig Richards и Terry Francis. И пока Home проплачивал огромные и яркие рекламные объявления в модных журналах, fabric просто работал, фактически без какого-либо маркетинга. И так было все эти годы. Home, да и много других подобных клубов, уже давно закрыты, а fabric по-прежнему успешен. Попробуем разобраться, в чем же секрет.


Кит Рейли: Ночной клуб я решил открыть в 1990 или 1991 году, не помню точно. Хотелось музыкальной свободы. В 90-е все эти вечеринки и крупные тусовки в Лондоне состояли из разновидностей коммерческого хауса или еще чего популярного. Хозяев клубов интересовали молодые богатеи в блестящих туфлях и рубашках, которые не пожалели бы оставить кучу денег в баре.

Джефф Манси: Клубной сцене Лондона отчаянно требовалось что-то новое, что-то вдохновляющее.

Джуди Гриффит: В то время на сцене доминировали суперзвезды диджеинга. Все музыканты, кто мне нравился, были вынуждены устраивать вечеринки в других местах и самостоятельно либо играть в этих раскрученных клубах, но в малом зале.

Кэмерон Лесли: Мы потратили довольно много времени на открытие клуба, почти 10 лет. После того, как Кит нашел хорошее место для него, до открытия прошло еще четыре года.

Кит Рейли: Вообще-то было три предполагаемых места для клуба, и я встречался с людьми, разговаривал. Сколько же я потратил времени и денег! К моменту открытия клуба я уже продал два своих дома!

Крейг Ричардс: В мои первые визиты в клубе все еще было влажно, как в подземельях викторианской эпохи. Виной всему туннели, которые прежде использовались находившейся здесь мясной лавкой. На ночной клуб это точно не было похоже.

Кит Рейли: Если бы кто-то другой взялся придумать название этому клубу, он бы, скорее всего, выбрал что-то очевидное типа «Подземелье» или «Подвал». А мне не хотелось как-то привязывать название к самому клубу, я хотел, чтобы оно было практически бессмысленным.

Кэмерон Лесли: Как только Кит предложил вариант «fabric», мы решили, что он подходит.

Кит Рейли: Я постоянно старался как можно быстрее решить самые важные вопросы, а именно: кто и где играет.

Джефф Манси: Странно, в одно время открылись сразу две серьезные площадки – fabric и Home.

Джуди Гриффит: Перед открытием fabric постоянно сравнивали с Home, хотя они совершенно разные. Home – это там, где поют и танцуют, а fabric поначалу был никому не известным клубом.

Кит Рейли: Помню, как кто-то спросил меня: «Вы вообще знаете, что месяц назад открылся большой клуб под названием Home, который работает с Paul Oakenfold и Danny Rampling?». Я сказал: «Да, я прекрасно об этом знаю, надеюсь, у них все хорошо. Мы с Home не конкуренты, у них свой рынок, а у нас – свой».

Шон Робертс: Помню: перед ночью открытия я раздавал на улице флаеры. Первая физическая, материальная вещь, связанная с клубом fabric в моей жизни, была тем самым флаером с именем диджея и датой его выступления. Там больше не было никакой другой информации.

Терри Френсис: А мне тут вспомнилось: они ведь лепили наклейки на 1-фунтовые монеты! Получаешь сдачу в магазине, смотришь на монету и спрашиваешь себя: «Да что это такое, вообще?».



Энди Си: Вокруг клуба было много шума. Все говорили, что в Восточном Лондоне недалеко от рынка открылся новый клуб.

Диджей Хайп: А я много слышал об этом клубе еще на этапе его строительства. Планы у них были грандиозные – сабы, установленные прямо в пол, и все такое.

Шон Робертс: Ну, мы спросили: «И как мы должны продавать этот клуб людям?». А нам отвечают: «Просто откройте его, и пусть люди сами делают свой выбор. Только постарайтесь не допустить возникновения различных предрассудков».

Кит Рейли: «Ой, вы знаете, это не лучший район для клуба», «Думаете, сюда будут приходить люди?», «Да кто вообще эти Craig Richards и Terry Francis?».

Шон Робертс: По пятницам у нас выступали Ali B и James Lavelle, а по субботам — Craig Richards и Terry Francis. Наше решение было следующим: «Эти парни — профессионалы, они играют прекрасную музыку. Нам нет необходимости зазывать людей, прикрывшись именем какого-то всемирно известного диджея». Это был новый взгляд на продвижение.

Кэмерон Лесли: Где-то за три недели до открытия клуба мы вдруг поняли, что совсем забыли о том, что нужно приготовить место для гардероба. Я позвонил отцу и сказал: «Мы тут как белки в колесе, работаем без передышки, но все же не успеваем. Если не будет гардероба, с которой начинается и которой заканчивается отдых в клубе, случится настоящая катастрофа! Ты не мог бы приехать и помочь нам?». Так мой отец в течение трех месяцев работал над созданием гардероба.

Кит Рейли: Мы, вообще-то, должны были открыться на три недели раньше.

Шон Робертс: Если честно, я был только рад задержке – тогда я работал на раздаче флаеров, и когда открытие отложили, мне дали еще работы и еще денег.

Кит Рейли: Даже в день открытия мне все еще казалось, что мы провалимся по полной. У нас не было электричества до 16.30!

Джуди Гриффит: Попадая в этот клуб в первый раз, сразу понимаешь – это необычное место. Когда я спустилась в зал и услышала, как работает звуковое оборудование, я решила, что его, скорее всего, в ближайшее время заменят на что-то получше.

Шон Робертс: Снаружи это всего лишь маленькая неприметная дверь. Наверное, первая реакция, возникающая у человека автоматически, – посмотреть на здание и сказать: «О, а вот и клуб!». Люди поначалу и понятия не имеют, что, открыв дверь, им придется идти не вверх, а вниз.

Кит Рейли: Во всех действительно стоящих клубах, где я был, требовалось спускаться вниз, а не подниматься.

Шон Робертс: Когда я показал все своему отцу в первый раз, он спросил: «И что, это все?». Тогда я повел его внутрь, и каждый раз, как мы заходили за угол и оказывались в новой части помещения, он говорил: «Охренеть как круто!» — все более высоким голосом.



Дэн Кошан: Наверное, начиная с моей первой ночи в этом клубе, я понял, что здесь есть именно то, что я искал.

Энди Си: Как только я впервые пришел в fabric, то немедленно осознал, что это единственный клуб, где мне хорошо.

Шон Робертс: Ночью открытия клуба стала ночь в стиле drum&bass. Огромная очередь изгибалась, уходя вверх по Фаррингдон роуд, затем вниз и доходила аж до станции метро! Это было просто безумие!

Лео Берридж: Как только я вошел в клуб, мне пришло в голову, что это место сильно отличается от остальных. Никаких дурацких украшений и прочей ерунды, лишь простота и искренность.

Джуди Гриффит: Этот клуб все еще похож на огромный склад, в котором немного прибрались.

Кит Рейли: Fabric изначально задумывался как настоящая и законная вечеринка на складе. Я хотел, чтобы люди почувствовали, что находятся в промышленной зоне, в старом и заброшенном здании.

Продолжение статьи. Часть 2>>
0 комментариев RSS
Нет комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.