Клубная культура

Клубная культура

14 топиков

avatar

Swelectronica 2014.

Опубликовал в блог Клубная культура
0
Фестивали бывают разные. Вот, скажем, есть фестивали с хардкором, а есть наоборот. Для тех кто наоборот, шведы придумали музыку под названием сквиии), такой тормознутый синтезаторный фанк. Ну как если бы Джеймс Браун застрял во льдах. Но это не означает, что все будет скучно и неподвижно. Шведы даже придумали себе целый стиль под названием сквииии (ну или можно попроще — скви). И музыки этой уже набралось столько, что хватает на настоящий фестиваль. Именно такой фестиваль (в очередной раз) скоро пройдет в Санкт-Петербурге и Петрозаводске.

Идти будет день и ночь. Днем у нас в «Базе» будет официальное препати, в духе «База & Friends». А ночью фестиваль с участниками скви-движения переместится в клуб ZOCCOLO. Музыка очень интересная, для кого-то несколько необычная, но точно вы такого еще не слышали. К тому же для нас это мероприятие вдвойне особое — делает его наш сотрудник! Поэтому не упускайте момента и сначала давайте к нам в «Базу» на «френдовую» вечеринку, а потом на Swelectronica, чтобы повибрировать в ритме сквии. Ну или почувствовать себя Джеймсом Брауном во льду!

Подробнее о фестивале тут:
vk.com/swelectronica2014
www.facebook.com/events/280519778814793

avatar

Этно-Механика 2014

Опубликовал в блог Клубная культура
0
World Music фестиваль «ЭТНО-МЕХАНИКА»
12-13 сентября 2014, 19:00



В cедьмой раз world-music фестиваль “Этно-Механика” открывает для петербургской публики новые имена, музыкальные стили и направления и знакомит с миром новой музыки, которую делают люди, еще не разучившиеся удивляться прекрасному.

На фестивале выступят:
Dead Combo (Португалия), Mama Rosin (Швейцария), Рада и Терновник (Москва), МалоМало (СПб), Отава ё (СПб), Духовъ День (СПб), Волга (Москва), Acid Arab (Франция), Alo Wala (США/Дания), DJ Copyflex (Норвегия), The Retuses (Москва), Oligarkh (С.-Петербург), Домино Квартет (С.-Петербург).

12 сентября

Лауреаты Премии Сергея Курёхина в номинации «Этно-Механика», «Рада & Терновник», играют мощнейший этнический рок. В их творчестве слышатся отголоски северной этники и лирических русских песен, дарк-фолка и авангарда, олдскульного хард-рока и психоделики 60-х.

Соединяя старинную музыку французских мигрантов из штата Луизиана каджун с гаражным рок-н-роллом, швейцарцы Mama Rosin создают сырое и провокационное, ни на что не похожее звучание.

Группа Отава ё появилась на свет примерно в 2003 году: тогда еще не было понятно, что это будет самостоятельный коллектив.
В октябре 2014 года группа приглашена выступить на крупнейшем событии в мире World Music — ярмарке Womex.

Волга – это причудливый сплав постиндустриальной электроники и архаической перкуссии с беспредельным и тонко нюансированным вокалом Анжелы Манукян, распевающей старые обрядовые песни России в собственной интерпретации.

Группа МАЛОмало в своем творчестве гармонично сочетает звучание русского народного инструмента домры и живой ритм-секции.

Группа «Духовъ День» сочетает аутентичный вокал, нанизанный на современную изобретательную ритм-секцию, с обширным арсеналом инструментов, от скрипки и аккордеона до металлофона и дудука.

13 сентября

Начнут программу на большой сцене The Retuses, проект Миши Родионова. The Retuses — довольно новый, но уже популярный, российский инди-фолк коллектив. Жанр, в котором они исполняют свои песни, с английского дословно переводится как «независимая народная музыка».

Португальский инструментальный дуэт Dead Combo комбинирует в своей музыке фадо, джаз, кубинские мотивы, приправляя все это любовью к саундтрекам спагетти-вестернов 60-х годов.

Питерские «Домино Квартет» – исполняют шлягеры 30-х — 50-х на итальянском, французском, испанском, английском и русском языках.

Французский дуэт Acid Arab смешивают североафриканскую, ливанскую, египетскую, турецкую музыку с электроникой, от раннего эйсид-хауса до мощного современного техно.

Alo Wala — это новый сверхпроект бруклинской певицы и МС Shivani Ahlowalia и пионеров тропикал басс музыки из Копенгагена Copia Doble Systema.

Петербургский хип-хоп продюсер Oligarkh сочетает русские церковные песнопения, фолк и трэп. Звучит необычно, но неожиданно гармонично. Его дебютный альбом «Земля и Воля» стал сенсацией в рунете.

Фестиваль «Этно-Механика» проходит при поддержке Комитета по культуре Санкт-Петербурга, датского фонда Rosa, Датского института культуры в Санкт-Петербурге, Французского института в Санкт-Петербурге, Генерального консульства Королевства Норвегии в Санкт-Петербурге и Швейцарского совета по культуре Pro Helvetia в рамках программы Swiss Made в России.

Билеты на Этно-Механику теперь можно приобрести в BAZA. Всего по 50 штук на каждый день!

Подробности во встречах:
vk.com/ethnomechanics14
www.facebook.com/events/1522721061280461
avatar

Великолепная семерка: книги с книжной полки «Базы». 7 книг, которые вы должны прочитать этим летом.

Опубликовал в блог Клубная культура
0
Как известно, лето — ленивая пора. Но обычно получается так, что именно летом у тебя находится время прочитать те важные и интересные книги, которые ты не успел прочитать за весь год. Поскольку мы вообще не магазин, а «База», специально для любителей глубоко копать и сильно интересоваться историей любимой музыки, мы устроили книжную полку «Базы». Книги на эту полку попадают не просто так, а пройдя сначала тщательный отбор — если всем нравится, и книгу обязательно нужно прочесть всем, кто серьезно интересуется клубной музыкой и электроникой, то такая книга тут же появляется на нашей полке. Их немного (а хорошего вообще много не бывает, верно?!), но каждая из них важна, крута и интересна. И поскольку у всех кругом пляжно-дачно-курортный сезон, мы хотели бы рассказать вам о семи крутых, интересных и редких книгах, которые прошли строгую оценку качества и очутились на книжной полке «Базы». Мы гарантируем, что любая из этих книг доставим вам массу удовольствия! А теперь по порядку:

Дом Филлипс «Супердиджеи. Триумф, крайность и пустота»



Девяностые, как ни крути, были сумасшедшей эпохой. Диджеи были королями, клубы были супер, музыка лучше, трава зеленее. Известный английский журналист, бывший главный редактор журнала Mixmag, Дом Филлипс, решил по честному вспомнить ту эпоху и проследить эволюцию танцевальной культуры, особенно тот момент, как простые парни с пластинками вдруг бац, и становились культовыми персонажами и супердиджеями. Книга пестрит всевозможными анекдотами, как нельзя точнее передает атмосферу той эпохи. Если вы смотрели «В отрыв» или «Глухой пролет», то здесь атмосфера похожая, только про музыку, диджеев, культуру и царящий тотальный угар. Очень интересная и просто написанная книга.

Тобиас Рапп «Забыться в звуке. Берлин, техно и easyJet»



Мы не будем говорить о том, что Берлин сегодня — клубная столица мира. Лучшие клубы, музыкальные магазины, артисты, диджеи, тусовки — все это в большом ассортименте в этой столице клубного движения. Тобиас Рапп задался вопросом, а почему именно Берлин и когда он превратился в мировую столицу клубного движения и умудрился посмотреть на этот вопрос со всех возможных сторон. Знаменитые афтепати? Пожалуйста. Berghain-Watergate-Bar25? Сколько угодно. СМИ? Да! Атмосфера в знаменитых музыкальных магазинах? Конечно. В итоге получилось очень емкое, невероятно увлекательное исследование. Некоторые прочитавшие говорят что ощущение от прочитанного сравнимо с целой поездкой в Берлин, когда рано утром ты выходишь из Berghain и в лицо тебе бьет яркое солнце.

Андрей Хаас «Корпорация счастья. История российского рейва»



Подзаголовок, конечно, немного привирает. Если это и история российского рейва то лишь самого его начала — в книге активно рассказывается история зарождения рейва на российской почве. Пусть и несколько субъективно, зато в авторстве одного из пионеров российского рейв-движения. Много про атмосферу перестроечной эпохи, знаменитые питерские сквоты, «Гагарин-пати» и чуть-чуть про первые российские клубы. Одна из немногих российских книг, которые стоит прочесть, чтобы понять как эта музыка и культура пришла в Россию.

MC Стогоff vs. Слон feat. Кирилл Иванов «Рейв»



Довольно увесистая книга написанная сразу тремя людьми, причем перед собой они поставили задачу избежать субъективности. Добиться этого авторы решили воспоминаниями очевидцев и непосредственных участников тех событий — диджеев, промоутеров, тусовщиков. Книга пестрит интересными историями из жизни русского рейва и довольно ярко передает атмосферу девяностых и связанных с этим десятилетием движений.

Григорий Гольденцвайг «Клуб, которого не было»



Несколько лет Григорий Гольденцвайг работал клубным редактором в журнале «Афиша», потом ушел и стал отвечать за концертную программу московского клуба «Икра». Клуб этот был известен крайне эклектичной программой и довольно непростой историей. После того, как он ушел из «Икры», а сам клуб закрылся, было решено написать книгу. На самом деле это очень редкий жанр для русской действительности — промоутер пишет книгу и спокойно делится советами как надо делать и как делать не надо. Для будущих и нынешних промоутеров эта книга обязательна к прочтению.

Тревор Бейкер «Том Йорк. В Radiohead и соло»



Биография Тома Йорка, который и Radiohead и просто разносторонне развитый человек. Конечно в первую очередь книга будет интересна поклонникам Radiohead, которые отсюда узнают такие истории, которые ни в одном интернете не найдутся. И это книга прежде всего о Йорке, но не о самой группе. Хотя есть и про Radiohead, и про современную музыку.

Дэвид Шефф «Game Over. Как Nintendo завоевала мир»



Эта книга не имеет никакого отношения к электронной музыке и диджеям, но кто из нас не любил вечерами поиграть в видеоигры?! Это очень крутая книга, в которой увлекательно рассказывается о том как одна японская компания (Nintendo) превратилась в мирового монополиста в области видеоигр. Тут и про бизнес, и про искусство и про видеоигры. Для геймеров, для негеймеров и для будущих стивов джобсов эта книга будет в самый раз. Тем более издана она очень шикарно — и наклейки тут, и иллюстрации, и карты. Тираж, говорят уже закончился.

Наша книжная полка в этом году еще пополнится крайне интересными книгами, ну а пока прочтите это. А осенью мы проверим ваши знания!
avatar

Flow festival 2014!

Опубликовал в блог Клубная культура
0
Мы сейчас скажем несколько банальностей. Банальность первая: лето — лучший период для посещения фестивалей. Банальность вторая: одним из важных фестивалей чуть ли не обязательным к посещению последние несколько лет стоит считать финский «Flow». Он не совсем клубной направленности, он проходит в помещении бывшей ТЭЦ (что замечательно) и список уже заявленных артистов превышает все возможные мечты (говорят что список будет дополняться и дополняться). Пройдет он с 8 по 10 августа в Хельсинки, так что тем, у кого не продлен загранпаспорт или нет визы, рекомендуем позаботиться заранее. Потому что такие события обычно не пропускают!



avatar

«Олдскульные ренегаты» на Beat Film Festival

Опубликовал в блог Клубная культура
0
А знаете что завтра в Москве будут показывать новое документальное кино про первые дни рейва? Называется фильм «Олдскульные ренегаты», но можете не суетиться и не вбивать в поиск — его просто нигде нет. Поэтому мы рекомендуем вам пойти завтра в «Формула кино горизонт», купить билеты и поддержать классных людей занимающихся фестивалем Beat Film Festival. Свои рейверские истории рассказывает куча важных людей начиная от Моби и СиДжея Болланда до группы The Prodigy и парней из дуэта Hardfloor. Посмотрите ролик, завтра в кинотеатр, а оттуда давайте на ближайший рейв!

2014.beatfilmfestival.ru/movies/oldschool_renegades

avatar

200 CLUB: ЧТО ПРОИСХОДИТ С ЛЕЙБЛОМ ПОСЛЕ 200-ГО РЕЛИЗА. Часть 2.

Опубликовал в блог Клубная культура
0
Warp.
 Успех лейбла, всегда неразрывно связанного с p2p-платформами, музыкантами-любителями, пишущими музыку дома, и компьютерными технологиями, не вызывает большого удивления. Еще перед запуском Bleep в 2005 году, первого онлайн-магазина без цифровых средств защиты авторских прав, магазин Warpmart уже вовсю продавал музыку посредством заказов через e-mail. Можно сказать, что Bleep установили планку, на которую долго равнялись другие. Сегодня Bleep является однозначным лидером среди музыкальных порталов, а также цифровых и реальных продавцов музыки, так как имеет собственный лейбл звукозаписи и целый легион преданных фанатов.

Сегодня детище Warp пользуется уважением, недоступным для других лейблов. Спросите любого фаната, и они скажут, что их любимым магазином является Bleep, основанный в Шеффилде. Обширное влияние Warp находится вне жанров и поколений, а сама компания стала настоящей культурной иконой. Существует множество объяснений причин ее успеха, однако главной остается, конечно же, грамотное формирование ассортимента. Успех Warp – это успех их артистов, как считает Доминик Флэнеган из A&R:

«A&R и Warp очень придирчивы к добавлению новой музыки. Скажем, за последние несколько лет компании начали сотрудничать лишь с несколькими новыми музыкантами, большинство из которых еще не известно». На самом деле, Warp – это не только пристанище для таких монстров, как Rustie, Flying Lotus, Hud Mo, Jeremiah Jae, Mount Kimbie, Darkstar and Kwes, но и для восходящих звезд, лучшее время которых впереди. Вообще, Warp уделяют большое внимание именно развитию новых звезд, а не их записей, используя мастерство и опыт A&R для выработки уникального характера и звучания своих артистов, вне зависимости от их дальнейших релизов.

«A&R имеют дело с артистами, а не с какими-то отдельными записями или стилями, — говорит Флэнаган. – И в эпоху демократизации творчества они сумели сохранить уникальность и индивидуальность своих музыкантов, что можно увидеть в каждом их каталоге релизов». Примером к вышесказанному могут послужить такие артисты, как Maxïmo Park, Gravenhurst and Grizzly. И, хотя эти ребята несколько выбиваются из трендов, сам факт, что они получили поддержку и одобрение Warp, заставляет слушателей обратить внимание и на те композиции в каталогах, которые не занимают высокие места в чартах.

«Стив Бекет говорил о том, что артисты, подписанные Warp, выбираются компанией по духу, а не звуку, — сказал Стивен Хилл, глава отдела маркетинга Warp Records. – В истории не было ни одной группы, похожей на Battles, никто не был так одержим музыкой, как Grizzly Bear. Конечно, мы понимаем, что людям нравится далеко не все из того, что мы выпускаем, однако мы надеемся и верим, что люди, приобретающие продукцию Warp, осознают, что получают самую новую и свежую, уникальную и яркую музыку».

«Мы можем позволить себе полностью уйти в экспериментальную музыку, авангард или даже поп, — продолжает Флэнеган. – Но нужно помнить, что Warp знамениты прежде всего тем, что они помогают неизвестным музыкантам, которые не вписываются в современную классификацию стилей, реализовать себя. Мы поддерживаем их, помогаем им стать лучшими в своей сфере».



Planet Mu.
 Нельзя сказать все то же самое о лейбле Майка Парадинаса Planet Mu, который в течение 15 лет выпускал главным образом то, что нравилось Парадинасу. После отделения от Virgin в 1998 году лейбл сфокусировался на электронной музыке, подборкой которой практически единолично и занимался Парадинас. Компания управлялась одним-единственным человеком целых десять лет и выпускала преимущественно брейк-кор и другие тяжелые направления IDM. Позже репертуар лейбла пополнила самая разнообразная музыка — от дабстепа до поп. Можно сказать, что репертуар Planet Mu утратил стабильность – он постоянно меняется, причем весьма кардинально. Однако фанаты экспериментальной танцевальной музыки остаются верны Planet Mu, они ценят эти постоянные новшества. Такие существенные перемены пошли лейблу только на пользу, позволив Planet Mu заново открыть себя. Сегодня Planet Mu является брендом, который неизменно пользуется доверием слушателей, которые при этом сами не знают, чего же им ждать в следующий раз. В данном контексте непредсказуемость и полная свобода лейбла в подборке новых релизов однозначно является преимуществом, а не недостатком. Но, в конце концов, что еще остается делать, когда правила в этом мире постоянно меняются?



По материалам djbroadcast.net
avatar

200 CLUB: ЧТО ПРОИСХОДИТ С ЛЕЙБЛОМ ПОСЛЕ 200-ГО РЕЛИЗА

Опубликовал в блог Клубная культура
0


За 20 лет произошло очень много вещей, в том числе и в музыке. Перефразируя всем известное выражение, можно сказать, что музыкальная индустрия переживала и потрясающие взлеты, и болезненные падения. Со времен начала Интернет-революции работать с музыкой стало куда проще, вот только продавать ее теперь весьма сложно. Люди скачивают и покупают музыку, и это стало обычным явлением, которое вызывает страх у лейблов, и к которому они еще не привыкли.

В такие кризисные периоды на лейблы сваливается множество проблем, но некоторые продолжают сопротивляться, упорствовать и процветать, становясь частью сегодняшнего дня. Наша статья – это не исследование, ее, скорее, можно охарактеризовать как обзор тех клубов и лейблов, которые сумели выстоять в непростые времена.

Tresor.
 Берлинский лейбл Tresor имеет действительно сложную историю. Он был основан в 1991 году Димитрием Хегеманном и командой Interfisch Records. Лейбл изначально был частью клуба Wetheim в Митте, и вскоре его название стало ассоциироваться с техно-движением, популярным в Детройте и постсоциалистическом Берлине. «Мы открылись, дав миру новое музыкальное сокровище – техно, — говорит Хегеманн. – Это было той волшебной вещью, той музыкой из Детройта, ради которой молодежь и собиралась у нас, это было началом нашей истории».

Девяностые были настоящим расцветом Tresor, клуб был всегда полон людьми, здесь звучала самая новая и самая качественная музыка. Можно сказать, что страсть к техно была основой клуба: идеологией, его романтикой, которая сдерживала негативное влияние откровенно плохого менеджмента. С началом нового тысячелетия начались первые серьезные проблемы. В 2005 году клуб Tresor закрыли. «Это был просто двойной удар по нашей компании, — вспоминает Хегеманн. – Настало время Интернета и компакт-дисков, никто не хотел ничего покупать. Показатели наших доходов в определенных сферах упали с 10 000 до 500 всего за несколько месяцев».

Если в 90-х клуб буквально штамповал релизы на виниле каждую неделю, к 2005 году их стало совсем мало. «Мы были подавлены. Это была просто катастрофа». Однако в 2007 году Tresor вновь открыли на Копеникер Штрассе. И, хоть Хегеманн все еще в этом не уверен, клуб все-таки выжил. «Было весьма рискованно перевозить известный клуб с хорошей историей на новое место. Мы наделали много ошибок, однако, к счастью, многие хотели, чтобы мы вернулись», — вспоминает он.

Поначалу было непросто, однако с новой командой и новым подходом к делу за последние три года лейбл сумел встать на ноги. Грамотное сочетание хитов из старого репертуара и новой музыки — Tresor вновь делает то, что успешно делал прежде. И та старая, знакомая атмосфера все еще ощущается. Безусловно, Tresor долго приходил в себя. Команда лейбла не отличается дальновидностью, и, если бы не впечатляющая история клуба, которая помогла ему выжить, кто знает, сумела ли бы она вновь сделать Tresor выгодным.



Beggars.
 Компания Beggars Group в данном случае является антиподом Tresor, находящимся на грани выживания. Этот инди-лейбл на протяжении всего времени своего существования был успешным. Будучи частью Martin Mills, всемирно известной империи, включающей в себя 4AD, Rough Trade Records, Matador Records и XL Recordings, Beggars задавал тон молодому поколению аж в течение 40 лет, начиная с 70-х годов и волны синти-попа (а-ля Гэри Ньюман, который был на верхушке рейтингов 20 лет) и продолжая с Basment Jaxx, The Prodigy, The XX, Thom Yorke и Adele, которых сегодня знает каждый меломан.

Но почему этот лейбл процветал, в то время как другие терпели сокрушительные убытки? Как сказал Уилл Гомпретц, выступая на BBC Radio 4 с передачей Zeitgeisters, Martin Mills «продолжают чутко улавливать новые тренды, когда те еще только-только появляются на горизонте». Это качество в эру Интернета стало критически важным для музыкального успеха.

«Мы всегда чувствовали (и, к счастью, не ошиблись), что Интернет сделает всех равными, он сделает информационное пространство более либеральным. Интернет дал всем доступ к новым рынкам, лишив старых игроков наработанных преимуществ, и для нас это было плюсом, — говорил Гомпретц. – Нам это все невероятно помогло прорваться наверх, ведь такие лейблы, как мы, продают свою музыку с помощью сарафанного радио – с помощью мнений наших слушателей. Интернет идеально подходит для нас, вся его сущность и природа только помогают нам».

Нынешняя ситуация подобна сейсмическому сдвигу, и некоторые лейблы сумели устоять на ногах, а некоторые – нет. В эпоху распространения Интернета на смену компаниям-дистрибьюторам пришли цифровые сети и новые платформы для нахождения, публикации и обсуждения музыки. И Martin Mills быстро поняли, к чему идет дело, создав цифровой каталог Beggars Group еще до того, как iTunes набрал популярность. Онлайн-магазин Apple, открытый в 2003 году, стал крупнейшим в США продавцом музыки, зарабатывая деньги на продаже цифровых файлов, то есть на том, о перспективности чего десять лет назад велись горячие споры. Онлайн-магазины музыки стали привычным делом для множества лейблов, однако пионерами на этом пути стали Warp Records.



Продолжение статьи. Часть 2>>
avatar

История клуба fabric от его создателей. Часть 2

Опубликовал в блог Клубная культура
0


Синден: Этот клуб похож на лабиринт. Помню, как ходил по нему в первый свой визит, пытаясь запомнить, что здесь и где находится. Увы, я постоянно терялся.

Дэн Кошан: Да, в этом клубе царит атмосфера склада. Вы чувствуете себя потерянными, отрезанными от большого мира и спокойно погружаетесь в музыку.

Шон Робертс: А я все еще, бывает, перепутаю лестницу, а потом спрашиваю себя: «Блин, да что я тут вообще делаю?».

Док Мартин: Можно сказать, что это место сочетает в себе три клуба. Место есть для каждого – пожалуйста, ходите, бродите. И это придает динамики.

Энди Си: Я выступил в fabric шесть раз, прежде чем понял, что это был главный зал!

Синден: Fabric сочетает в себе и большой клуб, и маленькое уютное заведение. А как там хорошо сделан звук!

Крейг Ричардс: Звук просто бесподобен.

Дэн Кошан: Прекрасный звук – все дело в нем.

Диджей Hype: В мире больше нет другого подобного места.

Энди Си: Просто великолепно.

Санж Бхардвай: Я обожаю работать в fabric, потому что Кит без ума от хорошего звука.

Кит Рейли: Для нашей компании существует только одна действительно важная вещь – качественный звук.

Санж Бхардвай: Я работал в Ministry и в других местах, но стоило мне войти в fabric, как я понял, что звук здесь — просто отпад. Пожалуй, только он в этом мире может сравниться с легендарной звуковой системой Ministry of Sound.



Кит Рейли: Мы спокойно могли бы обойтись без туалетов, но без тщательно продуманной звуковой системы – ни в коем случае. Звук с самого начала был главным для нас.

Джуди Гриффит: Первое, что нас зацепило в Рикардо Виллалобосе, — это его умение виртуозно работать со звуковой системой.

Диджей Hype: Я выступал во множестве разных мест, но нигде еще звук не был даже близко так хорош, как в fabric.

Энди Си: Здесь вы слышите каждый звук, и здесь громко, но при этом не раздражающе.

Терри Френсис: Эти ребята знают толк в правильной настройке звука.

Санж Бхардвай: Проработав год с аппаратурой JBL, мы решили избавиться от нее и сделали выбор в пользу Martin Audio. Это расстроило многих, однако звук стал просто непередаваемым.

Диджей Хайп: На самом деле большинство обычных клубов не имеют достаточно хорошей аппаратуры для drum&bass, поэтому музыка звучит не очень хорошо. А для drum&bass критически важна полноценная передача каждого звука.

Шон Робертс: Многие клубы и сегодня остерегаются включать drum&bass.

Кит Рейли: Помню то время, когда стоило только заговорить о drum&bass, как люди понуро склоняли головы – для них было проблемно включать такую музыку.

Шон Робертс: Поэтому наша регулярная поддержка drum&bass сделала нас необычными. И, увидев лица людей в ночь открытия, мы поняли, что они будут приходить в наш клуб еще и еще.

Энди Си: Играть в fabric и осознавать, что моя музыка — drum&bass – воспринималась серьезно, было безумно приятно, я влюбился в этот клуб в тот момент. Приверженность fabric к drum&bass выделила их из общего числа других клубов. Вы даже не представляете, насколько важным было появления заведения, где каждую пятницу звучал drum&bass.

Диджей Hype: Посетители приходят самые разные – от молодых фанатов андеграунда до заезжих туристов. Так что публика очень разнородна. И это просто отлично для таких, как я, – для людей, играющих андеграундный drum&bass. Мы могли донести эту музыку до людей, кто, возможно, изначально пришел сюда не ради нее.

Энди Си: Fabric сыграл невероятно важную роль в возрождении drum&bass в Лондоне.

Джефф Манси: В течение первых месяцев после открытия Кита буквально заваливали вопросами о том, не планирует ли он открыть рекорд-лейбл. Поначалу Кит был слишком занят организаторской деятельностью, но позже он решил, что, возможно, это неплохая идея, и тогда я с удовольствием пришел ему на помощь.

Крейг Ричардс: Я микшировал первый диск для клуба fabric. Я хотел сказать как можно больше о конце той ночи в Зале Один – о музыке, о клубе и, наконец, о себе. Я обожаю сочетание старого и нового. Старые записи с хорошим звуком по-прежнему цепляют нас. Возможно, я еще сделал мало, но этим малым я уже очень горжусь. Люди очень хорошо отзывались и отзываются о моей работе.

Терри Френсис: Очень трудно уложить все, что хочешь, в один диск, но целью пластинки от fabric было дать людям хотя бы немного того хорошего, что есть в этом клубе.

Джефф Манси: Клуб находится в Лондоне, поэтому, конечно, не все имеют возможность приезжать сюда каждые выходные. По этой причине мы и запустили серию из шести дисков – если люди прослушают их, они поймут, что все это время происходило в нашем клубе.

Дэн Кошан: John Peel, микширующий наш единственный записанный альбом? Черт возьми, да это просто было целью всего нашего существования!

Кит Рейли: Мы стараемся находить новую, интересную и разнообразную музыку, поддерживая и развивая ее. Это наша жизнь. Мы все те еще коллекционеры музыки, и в этом-то все дело. Я бы с радостью посвятил весь свой двухнедельный отпуск сидению в подвале нашей студии звукозаписи и перебиранию старых виниловых пластинок, а также поиску новых, талантливых музыкантов.

Терри Френсис: Клуб fabric всегда был, скорее, лидером, нежели тем, кто гонится за лидерами. Поэтому он такой успешный. Им не нужно стараться попасть наверх, на какую-то крутую площадку, потому что они есть крутая площадка.

Doc Martin: Первая ночь, отыгранная мною в этом клубе, стала, пожалуй, самой запоминающейся в моей жизни. Я отыграл три записи, и Никки Смит спросил меня, не хочу ли я стать резидентом. Я сказал: «Хм, да, почему бы и нет. Но дай мне закончить сет!».

Джуди Гриффит: Когда в 2002 году к нам присоединился Рикардо, у них с Крейгом настало весьма непростое время, время смены музыкального стиля. Стало появляться больше музыки в стиле «минимал» и «дабстеп», и люди попросту не могли это все охватить, принять. Однако с помощью Майкла Майера, который упорно продвигал новое звучание, публика начала потихоньку открываться. Это был действительно очень сложный год, переходный, такое время выдержал бы далеко не каждый клуб. Но Кит никогда не переживал из-за 20 или даже 2000 человек, в целом ведь людям нравилось у нас.

Кит Рейли: Нам не нужны диджеи, которые приходят, чтобы хорошенько зажечь и всю ночь раскачивать толпу. Нам нужны музыканты, которые играют то, чего мы еще никогда прежде не слышали.

Синден: Клуб fabric выделяет то, что они постоянно находятся в поиске новых, интересных исполнителей. Одной из лучших ночей в моей музыкальной карьере была ночь, в которую выступали Buraka Som Sistema и Santogold.

Doc Martin: Можно даже сказать, что Кит старается продвигать андеграундную музыку в массы, а это очень редкое явление для клубов подобных размеров.

Терри Френсис: Мне нравится, что в этом клубе есть столь важная возможность стать резидентом, иначе мне бы никогда не предложили играть здесь постоянно.

Крейг Ричардс: С самого начала субботние ночи строились вокруг нас с Терри. Находясь в столь комфортной обстановке, я мог свободно самовыражаться.

Джуди Гриффит: Я не уверена, что люди осознают то, какое влияние имеет Крейг на клубную жизнь Лондона. Люди просто не слушают все это. Крейг – идеальный резидент, он никогда не зацикливался на каком-то одном стиле. Он играет самую разную музыку. Поэтому мы делали наши программы под него. Он – центр нашего клуба, он так же важен, как и наши гости.

«Никаких формул, никаких брендов и никакой фигни»

Кит Рейли: Клуб – это вам не ракетостроение, здесь все куда проще: нужна качественная звуковая система, хорошая музыка, и, конечно, следует убедиться в том, что с посетителями хорошо обращаются, и что у клуба все в порядке с финансами.

Кэмерон Лесли: Всегда хочется, чтобы наши посетители не придавали большого значения таким вещам, как туалеты, раздевалки и барные стойки. Просто нужно организовать все так, чтобы все их мысли были заняты чем-то другим.

Дэн Кошан: Мы хотим делать людей счастливыми. Мы способны признаться, что это получается не всегда, однако мы постоянно ищем способы работать лучше, мы совершенствуемся.

Кэмерон Лесли: Не могу сказать, что мы идеальны и всегда все делаем, как надо. Иногда публика диктует нам, как поступать.



Кэмерон Лесли: Наш основной состав – люди, которые важны для клуба, которые разрабатывают проекты, концепты и т.д., — остался практически тем же. Это и есть успех — собрать и удерживать вместе преданных и действительно увлеченных своим делом людей. Мы очень благодарны им всем.

Шон Робертс: У нас работает очень много молодежи, занимающейся букингом или работающих с прессой, много стажеров, промоутеров и ассистентов или графических дизайнеров. Они все страстно любят музыку и с удовольствием слушают тех, кого мы привозим.

Крейг Ричардс: Мы безумно счастливы от того, что клуб по-прежнему успешен при том, что мы все еще используем первоначальную стратегию. Мы достигли того, что хотели, – мы продвигаем музыку в действительно серьезных масштабах. Никаких формул, никакого брендирования и никакой фигни.

Кит Рейли: Из года в год ко мне подходят люди и спрашивают: «Да как ты это делаешь?». Они, видимо, думают, что мы — какие-то гуру клубного бизнеса, или что у нас есть какая-то волшебная бизнес-формула. Нет, ничего подобного. Мы просто отдаем нашему делу всех себя.

По материалам residentadvisor.net
avatar

История клуба fabric от его создателей

Опубликовал в блог Клубная культура
0
Клуб fabric. Хм, а может, стоило написать название клуба с большой буквы? Хотя последние 14 лет доказали, что в этом нет необходимости. Лишь несколько заведений подобного рода в мире могут похвастаться таким размером, таким оборудованием и, что еще более важно, таким лайн-апом. Так что маленькая «f» совсем не мешает.

Клуб fabric открылся в 1999 году, примерно в то же время, что и Home – другой клуб примерно такого же размера. Резидентами Home были Paul Oakenfold и Danny Rampling, а fabric работал с Craig Richards и Terry Francis. И пока Home проплачивал огромные и яркие рекламные объявления в модных журналах, fabric просто работал, фактически без какого-либо маркетинга. И так было все эти годы. Home, да и много других подобных клубов, уже давно закрыты, а fabric по-прежнему успешен. Попробуем разобраться, в чем же секрет.


Кит Рейли: Ночной клуб я решил открыть в 1990 или 1991 году, не помню точно. Хотелось музыкальной свободы. В 90-е все эти вечеринки и крупные тусовки в Лондоне состояли из разновидностей коммерческого хауса или еще чего популярного. Хозяев клубов интересовали молодые богатеи в блестящих туфлях и рубашках, которые не пожалели бы оставить кучу денег в баре.

Джефф Манси: Клубной сцене Лондона отчаянно требовалось что-то новое, что-то вдохновляющее.

Джуди Гриффит: В то время на сцене доминировали суперзвезды диджеинга. Все музыканты, кто мне нравился, были вынуждены устраивать вечеринки в других местах и самостоятельно либо играть в этих раскрученных клубах, но в малом зале.

Кэмерон Лесли: Мы потратили довольно много времени на открытие клуба, почти 10 лет. После того, как Кит нашел хорошее место для него, до открытия прошло еще четыре года.

Кит Рейли: Вообще-то было три предполагаемых места для клуба, и я встречался с людьми, разговаривал. Сколько же я потратил времени и денег! К моменту открытия клуба я уже продал два своих дома!

Крейг Ричардс: В мои первые визиты в клубе все еще было влажно, как в подземельях викторианской эпохи. Виной всему туннели, которые прежде использовались находившейся здесь мясной лавкой. На ночной клуб это точно не было похоже.

Кит Рейли: Если бы кто-то другой взялся придумать название этому клубу, он бы, скорее всего, выбрал что-то очевидное типа «Подземелье» или «Подвал». А мне не хотелось как-то привязывать название к самому клубу, я хотел, чтобы оно было практически бессмысленным.

Кэмерон Лесли: Как только Кит предложил вариант «fabric», мы решили, что он подходит.

Кит Рейли: Я постоянно старался как можно быстрее решить самые важные вопросы, а именно: кто и где играет.

Джефф Манси: Странно, в одно время открылись сразу две серьезные площадки – fabric и Home.

Джуди Гриффит: Перед открытием fabric постоянно сравнивали с Home, хотя они совершенно разные. Home – это там, где поют и танцуют, а fabric поначалу был никому не известным клубом.

Кит Рейли: Помню, как кто-то спросил меня: «Вы вообще знаете, что месяц назад открылся большой клуб под названием Home, который работает с Paul Oakenfold и Danny Rampling?». Я сказал: «Да, я прекрасно об этом знаю, надеюсь, у них все хорошо. Мы с Home не конкуренты, у них свой рынок, а у нас – свой».

Шон Робертс: Помню: перед ночью открытия я раздавал на улице флаеры. Первая физическая, материальная вещь, связанная с клубом fabric в моей жизни, была тем самым флаером с именем диджея и датой его выступления. Там больше не было никакой другой информации.

Терри Френсис: А мне тут вспомнилось: они ведь лепили наклейки на 1-фунтовые монеты! Получаешь сдачу в магазине, смотришь на монету и спрашиваешь себя: «Да что это такое, вообще?».



Энди Си: Вокруг клуба было много шума. Все говорили, что в Восточном Лондоне недалеко от рынка открылся новый клуб.

Диджей Хайп: А я много слышал об этом клубе еще на этапе его строительства. Планы у них были грандиозные – сабы, установленные прямо в пол, и все такое.

Шон Робертс: Ну, мы спросили: «И как мы должны продавать этот клуб людям?». А нам отвечают: «Просто откройте его, и пусть люди сами делают свой выбор. Только постарайтесь не допустить возникновения различных предрассудков».

Кит Рейли: «Ой, вы знаете, это не лучший район для клуба», «Думаете, сюда будут приходить люди?», «Да кто вообще эти Craig Richards и Terry Francis?».

Шон Робертс: По пятницам у нас выступали Ali B и James Lavelle, а по субботам — Craig Richards и Terry Francis. Наше решение было следующим: «Эти парни — профессионалы, они играют прекрасную музыку. Нам нет необходимости зазывать людей, прикрывшись именем какого-то всемирно известного диджея». Это был новый взгляд на продвижение.

Кэмерон Лесли: Где-то за три недели до открытия клуба мы вдруг поняли, что совсем забыли о том, что нужно приготовить место для гардероба. Я позвонил отцу и сказал: «Мы тут как белки в колесе, работаем без передышки, но все же не успеваем. Если не будет гардероба, с которой начинается и которой заканчивается отдых в клубе, случится настоящая катастрофа! Ты не мог бы приехать и помочь нам?». Так мой отец в течение трех месяцев работал над созданием гардероба.

Кит Рейли: Мы, вообще-то, должны были открыться на три недели раньше.

Шон Робертс: Если честно, я был только рад задержке – тогда я работал на раздаче флаеров, и когда открытие отложили, мне дали еще работы и еще денег.

Кит Рейли: Даже в день открытия мне все еще казалось, что мы провалимся по полной. У нас не было электричества до 16.30!

Джуди Гриффит: Попадая в этот клуб в первый раз, сразу понимаешь – это необычное место. Когда я спустилась в зал и услышала, как работает звуковое оборудование, я решила, что его, скорее всего, в ближайшее время заменят на что-то получше.

Шон Робертс: Снаружи это всего лишь маленькая неприметная дверь. Наверное, первая реакция, возникающая у человека автоматически, – посмотреть на здание и сказать: «О, а вот и клуб!». Люди поначалу и понятия не имеют, что, открыв дверь, им придется идти не вверх, а вниз.

Кит Рейли: Во всех действительно стоящих клубах, где я был, требовалось спускаться вниз, а не подниматься.

Шон Робертс: Когда я показал все своему отцу в первый раз, он спросил: «И что, это все?». Тогда я повел его внутрь, и каждый раз, как мы заходили за угол и оказывались в новой части помещения, он говорил: «Охренеть как круто!» — все более высоким голосом.



Дэн Кошан: Наверное, начиная с моей первой ночи в этом клубе, я понял, что здесь есть именно то, что я искал.

Энди Си: Как только я впервые пришел в fabric, то немедленно осознал, что это единственный клуб, где мне хорошо.

Шон Робертс: Ночью открытия клуба стала ночь в стиле drum&bass. Огромная очередь изгибалась, уходя вверх по Фаррингдон роуд, затем вниз и доходила аж до станции метро! Это было просто безумие!

Лео Берридж: Как только я вошел в клуб, мне пришло в голову, что это место сильно отличается от остальных. Никаких дурацких украшений и прочей ерунды, лишь простота и искренность.

Джуди Гриффит: Этот клуб все еще похож на огромный склад, в котором немного прибрались.

Кит Рейли: Fabric изначально задумывался как настоящая и законная вечеринка на складе. Я хотел, чтобы люди почувствовали, что находятся в промышленной зоне, в старом и заброшенном здании.

Продолжение статьи. Часть 2>>
avatar

Кассета: модная штучка для хипстеров или все еще актуальный носитель?

Опубликовал в блог Клубная культура
0

Кассета: модная штучка для хипстеров или все еще актуальный носитель?


Когда-то давно появился новый формат аналогового аудионосителя – кассета, который тут же на очень долгое время стал самым популярным в мире. В эту субботу, 7 сентября, состоялось празднование, посвященное аудиокассете, – День Кассеты.

Подобно Дню музыкального магазина, который непременно выделен цветом в календаре каждого человека, связанного с музыкой, День кассеты создан, чтобы напомнить людям о тех качествах, которые позволили этому типу носителя стать таким популярным, а также с целью привлечения студий звукозаписи из разных стран (в этот раз – из десяти).

Идея праздника возникла в начале текущего года у сотрудника кассетного лейбла «Suplex Cassette» Мэтта Флэга после разговора с Дженом Лонгом, владельцем лейбла Kissability, и Стивом Роузом, работающим в Transgressive Records, а также владеющим (подумать только!) кассетным лейблом Sexbeat. Мысль создать новый праздник пришла к Стиву во время работы – он как раз вставлял вкладыши в футляры кассет для группы своего друга. Ему вдруг подумалось: «А ведь когда-то именно кассеты правили балом!».

«…Никакого быстрого доступа,
Слишком длинный трек,
И никакой спешки, никакого стресса,
Лишь любовь и никаких сожалений…»


Одной из причин организации Дня кассеты стал внезапный рост количества студий, которые работают только с этим носителем. Помимо компаний, перечисленных выше, с кассетами работают различные андеграундные и экспериментальные лейблы, а также лейблы, специализирующиеся главным образом на электронной музыке. Стивен Бишоп основал кассетный лейбл Opal Tapes в 2012 году, который, набрав популярность, начал выпускать музыку и на других носителях. В итоге на Opal Tapes были записаны музыканты Shapednoise and Huerco S., а сам лейбл удостоился похвалы от Resident Advisor – не так давно детище Бишопа назвали «лейблом, который прочувствовал веяния и тенденции последнего года лучше всех». Таким образом, Стивену удалось привлечь к уже забытому формату внимание, в первую очередь, среди андеграундных музыкантов.

No Corner – еще один электронный лейбл, выпускающий работы своих исполнителей (в основном в стиле «грайм») исключительно на кассетах. Девизом этого лейбла, сотрудничающего с Filter Dread, Kahn и El Kid, является: «…Никакого быстрого доступа, слишком длинный трек, никакой спешки, никакого стресса, лишь любовь и никаких сожалений…».

«…Я считаю, что ограниченное качество звука повышает продажи.
Именно поэтому владельцы iPhone используют фильтр «ретро» для своих фото...»

Одна из основных причин успеха кассеты, как формата, заключается в ее доступности. Безусловно, она дешевле других носителей, сегодня производители могут не только сэкономить, но еще и придать своей продукции шарма, попав в кассетный тренд. Лондонская компания Rough Trade Records работает с кассетами с 1979 года и по сей день. Майкл Каспарис, регулярно покупающий аудиокассеты, опять же сводит их популярность к доступной цене: «Кассеты куда дешевле винила!». Кроме того, он считает, что «люди сегодня делают музыку чаще, чем вчера, и им хотелось бы иметь любимые записи на физическом носителе».

Джен Лонг, основывая свой лейбл Kissability в 2011 году, сказал о кассетах следующее: «То, что они осязаемы физически, делает их лучше любых цифровых форматов». Джен уверена, что малобюджетным компаниям куда дешевле обходится выпуск записей на кассетах. «Винил ужасно дорогой, компакт-диски утратили свою уникальность – теперь каждый может записать дома свой собственный диск, так что кассеты идеально подходят нашему лейблу».



Конечно, с точки зрения качества звука кассеты отстают от практически всех прочих носителей. Однако иногда этот недостаток превращается в достоинство. Так считает продюсер документального краудсорсингового фильма «Кассета» Зак Тейлор: «Я думаю, что ограниченное качество звука способствует продажам. Именно поэтому владельцы iPhone используют фильтр «ретро» для своих фото. Когда искусство становится уж слишком реальным, оно перестает быть таким привлекательным». Аналогичного мнения придерживается Брайан Шимковитц из лейбла Awesome Tapes: «У кассеты есть какое-то теплое звучание, которого нет ни у дисков, ни у пластинок».



Каспарис подчеркивает, что интерес к кассете вызван также и «оцифровыванием» музыки и слишком быстрым распространением mp3 и подобных форматов. Кассета, произведенная вручную, куда лучше ощущается в руке, она как бы демонстрирует усилия, приложенные музыкантом во время записи. Для людей, выбирающих цифровые форматы, кассета преподносится как физический, реальный носитель. Кроме того, в дополнение к кассете покупатели получают ссылки для скачивания треков с пленки из Интернета в высоком качестве. Зак Тейлор говорит: «Кассеты дешевле, чем тот же iTunes, так что многие производители выпускают их с листочком со ссылками на песни и кодами для скачивания. Так что кассета становится, по большому счету, сувениром».

Повысились ли продажи кассет из-за этой шумихи в СМИ? Если честно, нет. Как было сказано в журнале Digital Music News: «Возвращение кассеты было ярким и запоминающимся, но, увы, долгосрочных перспектив у нее нет». К слову, данные о продажах были взяты у компании Nielsen Soundscan, которая не учитывает статистику независимых продавцов. Однако даже если продажи кассеты и превышают опубликованные показатели, этот носитель никак нельзя назвать сверхприбыльным. Скажем, в Rough Trade компакт-диск по-прежнему является самым популярным форматом. Как признается Каспарис, на 100% дисков продается примерно 5% кассет. Однако получить хорошую прибыль все же удалось, начав поставки кассет в магазины.

«Кассета доминировала на рынке 50 лет и, я думаю, задержится с нами еще на полвека...»
Компания Rough Trade, активно выпускающая новые релизы, заметила, что у покупателей, в частности в Европе и Америке, сильно вырос спрос на носители ручной работы. Каспарис считает, что все новые люди начинают приобретать кассеты, думая, что это поможет им как-то выделиться, самоутвердиться.



Только не стоит забывать, что кассета уже никогда не вернет себе лидерство. Да, СМИ активно обсуждают ее возвращение, но это все — лишь временная суета. Впрочем, и кануть в лету ей пока не суждено. Джен Лонг напоминает: «Многие люди очень хотят вернуть кассету на первое место». Так что, пока есть технологии производства, кассеты будут производиться. Люди не откажутся от этого формата хотя бы даже из-за его дешевизны. «Кассета доминировала на рынке 50 лет и, я думаю, задержится с нами еще на полвека...», — продолжает Лонг.

Фил Бирд связывает успех кассеты с тем, что возвращение этого формата совпало с расцветом DIY-революции в панк- и постпанк-музыке, когда ценность носителей, сделанных вручную, возросла. Музыканты начали снова записываться на кассеты. Так что, пока на них есть спрос, они останутся на рынке, несмотря на очевидно низкое качество звука на пленке.

День кассеты собирает на своем праздновании самых видных представителей инди-культуры – 4AD и Domino, которые как раз отмечают выпуск своих уникальных изданий, вышедших ограниченным тиражом на аудиокассетах. В субботу у гостей праздника будет возможность приобрести эксклюзивную кассету от Flamin Lips, Haim и других. Студия Rough Trade решила устроить собственный День музыкального магазина (не такой масштабный, конечно). На празднике выступят рок-группы и диджеи, а затем гостям будет представлена эксклюзивная запись нового альбома Омара Сулеймана на аудиокассете. Как говорит Каспарис, «со старенького бумбокса смахнут пыль».

По материалам djbroadcast.net